поиск по сайту

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Решающий перелом в ходе Гражданской войны. Разгром антибольшевистских сил на всех фронтах.

     Завершив расчленение ВСЮР на две группировки, советские фронты разделили свои усилия между двумя направлениями. 10 января 1920 г. Южный фронт был переименован в Юго-Западный, и в тот же день из его состава в состав Юго-Восточного фронта (16 января переименованного в Кавказский) были переданы 1-я Конная и 8-я армии. К этому времени основные силы фронта (12-я, 13-я, 14-я армии), преследуя отступающие войска группы Шиллинга, вышли на рубеж западнее Новоград-Волынского, Любар, Винница, южнее Кременчуга, Екатеринослав, Павлоград, Александровск, Бердянск. Они насчитывали свыше 63 тыс. штыков и сабель (против 32 тыс. у противника), 344 орудия, 1807 пулеметов, 19 бронепоездов, 3 бронеавтомобиля, 12 самолетов. Армиям фронта были поставлены следующие задачи: 14-й (командующий И.П. Уборевич) – нанести главный удар в общем направлении на Одессу и вспомогательный  - на Никополь, Херсон; 12-й (командующий С.А. Меженинов) – прикрыть район Киева – Житомира на случай наступления поляков и петлюровцев и обеспечить правое крыло 14-й армии наступлением в направлении Могилева-Подольского; 13-й (командующий А.И. Геккер) – преследуя противника, не допустить его отхода в Крым, а затем овладеть полуостровом.

     Начав 11 января наступление, войска 14-й армии быстро продвигались вперед. К концу января они заняли Херсон, Вознесенск, Николаев, а в первых числах февраля – Ольвиополь и Очаков. Войска левого крыла 12-я армии овладели Елизаветградом и Уманью. Белые, не сумев удержаться на рубеже реки Южный Буг, продолжали отход. Чтобы не допустить соединения Войск Киевской области генерала Бредова, действовавших в Приднестровье, с одесской группировкой, командование 14-й армии направило части 45-й и Латышской стрелковых дивизий на Рыбницу и Раздельную, а 41-я стрелковая дивизия, усиленная бригадой из состава 45-й стрелковой и кавалерийской бригадой Г.И. Котовского, получила задачу овладеть Одессой.

7 февраля советские войска, имея в авангарде конницу Котовского, несмотря на сильное сопротивление белых, ворвались в город, где началось подготовленное большевистским ревкомом восстание рабочих. Оборонявшие Одессу белые части были отброшены к порту. Генерал-лейтенант Н.Н. Шиллинг не сумел организовать правильную эвакуацию из Одессы в Крым из-за отсутствия угля для пароходов, своевременно не подвезенного из Севастополя. Как писал впоследствии Деникин, «только часть людей, собравшихся на молу, попала на английские суда, другая, перейдя в наступление, прорвалась через город, направляясь к Днестру, а третья – погибла». К утру следующего дня Одесса была занята красными.

     Отходивший от Николаева на Одессу 2-й армейский корпус Добровольческой армии генерал-лейтенанта Промптова прибыл, когда эвакуация города была уже закончена и последние суда переполнены до отказа. Шиллинг отдал приказ войскам Промптова и Бредова отходить в Бессарабию, которая была оккупирована румынами. Однако румыны не допустили эти войска к переправам через Днестр, обстреляв их пулеметным и артиллерийским огнем, и 12 февраля под общим командованием Бредова начался т.н. Бредовский поход вверх по Днестру на соединение с польской армией. После соединения с поляками группа Бредова (всего 23 тыс. чел.) в марте была реорганизована в Отдельную Русскую Добровольческую армию. Часть войск группы Шиллинга, прижатая Латышской и 45-й стрелковыми дивизиями к Днестру, сдалась в плен. Всего белые потеряли 13 тыс. чел. пленными, 342 орудия, 560 пулеметов и другое имущество.

Я.А. Слащов

Однако советское командование недооценило крымское направление, и 13-й армии (самой малочисленной из трех) не удалось уничтожить отступавшие в Крым войска генерал-майора Я.А. Слащова. В результате белым удалось закрепиться на Перекопском перешейке и отразить все попытки противника ворваться в Крым – в январе, а затем в марте - апреле. Это позволило антибольшевистским силам на Юге России после, казалось, окончательного поражения зацепиться за край российской земли и еще полгода продолжать неравную борьбу.

     Действия советских войск на кавказском направлении первоначально были не столь успешными, как в Северной Таврии. Согласно замыслу Главного командования, армии Кавказского фронта (бывшего Юго-Восточного) должны были не дать белым закрепиться на рубеже Дона и Маныча, с ходу форсировать эти реки и, овладев рубежом Ейск, Великокняжеская, озеро Лопуховское, создать условия для наступления на Тихорецкую. Однако к середине января 1920 г. на направлении главного удара советские войска уже не располагали превосходством в силах и средствах, понеся ощутимые потери во время предшествующего наступления, в том числе от эпидемии сыпного тифа. Коммуникации в их тылу были разрушены отступавшими белыми, что сказывалось на недостатке снабжения. Главные силы фронта (без 11-й армии, действовавшей в Калмыцких степях) насчитывали 29,1 тыс. штыков, 19,3 тыс. сабель, 447 орудий и 2029 пулеметов, в то время как противостоящие им войска Добровольческого корпуса, Донской и Кавказской армий – 29,4 тыс. штыков, 25,4 тыс. сабель, 439 орудий, 1070 пулеметов.

     17-18 января 1-я Конная и 8-я армии пытались форсировать Дон, но рано наступившая оттепель и недостаток переправочных средств не позволили им достичь успеха. Лишь 19 января части 1-й Конной армии сумели преодолеть водную преграду и занять Ольгинскую, а войска 8-й армии – Сулин и Дарьевскую. Восточнее войска 9-й армии вышли на рубеж Старочеркасская, Богаевская, Семикаракорская, Золотовская, а 10-й армии – на рубеж Холодный, Каргальская, Ремонтное. Для ликвидации прорыва советских войск на левый берег Дона командование ВСЮР перебросило в район Батайска Сводный Кубанско-Терский корпус генерал-лейтенанта С.М. Топоркова и Сводную кавалерийскую бригаду генерал-майора И.Г. Барбовича, а к хутору Злодейский – 4-й Донской корпус генерал-лейтенанта А.А. Павлова (сменил Мамонтова, который заболел тифом и вскоре умер). В результате контрудара этих соединений при поддержке Отдельного Добровольческого и 3-го Донского корпусов уже на следующий день 1-я Конная и 8-я армии были вынуждены отойти за Дон.

     Однако в это же время войска 9-й армии нанесли поражение 2-му Донскому корпусу и отбросили его за Маныч, а 21 января одна из ее дивизий форсировала реку и заняла ст. Манычскую. Советское Главное командование приказало фронту перенести основные усилия в полосу 9-й армии, для чего перебросить 1-ю Конную армию в район Константиновской и Раздорской и нанести удар совместно с конным корпусом Думенко во фланг и тыл левофланговой группировке белых. 24 января командующий Кавказским фронтом В.И. Шорин был заменен Ф.М. Афанасьевым (бывший полковник Генштаба) в качестве временно исполняющего должность, а 4 февраля на этот пост был назначен Тухачевский.

Думенко Б.М.

28 января войска фронта возобновили наступление. 1-я Конная армия вышла на рубеж Манычская, Малозападенский, а корпус Думенко совместно с 23-й стрелковой дивизией нанес удар из района Спорного на Веселый и разгромил Сводную Донскую дивизию 2-го Донского корпуса. Однако командование ВСЮР создало в районе Ефремова ударную группу в составе 4-го Донского и части сил 1-го и 2-го Донских корпусов, которые нанесли удар с трех направлений по корпусу Думенко и 23-й стрелковой дивизии и, разгромив их, вынудили отойти за Маныч. На следующий день эта группировка нанесла удар по частям 1-й Конной армии, также отбросив их на северный берег Маныча. Попытки советских войск 31 января – 2 февраля снова форсировать Маныч и прорвать оборону противника успеха не имели, и 6 февраля по приказу главкома они перешли к обороне.

     Успешные действия против войск Кавказского фронта на Дону и Маныче вновь высветили перед деникинским командованием возможность переломить ситуацию в свою пользу. Было решено в середине февраля перейти в контрнаступление, нанося удар на левом фланге с целью захвата Ростова и Новочеркасска. Советское командование решило опередить противника и, произведя перегруппировку сил, приказало командованию Кавказского фронта 14 февраля перейти в наступление. Согласно его общему замыслу, предполагалось силами 8-й, 9-й и 10-й армий форсировать Дон и Маныч, прорвать оборону белых, а затем вводом в прорыв 1-й Конной армии на стыке между Донской и Кубанской (бывшей Кавказской) армиями расчленить их и разгромить по частям. Командование ВСЮР, получив сведения о переброске 1-й Конной армии в стык между 9-й и 10-й армиями, создало ударную конную группу под командованием А.А. Павлова в составе 2-го и 4-го Донских корпусов (до 12 тыс. сабель).

     В первые два дня наступления попытки частей 8-й и 9-й армий форсировать Дон и Маныч успеха не имели из-за упорной обороны белых. Лишь к вечеру 15 февраля кавалерийским дивизиям 9-й и 10-й армий удалось преодолеть Маныч и захватить небольшой плацдарм. 10-я армия, усиленная двумя стрелковыми дивизиями из состава 11-й армии, нанесла поражение 1-му Кубанскому корпусу и 16 февраля овладела станцией Торговая. 17 февраля конница Павлова атаковала 1-ю Кавказскую кавалерийскую и 28-ю стрелковую дивизии красных, отбросив их за Маныч, но советские войска задержали ударную группу противника, выиграв время для подхода 1-й Конной армии в район Торговой. Павлов пытался атаковать главные силы Буденного под Шаблиевкой, но был отбит и на следующий день начал отход к Егорлыкской, причем половина личного состава его группы вымерзла во время бурана в безлюдной степи, в результате чего из 12 тыс. сабель в строю осталось не более 4-5 тысяч.

     19-21 февраля Отдельный Добровольческий и 3-й Донской корпуса прорвали оборону войск 8-й армии и овладели Ростовом и Нахичеванью. По словам Деникина, это «вызвало взрыв преувеличенных надежд в Екатеринодаре и Новороссийске… Однако движение на север не могло получить развития, потому что неприятель выходил уже в глубокий тыл Добровольческого корпуса – к Тихорецкой». В эти же дни 9-я армия нанесла поражение 1-му Донскому корпусу, вынудив его отойти на южный берег Маныча, а 1-я Конная армия во взаимодействии с ударной группой 10-й армии под командованием М.Д. Великанова окружила в районе Белой Глины 1-й Кубанский корпус генерал-лейтенанта В.В. Крыжановского и разгромила его. Командование ВСЮР ввело в бой против 1-й Конной армии и группы Великанова конную группу Павлова. Ослабленная от морозов, она была наголову разгромлена 25 февраля в ожесточенном встречном сражении у Егорлыкской, после чего белые, лишившись последнего подвижного резерва, начали отход по всему фронту, преследуемые советскими войсками. Исход битвы за Кубань был решен.

     К исходу 2 марта войска Кавказского фронта вышли на рубеж реки Кагальник и верхнего течение реки Ея. Согласно поставленной главкомом задаче, они должны были продолжать наступление, чтобы неотступным преследованием белых не позволить им закрепиться на естественных рубежах рек Челбас, Бейсуг и Кубань. 3 марта советские армии перешли в наступление по всему фронту. Деморализованные войска ВСЮР отходили на юг, бросая обозы и технику, оставляя на железнодорожных путях эшелоны с ранеными, больными и беженцами. В связи с успешным продвижением Кавказского фронта Главное командование Красной Армии решило повернуть войска левого его крыла на юго-восток и восток с целью овладения Майкопом и Грозным. 16-17 марта советские войска вышли на широком фронте на реку Кубань, овладели Екатеринодаром, Армавиром и Пятигорском. ВСЮР были отрезаны от Тамани, откуда Деникин предполагал эвакуировать в Крым свои главные силы, в результате чего единственным портом, откуда было возможно организовать эвакуацию, остался Новороссийск.

     Деникинское командование рассчитывало задержать красных на сильной оборонительной позиции в горах и с помощью англо-французского флота организованно эвакуировать войска из Новороссийска в Крым. Однако войска 8-й и 9-й советских армий быстро прорвали эту позицию, уже 19 марта форсировав Кубань у Усть-Лабинской и Екатеринодара. Слабые контратаки Донской армии оказались неудачными, и начался общий отход Добровольческого корпуса и Донской армии к Новороссийску, в то время как Кубанская армия с частью присоединившихся к ней донцов устремилась на Туапсе. Кубанские казачьи части почти полностью разложились и стали массово сдаваться в плен красным или переходить на сторону «зелёных».

Кутепов А.П.

Командование ВСЮР окончательно потеряло контроль над ситуацией, когда Добровольческий корпус генерал-лейтенанта А.П. Кутепова, стремясь под прикрытием Донской армии погрузиться на суда, оставил занимаемый им участок фронта по нижнему течению Кубани. Опередив Донскую армию в Новороссийске, он начал производить погрузку, пока донцы, находясь в полуокружении, еще пробивались на юг к Новороссийску. Эвакуация остатков ВСЮР носила крайне спешный и беспорядочный характер, что явилось следствием производства ее из одного пункта при крайнем недостатке транспортов. Натиск красных не позволил закончить ее, поэтому, когда в ночь с 26 на 27 марта части 9-й армии И.П. Уборевича заняли Новороссийск, в их руки попало 22 тыс. пленных. Эвакуировать в Крым удалось примерно 35 тыс. чел., не считая гражданских беженцев. Часть войск Донской армии отошла на Туапсе. Обстоятельства Новороссийской катастрофы повлияли на отношение многих казаков к командованию ВСЮР и Белому движению вообще. Считая, что в момент величайшей опасности их забыли и ими пренебрегли, как пишет в своих мемуарах бывший офицер Донской армии Г.П. Чеботарев, некоторые казаки в эмиграции позже поддались антироссийской пропаганде и стали говорить о создании мифического государства «Казакия».

     Между тем, на левом фланге Кавказского фронта 11-я армия 24 марта овладела Грозным, а затем во взаимодействии с терскими и дагестанскими повстанцами заняла весь Дагестан и Терскую область. С целью разгрома уцелевшей части войск Донской и Кубанской армий была проведена Туапсинская операция, в которой приняли участие часть сил 9-й армии, кавалерийская бригада 1-й Конной армии и черноморские повстанцы. 7 апреля советские войска овладели Туапсе. Остатки Кубанской армии и 4-го Донского корпуса отошли в район Сочи, где в начале мая, прижатые к грузинской границе, сдались советским войскам. Часть казаков (6,5-7 тыс.) удалось вывезти морем в Крым, а некоторое их количество перешло границу Грузии, где они были интернированы. Таким образом, основная группировка ВСЮР была полностью разгромлена.

     После гибели Верховного правителя России адмирала А.В. Колчака, всероссийская власть должна была перейти к генералу А.И. Деникину. Однако последний, учитывая тяжелое военно-политическое положение антибольшевистских сил на Юге России, не принял эти полномочия официально. Столкнувшись после поражения своих войск с активизацией оппозиционных настроений в офицерской среде, Деникин 4 апреля 1920 г. оставил пост Главнокомандующего ВСЮР, передав командование генерал-лейтенанту барону П.Н. Врангелю. В тот же день на британском дредноуте «Император Индии» вместе с бывшим начальником штаба Главкома ВСЮР генерал-лейтенантом И.П. Романовским он отбыл в Англию. Во время промежуточной остановки в Константинополе Романовский был застрелен в здании русского посольства бывшим сотрудником контрразведки ВСЮР поручиком М.А. Харузиным.

     Так завершился переломный период Гражданской войны в России. Большевикам удалось одержать решающие победы над своими противниками. Главная причина этого заключается в том, что в решающий момент они сумели обеспечить себе поддержку широких масс населения, прежде всего среднего крестьянства, разочаровавшегося в политике белых правительств. Последние, в свою очередь, из-за непреклонности в вопросе о «единстве и неделимости России» упустили возможность создания широкого антибольшевистского фронта с государствами-лимитрофами и фактически потеряли поддержку держав Антанты. Ошибки, сделанные Колчаком и Деникиным, в меру своих способностей пытался исправить новый лидер антибольшевистской борьбы – П.Н. Врангель, однако времени на это уже не оставалось.