поиск по сайту

RSS-материал



Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


- МЕМОРИАЛ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВЛАСТИ. ХРОНИКА ПРОТИВОСТОЯНИЯ

Продолжение - стр.4. Начало см. здесь

  • 12 АПРЕЛЯ 2012 г. Посещение Мемориала ведущим специалистом министерства культуры Ростовской области Шевченко Е.И. на предмет проверки фактов, изложенных в жалобе Афанасьева.
    Вот СПРАВКА, написанная ведущим специалистом министерства культуры Ростовской области Шевченко Е.И.
    О ее приезде на форуме уже писалось чуть ранее:   «Сегодня на усадьбу к Владимиру Петровичу, когда он уже уехал в Подольск, прибыли опять "проверяющие" - сотрудник Министерства культуры Ростовской области и сопровождающие ее работники Шолоховской прокуратуры. В очередной раз ими был проведен осмотр всех скульптурных групп на усадьбе и перефотографированы все экспонаты коллекции на выставке.
    Цель приезда, как я понял, признать, что данная коллекция должна быть показана лишь после ее регистрации.
    Очередная зацепка. Я к примеру, собираю марки или чугунки и они у меня хранятся в доме или во дворе. Кто-то решил их посмотреть и просит меня их показать. Я что, должен вначале зарегистрировать свою черепки, а потом пускать их смотреть?
    Понятно, что с фашизмом и экстремизмом у них не получается, теперь ищут надуманные основания, чтобы не допускать людей к осмотру. Вот Вам и культура!!???»


Вот текст справки:

 

Вначале бы я хотел обратить внимание на ряд малозаметных аспектов, отраженных в этой справке:
Ну, во-первых, она пишет: «…обладает всеми признаками частного музея».
Интересно было бы прояснить, какими законодательными актами данные признаки обосновываются. Их нет. Тогда где и какими нормами прописано, что такие признаки может определять ведущий специалист?

Далее она пишет: «Мною производилась съемка экспозиции на цифровой фотоаппарат для дальнейшей атрибуции некоторых предметов при помощи специалистов государственных музеев Ростовской области»
Вот это уже прямое нарушение моего конституционного права, закрепленного в ст. 23 Конституции РФ и ст. 12 Всеобщей декларации прав человека.

Даже если я устно и позволил пройти на свою усадьбу, это не значит, что пришедший волен делать, что захочет, без разрешения собственника - фотографировать и тем паче передавать отснятое на атрибуцию каким-то специалистам государственных музеев Ростовской области.

Это уже – чистейший произвол, перетекающий в уголовно наказуемое деяние. Т.к. она сфотографировала то, что является довольно ценным (дорогостоящим) предметом, являющимся моей собственностью. Далее она передает это другим лицам и кому это попадет – не известно. Это может попасть в руки грабителям, которые, узнав об имеющемся у меня предмете, прибегнут к ограблению.

Поэтому законодатель четко определил право на Неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, определив «что недопустим сбор не только по персональным данным, но и сбор иной информации, ее передачи, которая впоследствии может сделать человека потенциальной жертвой и не только для преступных групп, но и специальных государственных органов, а также граждан и их сообществ.
При этом не может быть ссылок на какую-то служебную целесообразность.»


И если хоть один снимок, которые сделала Е.И. Шевченко, попадет в чужие руки – я немедленно обращусь в суд об ее уголовном деянии.

Полный бред в следующих абзацах: «В силу пп.23 п.1 с.17 Закона № 128-ФЗ лицензированию подлежит экспонирование оружия, основных частей огнестрельного оружия, патронов к оружию.
Согласно пп.24 п.1 ст.17 Закона № 128-ФЗ лицензированию подлежит коллекционирование оружия, основных частей огнестрельного оружия, патронов к оружию».

Данный закон предусматривает экспонирование и коллекционирование конкретно огнестрельного оружия и патронов к оружию.

У меня же данное оружие – не огнестрельное, т.к. оно полностью дезактивировано и к применению не годно. И данный закон на него не распространяется, о чем четко указывается в постановлениях к данному закону. Не знать этого просто не допустимо.

Далее специалист пишет: «Выводы: владельцу необходимо придать указанному подворью статус частного музея в форме учреждения в соответствии с действующим законодательством…».
Какой закон или норма права предписывает мне эту необходимость? Это - исключительно желание собственника того, что у него есть. Хочет он выглядеть солидно – он регистрирует свой частный музей и об этом сообщает всему свету, нет – он держит свою собственность при себе и показывает ее тому, кому пожелает.
Какими законами это запрещено?

Закон, на который ссылается специалист, разрешает мне в установленном законом порядке создать частный Музей, но никакой закон мне не предписывает вменяемую мне обязанность его создавать. Если я что собираю и показываю, это не запрещено ни одним законом.

Это мысли по самой справке.  Что же касается самой сути, то она очевидна.
Ничего «криминального» им найти не удалось, так как этого «криминала» и не было. Выдуманные возможные зацепки также доказать не удалось. Значит, нужно человека вымотать , послав его бегать по кругу – регистрировать музей, делать оценку коллекции и т.д. и т.п. Чтобы, замотав его по кабинетам и учреждениям, понудить отказаться от данной затеи раз и навсегда. Это понятно.
Понятно и для чего. Внедрение в общество единомыслия по установленному шаблону.

А вот что лично для меня не понятно. Поведение власти по формуле «барин и холоп», "что сказал – то и выполняй, закон мне не указ" – имеет все-таки определенные границы, за которые, на мой взгляд, переходить очень опасно.
Когда человека и общество в целом загоняют в угол и не оставляют никакого иного выхода, как либо умереть, либо броситься в свой последний и решительный бой – рассудительность, понимание опасности и прочие, ограничивающие от безрассудства, действия пропадают и тогда начинается тот самый «бессмысленный и беспощадный…»
И он сметает все на своем пути, т.к. люди уже не подконтрольны ни разуму, ни рассудку. (см. полностью на форуме здесь  )

  • АПРЕЛЬ 2012 г. : Уведомление Мелихова В.П.  о возможности вынесения ему Предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности

Во-первых, хочу поблагодарить всех, кто не остался равнодушным и предпринял меры к освещению того произвола властей, который в очередной раз обрушился на Еланскую.
Ну а во-вторых, поясню более подробно, что же там происходит на сегодняшний день.

До моего приезда в станицу, уже были допрошены все, кто работает на Мемориале. Сражу же по приезду в прокуратуру пригласили и меня. С ними я провел три дня:

1 день . Допрос первого дня сводился к следующему: почему я решил на своей усадьбе выставить скульптуры, отражающие идеологическую направленность, связанную с историей казачества и что обозначает надпись в одной из частей Мемориала «Геноциду казачества – вечная память»; что из себя представляет частная коллекция, которую осматривают приезжающие посетители, и какой идеологический смысл в ней заложен.
Ну и далее, часа два в том же духе.

После этого мне были предъявлены фотографии тех, кто приезжал на мемориал, и которые были впоследствии ими же размещены в интернете. У нас на усадьбе эти люди фотографировались, стоя перед той или иной скульптурной композицией просто группой. А далее они же фотографировались в других местах, но уже со вскинутой вверх правой рукой. Из чего делался вывод, что приезжающие были проповедниками нацистов, и задавался вопрос: почему мы их пускали на усадьбу.

Приезжали тысячи людей – и группами, и по одиночке, а не одна эта группка из 6 человек. И где и что они потом делают в других местах - каким образом это может быть регулируемо нами?
Остаток дня провели в выяснениях, каковы созданные мной организации, их уставные цели, их деятельность и т.п. В ходе допроса я поочередно был ознакомлен с огромным количеством документов, которые они собрали в толстенное дело, нашпигованное кучей интернетовских высказываний, фотографий со множества сайтов, касающихся нашей деятельности.

Но какое отношение это имеет непосредственно к нам? – непонятно.

2 день. Он начался с осмотра усадьбы группой в составе полицейского эксперта, который все снимал на камеру, следователя прокуратуры и сотрудника полиции.
Под запись видеокамеры мы подходили к каждой скульптуре, и я объяснял, что оная обозначает и какой смысл в ней заложен.

После осмотра скульптур, зашли в помещение, где расположена моя частная коллекция документов и предметов, освещающих историю казачества с древности до сегодняшнего дня.
Мы проходили по каждому залу, где я рассказывал, что обозначает каждый выставленный предмет и документ. Безусловно, более всего их интересовал период 2-й мировой войны, рассказал я им и по этим экспонатам.

После проведения «экскурсии», вся группа, но теперь еще и с присоединившимся к нам представителем лесхоза, решила отправиться на арендуемый лесной участок у Дона, где в прошлом году они понудили меня снести забор, тем самым, не дав никакой возможности ухаживать за участком в полном объеме. Так как после сноса забора на территорию не только стали захаживать пьяные компании, но и заезжать на машинах, гадя на этом участке и превращая его, как и весь берег, в помойное место.

Стоит упомянуть, что в первый день допроса они предъявили мне мой ответ в интернете ( http://forum.elan-kazak.ru/t1075p30-topic#18295 ). И попросили пояснить, почему я то, что нагадили приехавшие, не убрал, а наоборот, вывесил эти фотографии на всеобщее обозрение в интернете. Тогда я пояснил, во-первых, какое отношение это имеет к жалобе Афанасьева, об арендной земле он ничего не пишет. И если проверка идет по письму, тогда причем здесь что-либо иное, в письме не отраженное.

Ну а во-вторых, я пояснил, что мне были не понятны действия прокуратуры, которая требовала сноса только моего забора, который, кстати, был установлен не с 4-х сторон, а только с трех, предоставляя возможность доступа пешим туристам. В то время, как сотни таких же участков , в том числе и в Шолоховском районе, огорожены глухо, по периметру, и на них вообще не попасть – а прокуратуру это не только не интересует, но она еще это и оправдывает, заявляя письменно мне (в ответ на мой запрос), что эти их заборы выполняют функцию , указывающую направление землеотвода. То есть – у меня это преграда, которая мешает; а у всех других – необходимость, выполняющая функцию.

И далее же я пояснил, что эти фотографии сделаны, чтобы устыдить прокуратуру в том, что сделав «своё дело», они допустили уничтожение благоустроенного участка и поддержали тех, кто может только гадить, оставляя после себя подобный бардак.

Так вот, после осмотра усадьбы, они настойчиво попросили спуститься к арендному участку, чтобы все заснять и выявить нарушения.

Конечно же, несмотря на то, что за участком без забора следить довольно сложно, мы всегда его очищаем от последствий отдыха заезжих гостей. Поэтому, когда спустились вниз, никаких нарушений выявлено не было, участок был чист, а вот рядом с нашим участком «бесхозные» территории пребывали в плачевном состоянии - огромные кучи мусора, бутылок, битого стекла. Но это снимать они не стали.
Это их не волновало, т.к. эта территория уже не моя. А раз так, то она может быть загажена и никого это не интересует.
Второй день закончился составлением протокола, в котором отразились все результаты «видеоэкскурсии».

3 день.
– Вновь допрос в стенах прокуратуры. Начался он с предоставления мне толстенного тома, где был скопирован весь сайт «Донские казаки в борьбе с большевиками» и по которому брали объяснения, что обозначает тот или иной раздел, что в нем написано и почему.

Далее для обозрения была представлена видеозапись, на которой была снята усадьба и все, что на ней находится. Это представлялось, как будто двое приехавших на усадьбу и желавших ее осмотреть, снимают на видео то, что перед их глазами. И спрашивают рядом находящегося «нашего сотрудника», что обозначают скульптуры и сама выставка. На что человек за кадром (лица его во все время видеосъемки так и не было видно) поясняет, что скульптурная композиция посвящена казакам, сражавшимся на стороне Вермахта и боровшихся против России. И что в связи с судами, по которым хотели мемориал снести, все таблички сняты и теперь на Мемориале говорят совсем другое.

Ну, данную запись я признал провокационной и, возможно, инсценированной - либо самой прокуратурой, либо лицами, заинтересованными в искажении того, что есть на самом деле. Потому что тот, кто подобное говорил, всегда оставался вне кадра и его лица мы так и не увидели за все время демонстрации фильма.

Потом мы перешли к выпущенному Альманаху. Прокуратурой была проведена судебная экспертиза на предмет:
- содержатся ли в них экстремистские материалы;
- содержаться ли в статьях признаки расовой и национальной розни, призывы к свержению существующей власти насильственным путем;
- имеются ли материалы, пропагандирующие фашизм;
- (очень примечательный вопрос) : имеют ли психологическое давление на сознание читателя размещенные статьи;
- имеется ли фашистская символика и ее публичная демонстрация…
И ряд других вопросов.

К чести проводивших судебную экспертизу (видно, еще есть честные и объективные люди в данном ведомстве), выводы сделаны объективные и не ангажированные.
Никакого экстремизма, пропаганды фашизма и национальной розни в текстах не присутствует – так заявили эксперты. По поводу психологического воздействия они написали, что, конечно, данные публикации влияют на оценку или переоценку тех или иных исторических эпох, но специальных психологических методов, которые могли бы целенаправленно воздействовать на читающих в публикациях нет. И наконец, если нацистская и фашистская символика в публикациях действительно присутствует, то она не несет в себе пропаганды, а представляет собой иллюстративный материал к конкретной публикации, освещающей период, когда эта символика использовалась. В противном случае, было бы необходимо запретить все фильмы и книги с иллюстрациями, где данная символика присутствует.
Поговорив об альманахах, вновь стали задаваться вопросы по усадьбе и по тем собраниям, которые на ней проходили – и в защиту Мемориала, и по поводу проводимых молебнов о выдаче казаков в Лиенце. А также о тех собраниях и конференциях, которые планируются провести еще .

В конце концов, меня уведомили, что на мое имя будет выписано предупреждение на тот случай, когда я буду проводить собрание или конференцию в Еланской с указанием того, за что я буду нести ответственность при их проведении.

Ну и дальнейшее расследование (правда я не понял, в чем оно будет заключаться) они продолжат. Вот вкратце история моего апрельского приезда в Еланскую.

Конечно же, судя по представленным документам к ознакомлению – а это огромные увесистые папки, - информацию они собирают давно, тщательно, причем, абсолютно по всем направлениям, как будто бы они расследуют деятельность какой-то замаскированной экстремистской группы, с кучей «следственных» действий, записей и экспертиз.
Так как придраться особо не к чему, в их поле деятельности попадает все, что связано со мной, чтобы хоть где-то найти прореху и, уцепившись за нее, ее же и раскрутить.
Письмо Афанасьев, конечно же, повод, скорее всего, кем-то и спровоцированный, чтобы иметь возможность списать на проверку этого письма те огромные затраты - и людей и средств, - используемых для проверки нашей деятельности.

То, что здесь многими выше написано, я думаю, верно. Цель ими поставлена. А что такое задача, поставленная вышестоящим руководством в нашей стране – всем понятно. Они будут ее решать всеми возможными и невозможными методами.
Противостоять этой машине в одиночку – действительно невозможно. Поэтому, если всем казакам будет все равно, что их память в очередной раз втаптывается в грязь и они с этим согласны, то Мемориал будет уничтожен.

И здесь не важно, кто это инициирует – Водолацкий, ФСБ, прокуратура либо еще кто. Важно – нужен ли этот Мемориал казакам на Дону и способны ли они его сохранить. Или нет.
Ответить на все вопросы, которые сейчас поступают на мою почту и по телефону, я смогу чуть позже. Так как только что вернулся с Еланской в Подольск и необходимо время для решения накопившихся здесь вопросов.

(см. полностью на форуме здесь: http://forum.elan-kazak.ru/t1430p15-topic#23535 )

(…) форумчанину: … статья 25.1 «Предостережение о недопустимости нарушения закона», и ее текст Вы привели верно.
Верно также заметили и то, что прокуратура не может ее применять просто так, к кому ей захочется. Для этого должны быть основания. И эти основания прописаны в законе РФ «О противодействии экстремистской деятельности» в ст. 6. Ее дословный текст следующий:

Статья 6. Объявление предостережения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности
При наличии достаточных и предварительно подтвержденных сведений о готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности, и при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности Генеральный прокурор Российской Федерации или его заместитель либо подчиненный ему соответствующий прокурор или его заместитель направляет руководителю общественного или религиозного объединения либо руководителю иной организации, а также другим соответствующим лицам предостережение в письменной форме о недопустимости такой деятельности с указанием конкретных оснований объявления предостережения.
В случае невыполнения требований, изложенных в предостережении, лицо, которому было объявлено данное предостережение, может быть привлечено к ответственности в установленном порядке.
Предостережение может быть обжаловано в суд в установленном порядке.

Что здесь важно – то, что предостережение выносится исходя из: «…наличия достаточных и предварительно подтвержденных сведений о готовящихся противоправных действиях, содержащих признаки экстремистской деятельности, и при отсутствии оснований для привлечения к уголовной ответственности …»

Это наличие достаточных и предварительно подтвержденных сведений о готовящихся противоправных действиях должны быть прокуратурой представлены. При допросах в прокуратуре таких документов, кроме афанасьевской клеветы, я не видел. Как они будут это предостережение оправдывать и какие «подтвержденные сведения» они будут в них вносить, я представления даже не имею – их попросту нет.
Но в нашей стране, где закон заменен понятиями отдельных должностных лиц, допустимо всё.

Ведь вся их предшествующая деятельность и заключалась в том, чтобы на пустом месте самим раздуть огонек, самим разжечь пожар, а потом прийти и якобы мужественно его потушить. А то, что рядом давно «полыхает» и факты этих «пожаров» у всех на виду – их абсолютно не волнует. Ведь там же придется действительно работать, выявлять реальных «поджигателей».
Ростовская область в этом имеет определенный опыт, когда реально существующие проблемы региона, для решения которых требуются усилия, остаются в стороне, а на поверхность выпячиваются придуманные ситуации и их «успешное решение».

В Ставрополье уже доборолись с «экстремизмом» казаков и русских. Всё заполонили приезжие с кавказских республик – конечно же, не экстримисты, сплошь законопослушные граждане, такие тихие, что «экстремисты» целыми семьями бегут со Ставрополья в центральные районы России. Недавно ко мне приезжали терские казаки и привели примеры подобной борьбы – с их слов за 5 лет в Ставрополье ни русских, ни казаков- вообще никого не останется. Что ж, следующая на очереди Ростовская область.

В общем, конечно же, бред – так можно, действительно, как пишет «спецназ» , по любому проводимому мероприятию писать эти предостережения , потом провоцировать самим же какие-либо акции и вследствие чего привлекать к ответственности тех, кому эти предостережения и выдали. Абсолютное бесстыдство, хамство и вседозволенность. Но мы своей безвольной позицией это попускаем, а они наглеют. Сегодня это факт. Завтра будет еще хуже. Не пресекаемое зло всегда ширится.

А предостережение мы, конечно же, будем обжаловать в суде, т.к. оснований для его вынесения у прокуратуры нет никаких.

Во всем этом меня поражает только одно.

Как низко нужно пасть, как нужно уничтожить свою совесть, чтобы из-за личностной злобы и невежества не видеть очевидных вещей.
В станице Еланской, где еще живут около 80 человек, нет ни единого рабочего места. НИ ЕДИНОГО. Ближайшее место, где можно найти хоть какую-то работу, низкооплачиваемую и непостоянную – это Вешенская – за 24 км от Еланской.

Никто – ни администрация, ни прокуратура, ни ФСБ, ни реестр – не подумали – а как же этим 80 человекам в этой станице выживать, где работать, чем заняться – никто.

У нас работает более 15 человек. А если бы не уничтожили детский лагерь, то работу бы нашли все трудоспособные жители. И вот нужно в угоду каким-то амбициям и надуманным проблемам в Еланской прекратить всю нашу деятельность, одновременно лишить работы и этих 15 человек. А взамен? Водка, пьянство и разбой по погребам.

Неужели уже рассудок помутился до такого, что они не понимают, что придет время и все их дерьмо, которым они стараются залить общество, обратной волной зальет и их и их семьи, и их жизнь.
Действительно, не ту страну назвали Гондурасом. (см. полностью на форуме здесь: http://forum.elan-kazak.ru/t1430p30-topic#23576 )

  • МАЙ 2012 г.: Мелихову В.П. вынесено "Предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности" (текст Предупреждения см. здесь )
  • ИЮЛЬ 2012 г.: в Шолоховский суд от В.П. Мелихова было оправлено Заявление о признании незаконным вынесенного ему "Предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности". (текст Заявления см. здесь )
  • 10 ИЮЛЯ 2012 г.: Очередная (четвертая) жалоба АФАНАСЬЕВА  ПРЕЗИДЕНТУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: (см. полностью на форуме здесь)

  • ИЮЛЬ-АВГУСТ 2012 г.: СУДЫ по жалобам АФАНАСЬЕВА и по ОТМЕНЕ вынесенного Мелихову В.П, предостережения о недопустимости экстремистской деятельности.

На 22 июля с.г. было назначено судебное заседание по рассмотрению заявления В.П. Мелихова от 04.07.2012 г. о признании незаконным "Предупреждения о недопустимости осуществления экстремистской деятельности». Однако, адвокаты, прибывшие на суд по данному делу из Подольска в станицу Вешенскую, были уведомлены, что судебное заседание переносится на 3 августа. И это - с учетом того, что от Подольска до станицы Вешенской необходимо проехать порядка 1 тыс.км.

3 августа, проехав опять ту же тысячу километров, адвокаты были огорошены тем, что заседание суда снова переносится - теперь уже по просьбе прокуратуры - на 21 августа, т.к. прокуратура пожелала осмотреть в суде Альманахи, которых у них якобы нет и которые они должны разыскать во что бы то ни стало. Хотя, как мы помним, ранее - на допросе Мелихова в прокуратуре - все они были ему там предъявлены. Теперь, видимо, они зачитаны до дыр и нужны новые.

Очевидность того, что прокуратура решила измотать приездами-отъездами адвокатов заявителя - видна неприкрытым глазом. Вот это и есть сегодняшняя система правосудия и правопорядка: наглость и хамство.

 (…) Как уже писалось выше, первые два судебных заседания были перенесены – поэтому адвокат, отмотав туда-сюда по тысяче километров, а в совокупности более 4 тыс. км. (как раз доехать до Омска, но, как теперь выяснилось, все равно ближе, чем до правосудия в России), приехал вновь 21 августа в Еланскую и мы совместно к 10 утра прошли в суд.

В этот раз прокуратура подготовилась основательно, полагая, что перенести суд в третий раз ей уже будет проблематично. На столе прокурора лежали уже 5 объемистых тома по моему делу, нашлись и все Альманахи, по причине, якобы, отсутствия которых и было отложено предыдущее заседание. От прокурора последовало ходатайство о заслушивании в суде свидетелей, которые должны были подтвердить мою экстремистскую деятельность, подчеркну: экстремистскую деятельность как директора НП «Центр изучения истории Белого движения», зарегистрированного в г. Подольске, осуществляющего деятельность в Московской области и не имеющего филиалов в других регионах, в т.ч. и в Ростовской области.

Первым «свидетелем» предстал Афанасьев, автор письма, на основании которого прокуратура якобы и затеяла проверку и выявила по мне признаки экстремизма, усмотрев прозорливым глазом через три области, что я, как директор НП Московской области, незаконно действую на территории Ростовской.

Итак, начался допрос свидетеля Афанасьева. В ходе допроса выяснилось, что никаких фактических доказательств, изложенных в предостережении прокурора, Афанасьев представить не смог. Он поведал, что я обидел его лично, тем, что собрав документы по истории коллаборационизма во Второй мировой войне и показывая их пришедшим, унижаю его деда, сражавшегося за Сталина и Ленина. На вопрос – в чем заключается обида и как она была нанесена конкретно Мелиховым, он пояснил, что является членом Академии наук РФ и представителем какой-то непонятной в ней группы (из речи «свидетеля» было непонятно, а суд не стал уточнять), он пишет диссертацию по истории гражданской войны и что Краснов П.Н. ничего хорошего ни для станицы Вешенской, ни для станицы Еланской не сделал, и что никаких репрессий со стороны советской власти до апреля 1920 года не было и начались они с апреля. Далее проследовал еще ряд фактов «нового взгляда на историю» и допрос окончился.

Следующим свидетелем был Трушин, который пояснил, что к Мелихову у него претензий нет, а вот к Смирнову – есть, т.к. тот вскидывал перед всеми пришедшими на подворье правую руку вверх и орал «Зиг Хайль». На вопрос, как долго он вскидывал и как, даже если он и вскидывал, это относится к НП, в котором Смирнов не работал ни одного часа, Трушин пояснить не смог.
На этом окончился допрос и второго свидетеля.

Третьим свидетелем был Алфёров, который пояснил, что мой терроризм видит в размещенных фотографиях из следственных дел ВЧК по семьям людоедов, где изображены обвиняемые и «вещдоки»: расчлененные человеческие тела. На вопрос: «а в чем здесь заключается терроризм? » – Алферов сказал, что этого показывать нельзя – это разжигает ненависть, и как следствие – терроризм. На вопрос: « а что можно тогда показывать?» – прозвучал ответ, что лучше – вообще ничего не показывать и это все лучше забыть. На этом закончился допрос третьего свидетеля.

Четвертым свидетелем явился зам. Вешенского Атамана и теперь уже начальник отдела по культуре Шолоховского района Каргин, который рассказал, что он был на подворье и был в музее, но т.к. его знают все в округе, то при нём ничего «террористического» не говорили, но по слухам, он знает, что там только о терроризме и говорят. Что конкретно говорят и как с этим соотносятся действия НП и его директора Мелихова – он не пояснил. Однако, при любом удобном случае он не уставал вставлять: что, вот, Копылов поменял фамилию с Копыльца; говоря это раза четыре, и только когда уже сам судья спросил, а какое это имеет отношение к делу и попросил «свидетеля» отвечать более конкретно, ответы были исчерпаны.

Не выяснив ни у одного из них, в чем же заключается экстремизм директора НП Мелихова, о существовании которого (НП) они, кроме Афанасьева, до сего дня вообще не знали, я обратился и к суду и к прокурору со следующим обращением-вопросом:

Предметом изучения суда является предостережение, вынесенное директору НП «Центр изучения истории Белого движения» Мелихову В.П.
Поэтому рассматривать, конечно, можно и слухи и предположения и разные точки зрения на историю и на роли личностей в ней; но какое это отношение имеет к НП, уставом которого прописан только сбор документов, их обработка, хранение; и на базе этого - написание исторических работ? Как это предупреждение относится к руководителю НП Мелихову В.П., осуществляющему свою деятельность в Московской области? Все те высказанные претензии, - не важно, собранные они из слухов, предположений или каких-то фактов, - в полном объеме могут относится к Мелихову В.П. лишь как к гражданину, имеющему земельный участок, домовладения в ст. Еланской на правах частной собственности, и на котором, по мнению прокуратуры и «свидетелей», творятся все эти беззакония, как то - показ фото с людоедами, истории казаков, их расказачивание и уничтожение и т.п. Поэтому было бы, наверное, разумным, привлекать к ответственности Мелихова как гражданина, но не как директора НП, находящегося в Московской области и не осуществляющего деятельность в Ростовской области.

Не вняв данному обращению, Прокурор продолжил абстрактную речь про политику государства и недопустимость экстремистской деятельности.

Начали просматривать статьи Альманаха, по мнению прокуратуры являющиеся экстремистскими, при этом, абсолютно игнорируя тот факт, что данные Альманахи никакого отношения к НП не имеют, а опять-таки, связаны со мной, с Мелиховым, как с гражданином. При ознакомлении со статьями, нами был задан вопрос: «кто определил, что эти статьи – экстремистские?» – ответ прокурора был расплывчатый. И тогда я попросил представить в суд заказанную ранее прокуратурой и проведенную Минюстом экспертизу всех статей во всех альманахах, по которой мне задавали вопросы ранее, когда допрашивали в прокуратуре.
В данной экспертизе черным по белому было записано в выводах , что никаких признаков экстремизма и всевозможных разновидностей какой-либо розни – нет. Материалы альманаха – это исторические статьи, рассматривающие и освещающие ход исторических процессов в разные периоды с участием тех или иных лиц. Данная экспертиза должна быть в одном из пяти томов, но ее почему-то не оказалось.
Хотя, ее наличие прокурор подтвердил и здесь нужно отдать ему должное: по крайней мере, не отказался признать, что таковая существует.

Суд потребовал представить ее для изучения.
Прокурор предложил сделать перерыв на 1,5 часа, пока он ее принесет, хотя до прокуратуры 10 минут пешком. Но так, как наступал обеденный перерыв, все согласились прерваться и встретиться вновь в зале заседаний через полтора часа.

К указанному сроку мы подошли к месту заседания.
Подошло и время заседания. Но прокурор с экспертизой не появлялся. Прошли полчаса – его нет. Вышел судья и объявил, что ему позвонили с прокуратуры и сообщили, что прокурор упал в обморок, сейчас находится в больнице, где его приводят в чувство, и что скоро он приедет на заседание.
Прошло еще полчаса. Вновь вышел судья и сообщил, что выйдя из больницы, прокурора опять свалил обморок, и он уже опять в больнице и экспертизу привезут из прокуратуры нарочным, - тогда и продолжим заседание.

Надо заметить, что Закон предусматривает заседание без ответчика, если он никем не заменен, хотя заменить его прокуратура может и другим сотрудником. Но.. Прошло еще полчаса… А потом еще полчаса. Никто ничего не привез и с прокуратурой связь прервалась…
Но и в этом случае заседание можно было продолжить, однако, вышедший в зал судья прервал заседание и перенес его на пятницу 31 августа.

Выйдя из здания суда, ощущение было какое-то такое, как побывал в Зазеркалье, где все наоборот: белое – называется черным, черное – белым; живое – мертвым, а мертвое – живым; где понятия совесть, достоинство, честь – не имеют никакого значения и даже просто отсутствуют как понятия. А лукавство, хитрость, бездушие – являются основой этого зазеркального мира. Очевидная глупость предостережения одними не замечается, другими доказывается - и ты начинаешь понимать, что любые доводы, какие бы убедительные и основательные они ни были – во внимание вообще не берутся и все построено на том, кто кого переиграет; где в правилах верховодит не закон и порядок, а – предоставленное властью право вершить судьбы людей по своему личному усмотрению.

Из всего случившегося - от допроса «свидетелей», ничего практически не сказавших, до «обмороков» периодически приходящего в сознание прокурора, и из очередного срыва судебного заседания – явствует только одно. Поняв, что отменой предостережения мы занялись всерьез и от этого уже не отступим, включился каток репрессивной машины: «А как он посмел нашей воле противиться!?»

Связка «полиция-прокуратура-суд» за эти полторы недели тайм-аута «перетрёт» все шероховатости дела и будет искать невозможное – отказать в удовлетворении моего заявления.

Я не могу этого точно утверждать, но виденное мной лично – весь этот цирк с исчезновением экспертиз в деле, с заранее спланированными вопросами и ответами свидетелей, которые так и не смогли ничего толком пояснить (то ли забыли надиктованные ответы, то ли - от переживаний в борьбе за чистоту рядов переусердствовали) и апофеоз заседания – перманентный обморок прокурора – только убеждает меня, что дело будет обстоять именно так.

Но вот вопрос: на сайте Областного суда они обязаны будут вывесить это решение; как и мое заявление. Я надеюсь, что пока мы будем его обжаловать (и если такое случиться – мы дойдем до Верховного Суда), то все люди смогут узреть, как использует система подобные предупреждения об экстремизме, чтобы давить своей машиной людей, и как подобные дела рассматривает суд, в который нас всегда посылает и Президент и Премьер, когда утверждают , что у нас правовое государство.

Кстати, о президенте. В ходе судебного заседания я попросил приобщить к делу одно из многочисленных писем-ответов, присланных тем, кто писал на его имя обращения о творимых бесчинствах Шолоховской прокуратуры. Это письмо – ответ из Аппарата Полномочного Представителя Президента Российской Федерации в Южном Федеральном округе, подписанное Начальником департамента по вопросам внутренней политики Филипповым М. от 18 июня 2012 г. Предписание мне выдали 31.05., т.е. ответ Администрации президента датирован позже. Вот его скан:

Зная, как пишутся такие ответы, очевидно, что не сам Филиппов разбирался в существе вопроса. Он сделал запрос в областную прокуратуру и ФСБ и, получив ответ от них, подписался под ним. Получается нестыковка – то ли предостережение вынесли и скрыли его перед Аппаратом Президента, то ли система дала сбой и уже стала крениться, нарушая свои внутренние механизмы.

Но как бы то ни было – это еще раз доказывает абсолютную беспомощность человека перед созданной системой. Когда идиотские жалобы кляузников рассматриваются чуть ли не всем составом «правоохранителей», бросая на них свои лучшие силы, делая экспертизы, вовлекая в этот круг огромные бюджетные (наши с Вами) средства. Преследуя только одну цель – унизить человека, раздавить его волю, сделать из него барана, со всем согласного и готового идти на убой в любой момент.

А вот жалобы по конкретно действующим проблемам бросаются под сукно и не рассматриваются вообще. Как, например, одного из руководителей сельхозпредприятия в том же Шолоховском районе, с которым накануне суда я встречался и который, не зная, как быть, спрашивал меня совета – «ну что же все-таки можно сделать?» А ведь конкретней его заявления и быть ничего не может: известно содеянное преступление, известно кто содеял и какой ущерб причинил его хозяйству. Ингуш, переселившийся в район, завел огромную отару овец, заключив договор с кем-то на выпас. Отара растет. Площадей для выпаса не хватает, он начал осуществлять выпас на полях и лугах сельхозхозяйства этого директора. Тот его раз предупредил, два предупредил – владелец отары– ноль внимания, продолжает пасти, пока не вытравил весь луг. Директор в милицию – с детальным описанием. Там пока разбирались, отара умяла еще один луг. В конце концов в возбуждении дела отказали – ингуш продолжает пасти на лугах, принадлежащим другим людям, которые платят за него земельный налог и пр.

Что делать? Обращается вновь и вновь – ответ: «рассмотрим, подожди». А ответ , скорее всего, на поверхности: кто-то из власти имеет своих овец в этой отаре, а посему – пастись эта отара будет еще долго, потравливая ни одно поле.

Вот два разных подхода, казалось бы, к одному и тому же делу: к добросовестному и честному исполнению своих обязанностей, предоставленных народом власти, но вопреки чаяниям народа задавленных таким вот фактическим исполнением властью этих обязанностей. (см. полностью Экстремизм. Предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности. (см. полностью на форуме здесь )

(...) «доброжелатель» пишет: Заметил огромную ложь. Местная власть вообще не влезает в события вокруг Мемориала. Так что зачем обвинения в ее сторону с вашей стороны?
Это Вы серьезно мне говорите, будучи убежденным в сказанном или действительно не видите очевидного?

Первый факт – очевидный: на суд прибыл зам. Главы района Каргин, пытающийся доказать, что на Мемориале проповедуется реваншизм. Зная Каргина, я могу точно заявить: это – не его инициатива, его послали. А кто может послать на суд заместителя главы района? Ссылаться на прокуратуру тут не стоит. Во всех предшествующих расследованиях и на допросах в прокуратуре его имя отсутствовало. Всплыло, когда всем стало очевидным, что прокурорское предупреждение будет отменено как незаконное. Вот в бой и бросили последний оплот.

Второе. Публикации в районной газете «Тихий Дон». 8 публикаций со стороны реестра и ангажированных противников Мемориала. И ни одной ответной статьи, которые написал я или те, кто Мемориал поддерживает. Только не говорите мне о независимости прессы от администрации и в том числе «Тихого Дона».

Третье (косвенное) – еще на допросах в прокуратуре меня все время заверяли, что это не их инициатива и администрация «давит». Спросите, почему ушел из Шолоховской прокуратуры следователь? – да потому, что он совесть свою еще сохранил и когда он вел расследование, он прямо мне сказал, что больше не будет заниматься этой подлостью, а лучше уйдет.

Четвертое (косвенное) – почему на Мемориал приезжают дети с учителями (причем, по нескольку раз - и в отзывах Вы можете это проверить) со всех районов и даже с соседней Волгоградской области – без всякой опаски, открыто, на выделенных для этих целей автобусах, а с Шолоховского района приезжают тайком, предупреждая меня, чтобы я, никоим образом, нигде не говорил, что они приезжают, иначе их выгонят с работы?
Но в скором время я смогу Вам предоставить куда больше доказательств. Всему свое время.  (см. полностью на форуме здесь  )

  • АВГУСТ 2012 г.: В станице Вешенской выходит первый выпуск "рупора" местных коммунистов - "боевой листок"-газета "Вешенская Правда". (см. полностью на форуме здесь) Основной целью сего труда, по заявлению активистов, должно быть информирование населения о "жизни сельских тружеников района, их труде, быте". Но идейная направленность "издания" видна невооруженным глазом:


  • 28 АВГУСТА 2012 г. : Второе Открытое Видеообращение В.П. Мелихова к Президенту РФ В.В. Путину (первое видеообращение В.П. Мелихова касалось его судебного преследования)

    ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ!

Я уже обращался к Вам в мае текущего года с видеообращением, так как иного пути найти правосудие в нашей стране я уже не вижу. В нем я говорил о длящемся 5-летнем уголовном преследовании, которое имеет явно заказной характер и поддерживается начальником ГУ МВД по Московской области генерал-полковником полиции Н.В. Головкиным.

В данном обращении я указывал, что предъявленное обвинение опровергается как проведенными экспертизами Минюста, так и решениями Арбитражных судов, вынесших решение в нашу пользу.
Я также указывал и на все Постановления, которые были вынесены ГУ МВД по М.о., и которые были ВСЕ до единого отменены судами как незаконные.

Однако, уже пошел 6-й год преследования меня со стороны областной полиции, не желающей закрыть уголовное дело так, как того требует действующее законодательство, а закрывающей его якобы по причине изменения статей УК, исключающих мое дальнейшее преследование.

Столь явное и чудовищное пренебрежение существующими нормами права и безнаказанности в этом, еще больше развязывает руки полицейскому беспределу в отношении граждан страны, который уже доходит до неприкрытой травли и гонений. И я не удивлюсь, если руководство ГУ МВД по М.о., чтобы скрыть свои преступления в отношении меня творимые 6-й год, завтра обвинит меня же по придуманным основаниям в экстремизме, сфабриковав дело, как и в первом случае с уголовным делом, и как это сделала Шолоховская прокуратура, причиной чего и является мое второе обращение к Вам.

Дело в том, что в 2007 году я на своей личной усадьбе в станице Еланской Шолоховского района Ростовской области установил Поминальный крест, барельефы и скульптуры, посвященные борьбе казаков с большевизмом, так и назвав данную композицию условно Мемориал «Донские казаки в борьбе с большевиками». Вот его общий вид: (иллюстративный фотоматериал см. здесь  )

После открытия этого комплекса, как я уже говорил Вам в прошлом видеообращении, меня незаконно посадили в тюрьму, возбудив уголовное дело, где, я пробыл 8 месяцев. Начавший рассматривать мое дело суд, выпустил меня из-под стражи, ясно видя, что все дело сфабриковано.

Именно в этот момент коммунист и депутат ГД от КПРФ Коломейцев написал жалобу в Генпрокуратуру о том, что я, создав этот Мемориал, занимаюсь ни чем иным, как «пропагандой фашизма и экстремизма». Абсурдней обвинения быть не могло, т.к. Мемориал посвящен героям-казакам антибольшевистской борьбы времен гражданской войны, но это мало кого интересовало, и уже прокуратура Шолоховского района открыла административное дело, требуя все, что относилось к Мемориалу – православный крест, барельефы, скульптуру Атамана, поминальные кресты – снести. Дело рассматривалось там же в суде, и суд не нашел в этом Мемориале ничего из того, что прославляло бы фашизм либо проповедовало бы экстремизм. Прокуратуре в иске о сносе было отказано.

За прошедшее время (с 2008 по 2012 годы) я смог расширить данный Мемориал, установив дополнительные его элементы, как то: памятная композиция, посвященная казачатам-чернецовцам, юнкерам и кадетам, которые первыми пали от рук большевистской Красной Гвардии; а также памятник Матери-казачке, олицетворяющий весь трагизм последующего расказачивания и жуткого красного террора на казачьих землях. Параллельно с этим я собрал большую личную коллекцию предметов и исторических документов, повествующих об истории жизни казаков, их военной службе Отечеству; страшной трагедии, постигшей казаков в годы гражданской войны и последующей трагедии по уничтожению в советское время; рассказывающих о жизни казаков при советском строе и жизни казаков в эмиграции; в период Второй мировой войны и послевоенных лет, и, конечно же, о современном состоянии в казачьих движениях и организациях.

И все эти 4 года, пока я все это делал, Шолоховская прокуратура ни на месяц не оставляла меня в покое. То насылала множественные проверки, то под предлогом обращения граждан, осуществляла допросы, цепляясь за все, где можно было бы хоть как-то навредить тому, что я делаю. Даже добилась слома ограждения возле арендованного у лесхоза участка, где мы были намерены проводить детские лагеря, тем самым, загубив эту работу на корню. Причем, примечательно, что сотни заборов больше человеческого роста по таким же арендным участкам в Ростовской области, где размещаются многочисленные турбазы, прокуратура не замечала и сноса не требовала.

Я практически не противостоял им в их давлении, считая, что лучше все-таки свое время тратить на позитивные дела, нежели на бесконечные суды с ними, понимая, что - отнять время – это та цель, что они и преследуют.

Но в мае текущего года, они перешли грань здравого рассудка; грань законности своих действий они перешли уже давно. В мае они мне выписывают предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, обосновывая его тем, что мы якобы прославляем фашизм и экстремизм – идиотичней данного основания, казалось бы, быть не может.

Оказывается, может – потому что обвинение мне выписано не как гражданину, построившему этот мемориал на своей земле в станице Еланской Ростовской области, где он и находится, и вокруг чего обосновываются все их обвинения, а как директору НП «Центр изучения истории Белого Движения», находящегося в г. Подольске Московской области и никакого отношения к тому, что есть в Еланской – не имеющего. А объясняется это очень просто.

По закону такое предупреждение гражданину выписать не могут, поэтому взяли первую попавшуюся организацию, где я – директор, и уже как юридическому лицу выписали данное предупреждение. Повторюсь еще раз – юридическому лицу, которое никакой деятельности ни в станице Еланской, ни вообще в Ростовской области не ведет и филиалов там своих не имеет. То есть – банальный подлог.
Это первое.

Второе, с чем я хотел бы к Вам обратиться, так это с вопросом – как можно призывать народ к соблюдению законности, когда те лица, кто за этим соблюдением надзирают по долгу службы, абсолютно цинично плюют на него и всячески сами его попирают.

После выпуска этого абсурдного предупреждения, мы, естественно, обратились в суд с заявлением об его отмене как незаконно вынесенного.

Первое судебное заседание, назначенное на 22.07.2012 - было отменено по абсолютно непонятным основаниям. Проехав с Подольска до Вешенской тысячу километров, мы, не солоно хлебавши, вернулись назад, проехав вторую тысячу.

Второе судебное заседание 03.08.2012 - также прервалось из-за того, что прокуратура заявила, что не все материалы принесла на суд - и вновь тысячу туда и тысячу км оттуда.

Наконец, третье заседание суда, состоявшееся 21.08.2012: Прокуратура вроде бы взяла все документы, уместившиеся в 5-ти объемистых томах так называемых улик и еще пригласила свидетелей, которые должны были бы доказать их основательность. Но свидетели, кроме общих фраз о том, что «их деды боролись за Ленина и Сталина», и что фотографии по голодомору, имеющиеся на выставке, вызывают агрессию и значит - экстремизм, ничего иного сказать не смогли.

Поняв, что пользы от таких показаний - никаких, прокурор взялся обсуждать издаваемый научно-историческим сообществом выпуск Альманаха с одноименным названием «Донские казаки в борьбе с большевиками»: что якобы размещенные там статьи историков являются экстремистскими. Хотя, проведенная той же прокуратурой экспертиза ничего подобного в своих выводах не написала.
И когда я попросил данную экспертизу представить суду, ее в деле не оказалось. Прокурор ушел за ней в прокуратуру и уже через час в суд позвонили и сказали, что он упал в обморок и в суд явиться не может. Как не могут принести и экспертизу. Суд опять перенесли.

Очевидный фарс происходящего сводится лишь к одному из двух – либо замотать нас поездками на суд, отматывая каждый раз по 2 тыс. км, либо оттянуть время, необходимое для вразумления суда через давление на него областного чиновничества и силовых структур.

Но вопрос мой не в выяснении тех или иных предположений. Очень часто от Вас я слышу вполне справедливое утверждение, адресованное гражданам РФ: что если есть нарушения – обращайтесь в суд. В него я обратился в 2007 году – и вот уже шестой год оттуда не вылезаю. Система, созданная в нашем государстве, не позволяет мне решить ни один вопрос. Наоборот, чем больше я сопротивляюсь тому беспределу, о котором я Вам рассказал в первом и втором обращении, тем более в отношении меня возбуждаются абсурдные дела с еще более абсурдными обвинениями. Находятся негодяи, которые – то ли под диктовку, то ли по своим еще оставшимся в 70-х годах убеждениям, - пишут наветы, а прокуратура использует их не для объективного рассмотрения, а как инструмент нескончаемого давления, устремленного только на одно – сломать человеку волю, создать ему нестерпимую обстановку в жизни, чтобы он плюнул на все и пополнил собой взращиваемое системой общество безразличных и пассивных ко всему людей. Людей – без чести, совести, личного достоинства. Достоинства, не позволяющего человеку смириться с ложью, унижением, тем беспределом бюрократии, которая все больше приобретает формы безнаказанной тирании над человеческой судьбой со стороны государства.

Если такие правоблюстители в подобной безнаказанности утвердятся – страна и общество в ней разрушатся и перестанут существовать.

Вот как можно объяснить тот факт, что после многолетнего давления на Мемориал, многие люди стали писать письма в защиту Мемориала и в Ваш адрес и в адрес Генпрокуратуры. Ответом прокуратуры стало предупреждение о недопустимости осуществления экстремистской деятельности, вынесенное мне 31 мая с.г. (обратите внимание на дату).

А в ответах из Вашей Администрации Президента, подписанных начальником Департамента по вопросам внутренней политики Филипповым и датированных 18 июня (т.е. через 18 дней после предупреждения прокуратуры) написано, что на основании проведенной проверки музея Антибольшевистского сопротивления» в ст. Еланской Ростовской области, альманахов «Донские казаки в борьбе с большевиками», оснований для принятия мер прокурорского реагирования по фактам, изложенным в обращении Афанасьева (это тот, который и накатал кляузу и которой не преминула воспользоваться прокуратура), не имеется.

Если «не имеется», то как возникло предупреждение? А если предупреждение вынесено, то как расценивать то, что написано в ответе представителя Аппарата Президента: что претензий у прокуратуры нет?

Вот это и есть начинающееся разрушение. Когда верховодит в стране не закон, а «понятия», и жизнь гражданина зависит от высказанного им слова, надеющегося, что свобода этого слова гарантирована ему Конституцией, но непонравившегося кому-то, и этот кто-то включает репрессивную машину подавления , применяя не только гнусные методы давления, но и подлог, право давить своим положением на решение судов, право оставаться при этом абсолютно безнаказанным.

Вы помните, что предшествовало трагедии в Кущевке и многих других регионах России? Именно – чувство безнаказанности за допущенное своеволие у тех, кто представляет закон и кто за его соблюдением надзирает. И если подобное попустительство им будет предоставлено и в будущем, - вся страна превратиться в одну общую Кущевку; место – где произвол выше закона; указание чинуши выше гражданских прав человека, как и его права на справедливый суд.

Я не сгущаю краски, многое, что они творят, невозможно вместить в формат видеообращения, но жить в стране становится нормальным людям уже невозможно. И Вы должны это знать. Беспричинный террор системы не позволяет не только работать, но и просто жить, стараясь сохранить свою совесть и достоинство.

Может быть поэтому все чаще мы слышим о том, что матери выбрасывают в пакетах только что рожденных детей, а внуки убивают своих дедов за 500 руб. Не имея возможности жить по совести, люди начинают жить бессовестно, принимая правила жизни по тем же понятиям, по которым живет выстроенная в нашей стране система: кто сильней, тот и прав.

Идет полная подмена действующего законодательства и его применения - на право личного его трактования, исходя из целесообразности «совместных понятий» связанных в единое целое структур: прокуратуры, полиции и судов.

Точно так же, как в сегодняшней, так называемой, «светской элите» её вульгарность и бестактность теперь называется не хамством и бескультурием, а некой эпатажностью (и это становится уже нормой); так и в административных и силовых ведомствах – все более проявляемое беззаконие и диктат власти называется не её преступлением, а целесообразностью, либо «мнением верхов». А это – прямое скатывание к ничем неограниченной тирании и деспотизму людей, напрочь лишенных таких понятий как свой служебный долг и свои личные честь, совесть и достоинство.

Подводя черту выше изложенному, прошу Вас, Владимир Владимирович, дать поручение тем, кто еще остался честен, разобраться в данной ситуации - и, может быть, виновные в данном случае, все-таки понесут наказание. (см. полностью на форуме здесь  )

(см. далее след.страницу)