поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Начало Гражданской войны: от большевистского переворота до Брестского мира.

     Общая социально-экономическая и политическая ситуация в России к осени 1917 г. предельно обострилась. Рост военных расходов, бешеная инфляция (с февраля рубль обесценился в 7 раз), падение дисциплины на фронте и в тылу в сочетании с нарастанием ожиданий и требований масс, подогреваемых революционной пропагандой, вели к снижению предпринимательской активности и жизненного уровня населения. Полупарализованная железнодорожная сеть не могла обеспечить нормального снабжения промышленности и регулярной доставки продовольствия, в результате производство останавливалось, а нехватка продуктов снабжения в крупных городах усиливала недовольство и социальную напряженность. В сентябре - октябре число бастовавших выросло в 7-8 раз по сравнению с весной и составило 2,4 млн. чел. Армия, разложенная «демократизацией» и агитацией большевиков, окончательно выходила из повиновения командования. Небывалого размаха достигло дезертирство, давшее новый импульс массовым крестьянским выступлениям, охватившим 90 % уездов европейской России, самовольным захватам помещичьих земель и уравнительным разделам имущества крестьян-единоличников. Власти решительно осудили «аграрные беспорядки» и пытались с ними бороться, но безуспешно. Большевики же наоборот подталкивали крестьян к самостоятельному решению земельного вопроса. Страна все ближе подходила к экономическому краху. Усиливались и национальные движения, центробежные силы разрывали Россию (к независимости стремились Украина, Финляндия, тюркские народы). Временное правительство все больше лишалось социальной поддержки, тогда как силы большевистской партии непрерывно росли.

     В начале сентября 1917 г. еще находившийся в подполье Ленин предложил меньшевикам и эсерам компромисс. От левоцентристских партий требовалось взять всю власть и передать ее советам, а большевики отказывались от немедленной социалистической революции (после большевизации советов крупнейших городов власть и так перешла бы к ним). Однако видя неготовность своих оппонентов к такому шагу и одновременно большевизацию масс, 15 (28) сентября он направил ЦК РСДРП(б) письма («Большевики должны взять власть» и «Марксизм и восстание»), в которых доказывал, что в стране сложились условия для успешного переворота и требовал, чтобы партия большевиков призвала народ к немедленному восстанию: «Ждать "формального" большинства у большевиков наивно: ни одна революция этого не ждет. И Керенский и К не ждут, а готовят сдачу Питера... История не простит нам, если мы не возьмем власти теперь».

     Никто из членов ЦК в тот момент Ленина не поддержал, так как еще слишком свежи были воспоминания о неудачном июльском выступлении, и все понимали, что большевики еще недостаточно сильны и могут победить только под флагом борьбы за власть советов. Некоторые надеялись на то, что власть социалистам отдаст Предпарламент. Письма Ленина были сожжены, чтобы не будоражить массы, и ЦК принял решение ждать II съезда советов. Л.Д. Троцкий, ставший к тому времени фактически вторым человеком в партии, считал, что в случае передачи съездом власти советам разгон Временного правительства станет легкой технической задачей. Однако Ленин настойчиво доказывал необходимость восстания, и эта настойчивость постепенно подтачивала линию на мирное развитие революции. 7 (20) октября 1917 г. по инициативе Троцкого 53 депутата-большевика покинули зал Совета республики (Предпарламента). Это событие, ставшее явным свидетельством отказа большевиков от поиска компромисса с властями можно считать началом пролога Октябрьской революции.

     В тот же день в Петроград тайно вернулся Ленин, и с его приездом соотношение сил в руководстве большевистской партии изменилось. На заседании ЦК 10 (23) октября Ленину удалось добиться принятия решения о подготовке к вооруженному восстанию. Из 12 присутствовавших членов ЦК лишь двое голосовали против – Л.Б. Каменев и Г.Е. Зиновьев, которые  полагали, что большевики не имеют достаточной поддержки среди населения страны (впоследствии это подтвердили выборы в Учредительное собрание), они не смогут построить настоящий социализм и только дискредитируют социалистическую идею. Для оперативного руководства партией было создано Политическое бюро (Политбюро) ЦК в составе: В.И. Ленин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев, Л.Д. Троцкий, Г.Я. Сокольников, А.С. Бубнов.

     12 (25) октября 1917 г., несмотря на противодействие меньшевиков и эсеров, Петроградский совет, под предлогом защиты Петрограда от предполагаемой сдачи немцам, положил начало созданию Военно-революционного комитета (ВРК), который стал легальным штабом подготовки восстания. Официальной целью ВРК была лишь защита Петросовета и «завоеваний революции» от любых посягательств, прежде всего от возможного наступления немцев. В состав бюро ВРК вошли три большевика: В.А. Антонов-Овсеенко, Н.И. Подвойский, А.Д. Садовский и два левых эсера:  П.Е. Лазимир и Г.Н. Сухарьков. Некоторые члены ВРК были убеждены, что максимум, чего собирается добиться Военно-революционный комитет - это передача власти советам, в которых были представлены все социалистические партии. Подлинным же центром принятия решений по подготовке вооруженного выступления стал Военно-революционный центр (ВРЦ), созданный 16 (29) октября, куда вошли только большевики: А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский, Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, М.С. Урицкий. Только они знали об истинной цели готовившегося восстания - захвате власти партией большевиков.

     ВРК вел непрерывную агитацию в войсках и постепенно добился того, что части Петроградского гарнизона (160 тыс. чел. в столице и еще 85 тыс. в пригородах) либо перешли на его сторону (меньшинство), либо (подавляющее большинство) гарантировали нейтралитет. Целиком на стороне ВРК был Балтийский флот, однако из более 80 тыс. матросов, в выступлении приняли участие от 5 до 10 тыс. Наконец, в распоряжении ВРК имелось свыше 20 тыс. красногвардейцев, число которых в ходе восстания удвоилось.

     Временное правительство теоретически могло рассчитывать на 40-45 тыс. чел. – юнкеров, офицеров, казаков и добровольцев из ударных батальонов. Однако из-за падения популярности Керенского в военных кругах после корниловского выступления большая часть этих сил на защиту правительства не выступила. Даже часть юнкеров и казаки (1-й, 4-й и 14-й Донские полки) объявили о своем нейтралитете. В результате в дни вооруженного восстания в Петрограде Временное правительство располагало крайне ничтожными силами.

     Между тем, 18 (31) октября в редактировавшейся А.М. Горьким газете «Новая жизнь» была опубликована статья Каменева, которая осуждала идею вооруженного восстания и, тем самым фактически раскрывала планы большевиков. Ленин пришел в бешенство и настаивал на исключении Каменева и Зиновьева из ЦК, но не набрал большинства голосов. 21 октября (3 ноября) ВРК объявил, что без его утверждения ни одно распоряжение по Петроградскому гарнизону, от кого бы оно не исходило, не должно считаться действительным. Керенский в ультимативной форме потребовал отмены этого решения и не получив ответа, 24 октября (6 ноября) силами юнкеров разгромил и опечатал типографию большевиков (впрочем последние тут же заняли и открыли ее снова). Штаб Петроградского округа запретил войскам гарнизона выполнять распоряжения ВРК и приказал арестовать его комиссаров, однако этого сделано не было.

     В тот же день вышедший из подполья Ленин направил членам ЦК письмо, в котором говорилось: «Товарищи!... положение донельзя критическое. Яснее ясного, что... промедление в восстании смерти подобно... Нельзя ждать!! Можно потерять все!... Было бы гибелью... ждать колеблющегося голосования 25 октября (т.е. на II съезде советов), народ вправе и обязан решать подобные вопросы не голосованием, а силой...» Вечером 24 октября (6 ноября) верные большевикам части перешли в наступление. Ночью, при помощи введенного в Неву крейсера «Аврора» был сведен Николаевский мост, разведенный, как и другие мосты, по приказу Временного правительства, чтобы отрезать центр города от рабочих окраин. На Неве встали прибывшие из Кронштадта корабли Балтийского флота с десантом из большевистски настроенных матросов. Выполняя решение ВРК о воспрепятствовании возможной переброске с фронта верных Временному правительству войск, моряки подвели к станции Лигово на буксирах старый броненосец «Заря свободы», артиллерия которого была в состоянии уничтожить воинские эшелоны еще на подступах к городу. Уже к утру 25 октября (7 ноября) важнейшие объекты города почти без сопротивления были захвачены отрядами ВРК. Днем 25-го войска ВРК окружили Мариинский дворец и разогнали заседавший там Предпарламент. При этом многие петроградцы даже не подозревали о происходящих в городе событиях. Накануне работали предприятия, театры, рестораны, город, в основном, жил обычной жизнью.

     В 10 часов утра 25 октября (7 ноября) Ленин написал обращение ВРК «К гражданам России», в котором объявлялось о низложении Временного правительства и переходе власти в руки Военно-революционного комитета. Это заявление (до открытия II съезда советов) было настоящим государственным переворотом, делая неизбежным разрыв между большевиками и другими политическими партиями. Во второй половине дня, выступая на сессии Петросовета, Ленин заявил: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой так долго говорили большевики, свершилась. Угнетенные массы сами создадут власть. В корне будет разбит старый государственный аппарат и будет создан новый аппарат управления в лице советских организаций. Отныне наступает новая полоса в истории России, и данная, третья русская революция должна в своем конечном итоге привести к победе социализма».

     Однако победа большевиков оставалась неполной, пока в Зимнем дворце еще заседало Временное правительство. Правда, Керенского там не было, - он еще утром отправился за подкреплением в штаб Северного фронта. В 19 часов Временному правительству был предъявлен ультиматум о сдаче. После его отклонения в 21.40 был произведен холостой выстрел из орудия с крейсера «Аврора», а два часа спустя начался артобстрел Зимнего дворца из Петропавловской крепости. В перерывах между выстрелами отряды Красной гвардии попытались проникнуть во дворец через один из входов, однако, столкнувшись внутри с вооруженными юнкерами, немедленно сдались.

     В то время в Зимнем дворце находились 2-я Петергофская (310 чел.), 1-я и 2-я (352 чел.) Ораниенбаумские школы прапорщиков, школа прапорщиков Северного фронта (4 роты), Петроградская школа прапорщиков инженерных войск (батальон), часть 3-го отряда добровольцев-инвалидов из георгиевских кавалеров (чуть более 40 чел.), 1 рота 2-го Петроградского (женского) стрелкового батальона (224 чел.), 50-60 случайных офицеров, 1 бронеавтомобиль (испорчен и без экипажа) и 2 орудия Михайловского артиллерийского училища (приведены в негодность). Часть подразделений, номинально составлявших гарнизон дворца, вернулась в казармы. Таким образом, Временное правительство могло рассчитывать на силы численностью не более 2000 человек.

     Юнкера и ударницы оборонялись как в самом дворце, так и на баррикадах перед ним. Однако постепенно их боевой дух падал, а во дворец через различные неохраняемые подъезды стали просачиваться красногвардейцы, матросы и солдаты. Первыми внутрь через окна со стороны Эрмитажа проникли матросы и солдаты Павловского полка, остальные вошли через открытые ворота. В результате в 2 часа ночи 26 октября (8 ноября) Зимний дворец был занят восставшими. Арестованных министров препроводили в Петропавловскую крепость. Некоторые юнкера были убиты, многие женщины – изнасилованы и также убиты (в казармах Павловского полка), остальные либо были арестованы, либо организованно вернулись в казармы, либо рассеялись по городу. Имущество дворца подверглось частичному разграблению. Восставшие потеряли в перестрелке пятерых убитыми и несколько ранеными, однако некоторые из ворвавшихся во дворец солдат, матросов и красногвардейцев погибли от алкогольного отравления, добравшись до дворцовых винных погребов. Общее же количество жертв в ходе вооруженных столкновений 24-26 октября составило по данным большевиков 46 убитых и 50 раненых.

     На II съезде советов, открывшемся в Смольном вечером 25 октября (из 650 делегатов – 390 большевиков и 150 левых эсеров), после провала попытки избежать кровопролития и создать общедемократическое или однородное социалистическое правительство, Ю.О. Мартов (Цедербаум) и стоявшие за ним меньшевики, эсеры и бундовцы (еврейская социал-демократическая партия), осудив «военный заговор, организованный за спиной советов», в знак протеста ушли со съезда. После этого съезд, на котором остались только большевики и левые эсеры, утвердил состав временного (до созыва Учредительного собрания) советского правительства - Совета народных комиссаров (Совнаркома), в который вошли исключительно большевики. Состав СНК: Председатель - В.И. Ленин (Ульянов), нарком внутренних дел - А.И. Рыков, земледелия - В.П. Милютин, труда - А.Г. Шляпников, торговли и промышленности - В.П. Ногин, по иностранным делам - Л.Д. Троцкий (Бронштейн), финансов - И.И. Скворцов (Степанов), просвещения - А.В. Луначарский, по делам национальностей - И.В. Сталин (Джугашвили), комитет по военным и морским делам - В.А. Антонов (Овсеенко), Н.В. Крыленко и П.Е. Дыбенко и др.

     Съезд избрал также новый состав Всероссийского Центрального Исполнительного комитета (ВЦИК). Первым его председателем стал Л.Б. Каменев, которого 8 (21) ноября 1917 г. сменил Я.М. Свердлов. Во ВЦИК были избраны 67 большевиков и 29 левых эсеров. 20 мест было оставлено для меньшевиков и эсеров, если бы они пожелали вернуться на съезд. Несмотря на то, что большевикам удалось создать высшие органы государственной власти, им необходимо было еще закрепиться на захваченных позициях. Не имея надежных позиций за пределами крупных промышленных центров, в достижении своих целей они могли рассчитывать на успех лишь в случае принятия решений, адресованных тем социальным группам, которые пока не поддерживали большевизм, прежде всего широким массам крестьянства.

     Вечером 26 октября (8 ноября) после доклада Ленина съезд принял Декрет о мире, в котором предлагалось «всем воюющим народам и их правительствам начать немедленно переговоры о справедливом, демократическом мире» без аннексий и контрибуций. Кроме того, новое правительство заявило об отказе от принципов тайной дипломатии и постановило опубликовать секретные договоры, заключенные императорским и Временным правительствами. Этот декрет был адресован не столько правительствам, сколько народам воюющих стран и должен был, по замыслу большевиков, вызвать в воюющих странах волнения достаточные для заключения мира, а может быть и начала мировой революции. Фактически же, этот декрет остался незамеченным общественным мнением воюющих стран. Однако, вне зависимости от международной реакции, он резко усиливал позиции большевиков в солдатской среде, мечтавшей о скорейшем окончании войны.

     Для того, чтобы заручиться поддержкой самого многочисленного в России класса - крестьянства – Ленин в тот же день вынес на утверждение съезда Декрет о земле, концепция которого была фактически списана у эсеров. Он предусматривал переход помещичьих и иных земель в распоряжение крестьянских комитетов и уездных крестьянских советов впредь до окончательного решения всех земельных вопросов Учредительным собранием. В Декрет был включен «Наказ о земле», составленный в августе 1917 г. редакцией «Известий» на основе 242 крестьянских наказов. Согласно Наказу, частная собственность на землю отменялась, земля объявлялась «всенародным достоянием» и подлежала (за исключением отдельных показательных хозяйств) уравнительному разделу между крестьянами по трудовой потребительской норме.