поиск по сайту

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Решающий перелом в ходе Гражданской войны. Разгром антибольшевистских сил на всех фронтах.

     Ввиду нараставшего разложения своих войск, Колчак был вынужден отказаться от обороны Омска и вместе со своим правительством эвакуироваться на восток. 14 ноября 27-я стрелковая дивизия РККА, проделав марш-бросок в 100 км, форсировала Иртыш и заняла Омск, сданный 30-тысячным гарнизоном без боя. Советские войска захватили 10 тыс. пленных и богатые трофеи, включая 3 бронепоезда, 41 орудие и свыше 100 пулеметов. Еще сохранявшие боеспособность 2-я и 3-я армии белых (12 тыс. штыков, 6 тыс. сабель, 105 орудий, 250 пулеметов, 2 бронепоезда) обойдя Омск с севера и юга, отступали на Новониколаевск, в то время как остатки 1-й армии были отведены на переформирование в Томск. Как организованная сила Российская армия Колчака перестала существовать.

     Теперь остатки колчаковских армий имели в своем распоряжении только Сибирскую железнодорожную магистраль, еще ранее лишившись своей базы в Южной Сибири. Большая часть Южной армии Белова, прижатой красными к степям, еще 13 сентября капитулировала, а небольшие ее остатки рассеялись или присоединились к отрядам атамана Дутова, отходившим в район Кокчетав, Акмолинск. Несмотря на то, что эти войска насчитывали до 30 тыс. штыков и сабель, они были настолько малобоеспособны, что командование Восточного фронта выделило для их преследования лишь небольшую Кокчетавскую группу в составе двух дивизий (стрелковой и кавалерийской) и двух бригад.

В.Л. Покровский

Положение ВСЮР между тем продолжало ухудшаться. Неудачи на фронте усугублялись развалом тыла деникинских войск. К тому времени возросла напряженность в отношениях между Деникиным, отстаивавшим лозунг «единой и неделимой России», и Кубанской Радой, склонявшейся к сепаратизму. Последней каплей стала публикация в печати «Договора дружбы между правительствами Кубани и Республики Союза горцев Кавказа» - государственного образования, находившегося в состоянии войны с ВСЮР. Деникин расценил этот договор как измену России, приказав предать подписавших его лиц военно-полевому суду. 20 ноября в Екатеринодаре с санкции Деникина генерал-лейтенант В.Л. Покровский произвел переворот, арестовав сепаратистски настроенных членов Рады, а одного из них, А.И. Калабухова, повесил. Рада избрала новое правительство из казаков-линейцев – сторонников великодержавной политики Деникина. Это, однако, не улучшило положения. Кубанские станицы отказывались по мобилизации направлять пополнения в армию, а на фронте росло дезертирство.

     Дальнейшее наступление советских войск Южного фронта развивалось в направлении на Харьков и Донбасс. К середине ноября фронт имел в своем составе 12-ю, 14-ю, 13-ю, 1-ю Конную (развернутую на основе Конного корпуса Буденного) и 8-ю армии общей численностью около 100 тыс. штыков и сабель, 580 орудий, 2426 пулеметов. Этим войскам противостояли части Добровольческой армии, насчитывавшие 70,5 тыс. штыков и сабель. Юго-Восточный фронт в составе 9-й, 10-й и 11-й армий – 66,5 тыс. штыков и сабель, 330 орудий, 1700 пулеметов – силами правого крыла вел наступление в юго-восточной части Воронежской губернии и северной части Донской области, силами центра – активные оборонительные бои в районе Царицына, а на левом крыле заканчивал ликвидацию Уральско-Астраханской группы белых в районе дельты Волги. В полосе фронта действовали Донская и Кавказская армии белых, насчитывавшие, по разным данным, от 57 до 66 тыс. штыков и сабель.

     План советского наступления предусматривал нанесение сильного рассекающего удара смежными флангами двух фронтов на стыке Добровольческой и Донской армий в целях их разгрома и овладения Донецким промышленным районом. Намечалось также нанесение дробящих ударов на других участках по всей линии фронта. Деникин планировал прочно обороняться на флангах 1400-км фронта, где положение пока не вызывало опасений, в центре отвести войска на новый рубеж, а затем контрударами конных корпусов остановить наступление советских армий и отбросить их за Курск и далее к Орлу.

     Советский Южный фронт действовал двумя ударными группировками: 13-я и 14-я армиями на белгородско-харьковском, а 1-й Конной и 8-й армиями – на донбасском направлении. На Юго-Восточном фронте 9-я армия с Конно-сводным корпусом из 10-й армии вели наступление на богучарском направлении. Обеспечение флангов ударных группировок фронтов осуществлялось на Южном фронте наступлением 12-й армии на Киев, Ромны, Полтаву, на Юго-Восточном фронте – 10-й и 11-й армиями на Царицын, Котельниково. Решающая роль в наступлении отводилась крупным кавалерийским соединениям – 1-й Конной армии Буденного и Конно-сводному корпусу Думенко.

     На первом этапе наступления (19 ноября – 17 декабря) войска Южного фронта завершили разгром Корниловской и Марковской дивизий Добровольческой армии, одновременно отразив контрудар ее конных соединений – 3-го корпуса Шкуро и группы Мамонтова (в составе 4-го Донского и 2-го Кубанского корпусов). 9 декабря 1-я Конная армия, усиленная 12-й и 42-й стрелковыми дивизиями, разбила сводную конную группу белых в районе Валуйки. Продвинувшись на главном направлении до 225 км, войска фронта овладели Белгородом, Харьковом, Купянском, Новым Осколом и другими населенными пунктами. Войска Юго-Восточного фронта при активном содействии 8-й армии Южного фронта разгромили 1-й и 2-й корпуса Донской армии, отбросив их остатки за Дон. Войска 12-й армии Южного фронта нанесли поражение войскам Киевской области, заняли Полтаву и Киев и вышли в центральные районы Левобережной Украины. Таким образом, главные силы ВСЮР потерпели тяжелое поражение и были отброшены, так и не сумев добиться перелома в борьбе.

     На втором этапе наступления (17 декабря 1919 – 3 января 1920 гг.) 13-я, 1-я Конная и 8-я армии Южного фронта нанесли новое поражение Добровольческой и Донской армиям  и заняли весь Донбасс. 9-я и 10-я армии Юго-Восточного фронта отбросили войска противника на 100-140 км на юг, содействуя наступлению армиям Южного фронта в Донбассе. 3 января 1920 г. части 10-й армии овладели Царицыным и, захватив на этом направлении инициативу, перешли к преследованию поспешно отступавших на юг частей Кавказской армии. 14-я армия Южного фронта ударами в направлении Екатеринослав, станция Лозовая, Павлоград отсекла левофланговую группу Добровольческой армии от ее главных сил, действовавших в Донбассе. Добровольческая армия была окончательно разгромлена, а ее остатки отброшены к Ростову и в Северную Таврию.

Н.Н. Шиллинг

В ходе третьего этапа наступления (4-10 января 1920 г.) войска Южного фронта силами 1-й Конной и 8-й армий и Юго-Восточного фронта силами 9-й армии заняли Новочеркаск, Ростов и Таганрог, а 13-я армия Южного фронта – Мариуполь и вышли к Азовскому морю. 12-я армия развернула успешное наступление на Правобережной Украине, 10-я армия на великокняжеском направлении вышла к реке Сал, а 11-я армия выдвинулась в Прикаспийские степи. На данном этапе было завершено расчленение ВСЮР на две изолированные группировки, отступавшие в расходящихся направлениях. Отдельный Добровольческий корпус (с 3 января), остатки Донской и Кавказской армий общей численностью около 55 тыс. штыков и сабель отходили на Кавказ, а группа войск генерал-лейтенанта Н.Н. Шиллинга – около 32 тыс. штыков и сабель – в Крым (3-й армейский корпус генерал-лейтенанта Я.А. Слащова – более 3 тыс. штыков и сабель, 32 орудия, 3 танка, 3 бронепоезда) и в район Одессы (2-й армейский корпус генерал-лейтенанта М.Н. Промптова, Киевская группа генерал-лейтенанта Н.Э. Бредова и другие части).

     На Востоке в ноябре - декабре 1919 г. большевистские войска наступали на 1000-км фронте по расходящимся направлениям: силами 3-й и 5-й армий, поддерживаемых партизанскими отрядами, вдоль Сибирской железнодорожной магистрали и Сибирского тракта, а Кокчетавской группой войск, действовавшей против остатков Оренбургской армии А.И. Дутова – на Кокчетав, Акмолинск, Сергиополь. Колчаковское командование рассчитывало задержать продвижение советских войск на рубеже реки Обь, пополнить свою армию и восстановить ее боеспособность. Советское командование, в свою очередь, стремилось не допустить отхода противника за Обь и окончательно разгромить его.

     С 26 ноября 3-я советская армия была выведена в резерв – на работы в тылу, а часть ее войск – передана в состав 5-й армии под командованием Г.К. Эйхе, продолжавшей преследование. Белые неоднократно переходили в контратаки, но не смогли остановить продвижения советских войск и отходили за Обь. 11 декабря 26-я стрелковая дивизия при поддержке Западно-Сибирской партизанской армии Е.М. Мамонтова овладела Барнаулом, 13 декабря партизаны заняли Бийск. 14 декабря 27-я стрелковая дивизия вступила в Новониколаевск, а 30-я стрелковая дивизия в Колывань. Советские войска вновь захватили богатые трофеи, включая 200 орудий, 1 тыс. пулеметов, 2 бронепоезда, 5 бронемашин и 190 эшелонов с военным имуществом, хлебом и оборудованием уральских заводов.

В.Н. Пепеляев

Тыл белых армий на Востоке России также был окончательно развален. Еще 16 ноября в поисках доверия широких кругов населения и поддержки авторитета правительства Колчак издал указ о выборах в Государственное земское совещание (аналогичное прежней Государственной думе), а 23 ноября упразднил Совет Верховного правителя, заменив его Верховным совещанием, и согласился на реорганизацию правительства, которое возглавил В.Н. Пепеляев. В программе последнего объявлялось о продолжении борьбы с большевиками, отказе от системы военного управления, расширении функций Государственного земского совещания с целью «приближения власти к народу» и т.д. Однако эти декларации правительства были встречены враждебно социалистической оппозицией и сибирскими областниками, потребовавшими 8 декабря на Государственном экономическом совещании признать необходимость полного невмешательства иностранцев во внутренние дела России и установления мира с большевиками.

Г.М. Семенов

В обстановке вспыхнувших 21-22 декабря восстаний в Черемхово и пригороде Иркутска, организованных эсерами, Колчак 24 декабря назначил атамана Забайкальского казачьего войска генерал-лейтенанта Г.М. Семенова главнокомандующим всеми воинскими силами в тылу (с подчинением ему командования военными округами) с целью использовать его войска для подавления восстаний. Однако направленная в Иркутск военная экспедиция во главе с генерал-майором Л.Н. Скипетровым (стрелковый и конный полки при 3 бронепоездах) не была допущена в город союзным командованием, объявившим охваченный восстанием район нейтральной зоной. В результате восставшим удалось установить контроль над Иркутском, где власть взял в свои руки эсеровский Политический центр. После неудачных боев группа Скипетрова отступила на станцию Байкал и была разоружена. Фигура Колчака была окончательно списана Антантой со счета.

Между тем деморализованные остатки трех колчаковских армий под общим командованием генерал-лейтенанта В.О. Каппеля отступали вдоль Сибирской железнодорожной магистрали к Красноярску, преследуемые войсками советской 5-й армии и партизанами. 4 января в Красноярске началось подготовленное большевистским подпольем восстание рабочих, к которому примкнули части войск гарнизона под командованием генерал-майора Б.М. Зиневича. Восставшие овладели городом и двое суток отражали атаки 1-й и 2-й армий Колчака, пытавшихся отбить его. 6 января авангарды 30-й стрелковой дивизии и партизаны вышли к Енисею, отрезав пути отхода главных сил противника на восток, а в ночь на 7 января вступили в Красноярск. Основная масса колчаковских войск, попавшая в окружение западнее Красноярска (до 20 тыс. чел.), сложила оружие. Лишь двум небольшим группам под командованием Каппеля удалось прорваться на восток.

     4 января 1920 г. Колчак издал указ о передаче верховной всероссийской власти Деникину, а всей полноты военной и государственной власти на территории «Российской Восточной окраины» - Семенову. На следующий день, распустив свою охрану, он перешел в поезд союзников, гарантировавших ему проезд на Восток. 15 января на станции Иннокентьевская (близ Иркутска)  командование Чехословацкого корпуса, стремясь обеспечить беспрепятственный проезд своих войск к Владивостоку, по согласованию с командованием Антанты, выдало Колчака и Пепеляева, а также эшелон с частью российского золотого запаса иркутскому Политцентру. Последний, в свою очередь, оказавшись неспособным организовать вооруженное сопротивление подходившим к Иркутску частям Каппеля, после переговоров с представителями большевистского Сибревкома и командованием 5-й советской армии сложил свои полномочия, передав власть Иркутскому военно-революционному комитету.

     В ночь с 6 на 7 февраля Колчак и Пепеляев были расстреляны по постановлению Иркутского ВРК, а их тела спущены под лед. Спешившие на выручку адмирала войска Каппеля опоздали и, узнав о расстреле, приняли решение не штурмовать Иркутск и отходить в Забайкалье. Совершив тяжелейший поход по сибирской тайге, 14 февраля они соединились с войсками Семенова. По аналогии с корниловским, этот поход был назван «Великим Сибирским Ледяным». Сам Каппель во время похода провалился в полынью на реке Кан, простудился и 26 января умер от воспаления легких. 5 марта в Иркутск вступили части Красной Армии. Ввиду того, что дальнейшее их наступление на восток могло привести к войне с Японией, советское правительство приостановило продвижение. На территории Дальнего Востока от Байкала до Тихого океана было образовано «буферное» государство – Дальневосточная республика (ДВР) со столицей в Верхнеудинске.

     Еще до разгрома главных сил Колчака под Красноярском в результате энергичного преследования войсками Кокчетавской группы и выступлению в Семипалатинске были окончательно разгромлены остатки войск Оренбургской армии Дутова, которые 6 января 1920 г. в качестве Оренбургского отряда влились в Отдельную Семиреченскую армию атамана Б.В. Анненкова (7,2 тыс. штыков и сабель при 6 орудиях). Некоторое время эти войска пытались обороняться в районе Сергиополя, но были вытеснены красными в Китай. Капитуляция главных сил Южной армии Белова и развал вооруженного сопротивления оренбургского казачества гибельно отразился на положении Уральской армии. Войска советского Туркестанского фронта преследовали ее двумя группами: 4-я армия – вдоль тракта Лбищенск – Гурьев, а 1-я армия – через Туркестан вдоль железной дороги Асхабад – Красноводск. 5 января 1920 г. пал Гурьев, где сдалась большая часть Уральской армии, а ее остатки капитулировали после изнурительного похода вдоль побережья Каспийского моря в форте Александровском. Часть уральских казаков пыталась укрыться в Хивинском ханстве, но 20 января войска Красной Армии совместно с повстанцами заняли Хиву. 6 февраля был занят Красноводск и ликвидирован Закаспийский фронт.

     На севере России после ухода в конце сентября 1919 г. американских и британских войск генерал Е.К. Миллер в течение нескольких месяцев продолжал борьбу против большевиков, опираясь на созданные при поддержке союзников русские воинские части. При этом их силы не превышали 25 тыс. бойцов, которые были вынуждены защищать огромный фронт от Уральских гор до границы Финляндии. 25 августа Временным правительством Северной области была объявлена очередная мобилизация пяти возрастов, в результате чего к 1 февраля 1920 г. общая численность войск Северной области была доведена до 54,7 тыс. чел. при 161 орудии и 1600 пулемётах, а Национального ополчения – до 10 тыс. чел.

     С уходом союзных войск у «северян» стало ясно чувствоваться осознание бесполезности дальнейшей борьбы, что отражало на себе господствующие настроения общественности Северной области. 7 февраля 1920 г. Миллер был вынужден пойти навстречу требованиям оппозиции о формировании правительства нового состава, предложенного Земско-городским совещанием. Однако решение о продолжении борьбы с большевиками вызвало недовольство в войсках Северной области, что привело к восстаниям в некоторых частях с последующим их переходом на сторону большевиков. Начавшийся развал фронта был ускорен переходом советской 6-й армии в решительное наступление.

     Генерал Миллер попытался вступить в переговоры с советским командованием об условиях сдачи, но получил в ответ требование о безусловной капитуляции. Переведя в банки Копенгагена и Лондона 120 тыс. фунтов стерлингов, 19 февраля Миллер и его правительство бежали из Архангельска, бросив свои войска на произвол судьбы. Эвакуироваться удалось лишь немногим более 800 военнослужащих и гражданских беженцев, размещенных на ледоколе «Козьма Минин» и яхте «Ярославна». Несмотря на препятствия в виде ледовых полей и преследование советскими кораблями, белым морякам удалось довести свой отряд до Норвегии. 21 февраля части Красной Армии вступили в Архангельск, а 26 февраля была занята Онега. Оставшись без командования, большая часть белых капитулировала, а их остатки отошли к финской границе. Всего под командованием генерал-майора В.С. Скобельцына финскую границу перешло 1001 чел., из них 377 офицеров, 493 солдата, остальные – гражданские беженцы. Дальнейшее продвижение советских войск происходило почти беспрепятственно, и 13 марта они вступили в Мурманск.

      Таким образом, был ликвидирован очаг антибольшевистского движения на Севере России, длительную устойчивость которого обеспечивало исключительно военное присутствие Великобритании и США. Несмотря на то, что благодаря помощи союзников белые войска на севере были хорошо вооружены, они сравнительно быстро распались под ударами красных. Это явилось результатом присутствия в ее частях значительного количества насильно мобилизованных и бывших военнопленных красноармейцев, а также нехваткой опытных офицерских кадров.