поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


ЕЛАНСКАЯ — ПОДОЛЬСК: «ТАКИХ МУЗЕЕВ В РОССИИ ЕЩЕ НЕ БЫЛО...»

 ЕЛАНСКАЯ — ПОДОЛЬСК: «ТАКИХ МУЗЕЕВ В РОССИИ ЕЩЕ НЕ БЫЛО...»

(из отзывов посетителей)

   В текущем году попечительством казака Мелихова В.П. были построены и открыты два музея: один «Донские казаки в борьбе с большевиками»— в станице Еланской Ростовской области в составе одноименного Мемориального комплекса, другой — Музей Антибольшевистского сопротивления -  в Подольске, заложивший основу  Мемориала «Белое движение», и на базе которого планируется в дальнейшем создание Научно-исследовательского центра по изучению трагедии истории русского народа и казачества в ХХ веке.

        

     С момента открытия в  Музеи  в Еланской и в Подольске приходят люди. Приезжают из многих городов страны и Зарубежья, с большим желанием не просто ознакомится со страницами истории России, но и с удивлением открыв нечто новое, узнать то, чего они не знали до сих пор.  Приезжают в Музей дети и внуки тех, для кого история, представленная в экспозициях, была  частью  их собственной жизни. Одними из первых, гостями Музея стали члены семьи Васильева Михаила Леонидовича (Франция) — сына Васильева Леонида Васильевича, заместителя Походного Атамана в Казачьем Стане, высланном впоследствии в СССР и скончавшемся в сталинском Гулаге. Множество добрых отзывов помогают Музеям обрастать доброй славой в народе.

          Но есть и другая сторона растущего интереса.

            Еще не успела войти в русло работа Подольского Музея — как со всех сторон - с газетных страниц, интернет-форумов и экранов телевизора -   по злому ли умыслу, по глупости ли и неведению, потекли потоки

грязи и лжи. Еще  не увидев  Музея, не ознакомившись с экспозициями, а главное, с идеей и предназначением,  как оголтелая свора собак набросились на Музеи и  сознательные последователи интернационального учения, и простые обыватели, мечтающие о возвращении в советский «рай». Действуя по принципу «я Пастернака не читал, но осуждаю»,  средства массовой информации  выдали «на гора» порцию статей и комментариев, мало отличающихся в корне от потока сознания  идейных борцов  ХХ века за чистоту красных рядов и незыблемость социалистической законности, канувшей в лету, но цепко тянущей до сего дня на дно прошлого  ностальгией по равенству и социальной справедливости.

 

            В лучших традициях советского коллективизма — по просьбам трудящихся -  Музей уже проверяют сотрудники милиции на предмет наличия «экстремизма»,  ибо  - это глас народа!

            И ведь парадокс — пишут в приемную администраций всех городов и весей обездоленные, униженные беззаконием и нищетой, граждане — а их просьбы, заявления и обращения могут годами гулять по инстанциям с неизменными отписками «дело на рассмотрении», а тут — стоило одному недовольному гражданину выразить свое недовольство — как в течение недели вопрос нашел кардинальное решение — милицейская проверка.  На момент подписания выпуска в печать по результатам проверки составлен протокол осмотра «места происшествия», дальнейшие действия правоохранительных органов пока не известны. Но сам факт появления такого «доброжелателя»,  негодующе высказавшегося от лица «всех жителей»  - дает повод сказать: борьба не окончена. Она продолжается. И будет продолжаться до тех пор, пока весь яд,  отравивший сознание людей и инфицировавший их душу большевистской проказой, не выйдет до последней капли, освободив место в душе и сердце для Правды, для возвращения исторической Памяти.

 

            В связи с этим мы обратились к создателю Музеев Мелихову Владимиру Петровичу с двумя вопросами: «Зачем, после столь мощного давления на Вас со стороны административных и правоохранительных органов, последовавшего после открытия Мемориала в станице Еланской в 2007 году, Вы решили еще и создать два таких больших и значимых Музея? Есть ли  и в чем, если есть,  между ними отличия?»

 

-        В.П.: С 1917 года в России не стихает противоборство в обществе. Начатое с навязанных народу классовых противоречий, продолжающееся в межнациональных конфликтах и текущее по сей день  в  идеологических спорах — оно истощает  силы и энергию нации,   все более размывая   духовный и нравственный облик социума.

            Был момент — в  90-е годы  - когда казалось, что -  вот оно! -  наступило  время для  мирного трудничества, возрождения казачьего уклада и наследия  - того, что еще можно было спасти, пришло время   преобразования и всего российского общества в общество справедливой жизни  - но эйфория спала быстро  и жизнь вошла в колею новых  противостояний  множества новообразованных  идеологических группировок непримиримых противников.

            Ленинское понятие «политика есть концентрированное выражение экономики», надломившее остов Российской государственности, и сегодня остающееся главным принципом существующего государственного строительства, продолжает разрушать этот стержень. Изменив всего лишь экономику, переведя ее с социалистических форм хозяйствования на капиталистические, с признанием частной собственности и других атрибутов «свободного рынка», все силы государства были направлены не на жизнеустройство общества, а на эффективное приумножение капиталов. Национальная стратегия, заключающаяся,  по словам экс-президента, в удвоении ВВП, к сожалению,  не способна привести не только к удвоению нравственного и духовного потенциала общества, но  и самого жизненного уровня населения страны.

       Итог той безнравственной среды, где нам долгие годы внушали, что Бога нет, души — нет, совести — тоже нет, а есть только власть, которой ты должен без колебания служить и повиноваться, снизил порог нравственной ответственности власти настолько, что практически любая государственная служба не воспринимается службой, а используется только как средство личного обогащения, не обремененяя «служащего»  ни угрызениями совести, ни  ответственностью перед Богом и людьми за совершаемые поступки.

 

            Не справедливость, не право и не закон  - а  понятия -  все чаще и повсеместно становятся руководством к действию того или иного чиновника, а устремленность к преумножению имеющихся капиталов постепенно затмевает разум и усыпляет остатки совести.

            Общество в очередной раз раскалывается на крайне враждебные  группировки, которые все более накапливают внутри себя злобу, ненависть и взаимные упреки. Продолжает расти и развиваться, абсолютно ни чем не оправданное, чудовищное социальное неравенство. Все предшествующие и вновь приобретенные недуги загоняются в подполье. В попытках сделать их незаметными, они отбеливаются постоянно муссируемыми  в СМИ то проектами стабилизации, то стратегического развития, то борьбой с коррупцией, с бездорожьем, с нищетой и т.п. Но и эти проекты и эта борьба  - они также поражены вялотекущей болезнью стяжательства:  после малоэффективного, но шумного начала  - любая кампания «по борьбе» незаметно, но неуклонно превращается в  источник личной наживы  для тех, кто эти программы призван воплощать в жизнь.

            Есть ли предел нашему падению?  И можем ли мы, достигнув дна, вновь вскарабкаться наверх? К сожалению, у нравственного падения дна нет — оно безмерно. И зло, которому нет преграды, заполняет весь спектр жизнедеятельности, как человека, так и общества.

            И если сегодняшнее зло взрощено в минувшей среде советской эпохи и удобрено сегодняшним непротивлением этому злу, то единственным способом ему противостоять является только одно — создание иной среды, где основой явится не равнодушное наблюдение за происходящим, а действенная и активная позиция в борьбе с теплохладностью, призванная ограничить его распространение и, по мере сил, его ликвидировать.

 

            Не равнодушием ли является то, что, с одной стороны, принимая святость новомученников российских, все государственные служающие, как и большинство народа молятся пред их иконами, а выходя из Храмов, безучастно проходят мимо изваяний того, кто их уничтожил, растоптав и русский народ и русскую государственность. Оправдывая столь непонятную «терпимость» тем, что подобные изваяния — есть  часть нашей истории, мы вольно или невольно признаем своей частью и  идеологическую и нравственную основу большевизма, которая и продолжает сохранять среду бессовестности и беспринципности, среду лжи, ненависти и злобы в обществе постбольшевизма.

 

            И сама по себе она измениться не может — необходима иная среда, в которой должны взращиваться люди, для которых совесть — не абстрактное понятие, а четкое осознание той ответственности, за которую они лично будут держать свой ответ пред Богом.

            И эта Среда должна создаваться нами, собственными руками, собственным трудом, собственной волей. Даст Бог — и то, что удалось сделать нам на сегодняшний день, ляжет малой щепоткой плодородной земли в общее дело созидания той среды, где лучшие качества русского человека смогут развиться и дать свои плодотворные всходы.

            Мы часто слышим призывы о необходимости воспитания чести, достоинства, мужества, любви к своей Родине, но абсолютно не говорим и уже перестаем помнить о тех, кто эту честь, достоинство, мужество и любовь к своему Отечеству никогда не терял и был ему верен до конца своей жизни. Память именно о них, и правда о тех, кто эту память старался и старается по сей день уничтожить — этому посвящен наш Мемориал.

            Возвращаясь к Вашему второму вопросу, скажу, что  Музеи ничем не отличаются друг от друга и представляют собой историко-аналитическое повествование о пути России с начала ХХ века  до сего дня в противостоянии сил казачества и русского народа интернациональному злу - большевизму. Тема антибольшевистского сопротивления объединяет в единый комплекс оба Музея: они  практически аналогичны - в  Еланском более детально раскрыто  участие в этом пути казачества, в Подольском —  представлены все антибольшевистские силы.

            Последовательно представлена объективная информация о том, что представляла собой Российская Империя с 1905 по 1917 гг., кем в Империи были казаки, что случилось в феврале 17-го и как пришли к власти большевики, и какие последствия это имело для всех народов России, вплоть до сегодняшнего дня.

            В музеях представлено довольно много редких и уникальных экспонатов, зачастую существующих  практически в нескольких экземплярах в стране и за Рубежом  — как, например, некоторые из плакатов времен Гражданской войны, экземпляры периодических изданий,  но есть предметы, ценность которых безмерна, поскольку значимость их  скорее сакральна, нежели материальна.

            Так, при входе в первый зал подольского Музея открывается взору  Икона Иоанна Воина - найдена она в 1960-х годах в Крыму, на месте массового расстрела людей.  История этой находки столь же проста, как и страшна своей обычностью для тех лет — расстреляли людей, бросили в подвалы Храма, забросали трупы иконами, а купол Храма взорвали, похоронив под его обломками русских воинов... И только спустя  десятилетия, на найденном детьми во время игр и выброшенном за ненадобностью листе жестянки, под струями дождей, размывающими слои ржавчины, проявился Лик...

            Еще одна икона, совсем маленькая, даже неприметная среди других экспонатов — вызывает душевных трепет, стоит лишь положить ее на ладонь. Чьи-то руки держали ее в 1945-м, в бараках фильтрационного пересыльного лагеря, перед самой выдачей — молящиеся на нее уже знали или предчувствовали, что их ждет в СССР: лагеря, унижение, клеймо предателей, смерть... Эта реликвия была передана в дар Музею бывшим лейтенантом Русского Корпуса на Балканах В.Б. Васильевым (США), со словами: «Иконка эта осталась в бараке, из которого американцы вывезли русских военнопленных красноармейцев насильно в СССР в 1945 году. По праву эта иконка принадлежит русскому народу...».

 

1 зал

Портрет Государя Императора Николая II работы художника Шурыгина Н.С.

   Начало экспозиции  посвящено Российской Империи, ее трагическому периоду Русско-Японской войны и всплеску антигосударственных выступлений, впоследствии названных Первой русской революцией. Показано, как раскачивалась государственность, кем это осуществлялось и кто этому противостоял. Отражена  деятельность правительства Петра Аркадьевича Столыпина, его реформы, бурный рост экономики — в частности,  на стенде размещен переселенческий альбом для крестьян, переезжающих в Сибирь и на Алтай.
Представлен в зале период Первой мировой войны — героизмом  русского солдата и подвигом казачества в той войне. И наконец, вновь революционное брожение в обществе — развал Армии, государства и подготовка большевистского переворота.
Менее всего надвигающемуся хаосу были подвержены казаки, фронт они покидали последними — тогда, когда уже никого не было рядом — дисциплинированно (за редким исключением), сохраняя и свои знамена и своих офицеров от разбушевавшихся революционеров. Они уезжали в свои войсковые земли, четко понимая, что того, что произошло в России, у них быть не может. Но эта «невозможность» оказалась мнимой -   уже на Дону, Кубани и Тереке создавались свои революционные Советы, требующие всей полноты власти.

  2-3-4 залы

    Началась вооруженная борьба с большевизмом на Дону — первые ее бойцы были безусые казачата-чернецовцы, кадеты и юнкера. Когда умудренные военным опытом фронтовики радовались возвращению  в свои куреня — дети 14-17 лет взяли дедовское оружие и пошли навстречу смерти, потому что их не разъеденные лживой пропагандой души, взрощенные на многовековых традициях и преданиях казачьего строя, четко улавливали необходимость защиты своей земли от надвигающейся беды. Одновременно в Ростове генералом Алексеевым начато формирование  Добровольческой Армии, куда входили те немногие офицеры и русские люди, дошедшие до Дона и также понимающие ту опасность, которую нес с собой большевизм.

 Почему именно в казачьих землях возникли первые очаги сопротивления и почему именно казачьи земли стали впоследствии ареной антибольшевистского сопротивления — рассказывает следующий зал  экспозиции, где представлена история возникновения казаков, формирования их уклада жизни и создания того строя, как бытового, так и военного, который с такой самоотверженностью казаки защищали от интернациональных банд. Здесь же повествуется и о начале Гражданской войны, о создании Добровольческой Армии, смерти Атамана Каледина, о Ледяном походе и гибели генерала Корнилова, о Степном походе походного атамана Войска Донского Попова.

 В том же зале отображены  события периода восстания казаков и освобождения Новочеркасска от красногвардейцев,  проведения казаками Круга Спасения Дона,  выбора Атаманом Всевеликого Войска Донского Петра Николаевича Краснова,. Показан ход боев Добровольческой и Донской Армий, а также антибольшевистское сопротивление  по всем фронтам от Прибалтики до Сибири.

 Затем экспозиция тематически переходит к  анализу  сил, вставших на защиту своего Отечества в Добровольческой Армии и тех, кто заявив, что у них нет Отечества и их цель — мировая революция —  влился в  ряды Красной Армии. Тематически

Уничтожение крестьянства

заканчивает период Гражданской войны  зал, в экспозициях которого представлены экспонаты, посвященные трагедии Добровольческой Армии в Новороссийске и  исходу Русской Армии из Крыма на чужбину.

пятый зал


 Для этих людей началась новая жизнь — и мы постарались показать Россию, которую увезли с собой русские люди, изгнанные тем миром, который жаждал слома всего того, что выстраивалось тысячелетием. Русский мир в изгнании начал свое формирование  в беженских лагерях на Лемносе, в Галлиполи, Чаталдже и других зонах, где очутились изгнанники после эвакуации из Крыма и с Дальнего Востока. Как  создавался этот мир , как развивался и как стремился освободить свою Родину от большевизма — об этом повествуют экспозиции зала Русской Эмиграции.

 

шестой зал

 Большинство же русских людей осталось  на своей территории под непосильным и жестоким гнетом формируемой советской системы. Что  представляла она из себя, как формировалась сама и как формировала новую общность  советских граждан, рассказывает следующий  зал экспозиции — зал советской эпохи с момента ее возникновения до начала Второй мировой войны. Активная безбожная деятельность, полное уничтожение права в государстве, истребление инакомыслящих и  противостоящих системе — все эти темы раскрывают сущность воцарившейся в России коммунистической системы. В этом же разделе Музеев  представлены также стенды о способах и методах  превращения вольного казачества— в казаков советских, успешно перекованных системой, стремившейся создать из них массу, подчиненную ее господству.

седьмой зал

 Продолжение экспозиции посвящено второй мировой войне, когда сталинское племя, как называлась Красная Армия, в первые месяцы войны не смогла остановить продвижение вторгшихся на территорию СССР Армий Вермахта. Ни лозунги «За Сталина! За Родину!», ни образ интернациональных героев периода Гражданской войны не смогли поднять дух Красной Армии и тогда советское руководство решило обратиться к исконному, но уже практически уничтоженному, русскому патриотизму, отбросив на время ту интернациональную идеологию, которую 20 лет вбивало в головы подвластного народа и претворяло в жизнь, руша, сметая с лица земли саму память об истинных православных воинах-защитниках Земли Русской. Прежние Герои Российской Империи — Суворов, Кутузов, Нахимов, Ушаков, Александр Невский и Дмитрий Донской — теперь с плакатов призывали бойцов к освобождению не советской — а  уже русской  земли.

     Все, что варварски творили до этого — надругания над могилами, взрывы  памятников и осквернение останков тех, чьи имена в данный момент были так нужны - забыли. Тем и победили и дошли до Берлина и водрузили знамя над Рейхстагом.

Но были другие русские люди —  которые также принимали клятву на верность своей Родине и шли ее защищать, находясь в частях Вермахта.

 Как вышло так — что для русских людей оказалось две Родины и каждый ее защищал, как мог, как подсказывала совесть?  За всю тысячелетнюю историю у русского народа никогда не было двух понятий Родины, за которую сражался бы один и тот же народ друг с другом. Ответ на этот вопрос дает каждый в своем сердце — в музее показан лишь нравственный облик тех людей, которые выбрали защиту Родины, встав под знамена Вермахта (что зачастую  путают, иногда умышленно,  с политическими пристрастиями  к национал-социализму), и  представлена информация о  количественном и качественном состояние данных подразделений.

"Клятва Родине" и фрагмент картины С. Королькова "Выдача казаков в Лиенце"

      Но цель музея показать не только это, а показать систему, создавшую среду, которая и понудила русских людей делать подобный выбор.

      Представлена в этом  зале и копия известной картины Г. Королькова о выдаче казаков в Лиенце в 1945 г., когда по предательству английских властей на расправу советской системы и в Лиенце и в других городах  были выданы тысячи русских людей.
Недоброй мачехой стала Родина и для тех, кто называл ее  СССР - как «Вождь всех советских людей» отнесся впоследствии к народу-победителю, представлено здесь же:  в экспозицию Музея были любезно  переданы  сыном художника  картины Г.А. Черкасова, советского офицера, который прошел всю войну и за неудачно высказанное о Вожде слово, сел в лагерь, где провел долгие годы.

       Период строительства коммунизма, построение основ которого было   обещано  к 1980-у году, - отражен в своем логическом историческом завершении: когда, вместо воцарения, он рухнул в одночасье, оставив на своих развалинах  общество людей, потерявших прошлое, не видевших будущего. Сегодня, 20 лет спустя после распада страны — мы так и  не хотим понять: не останется России, если мы так и будем, слепо закрывая глаза на прошлое, не видеть того, что из себя представлял большевизм и что из себя представляет среда, созданная этим большевизмом. Не будет России  - как не стало ее части после развала. Нет Крыма, нет Казахстана, на части территории которого жили уральские казаки и русские переселенцы. Если не остановить теплохладности в оценках прошлого, не сделать выводы на будущее, Россия и дальше  будет сжиматься, как шагреневая кожа, как бы дико сегодня это не звучало. И сегодня мы опять задаемся вопросом — кто мы, какова наша сущность, где наши корни, где наша Родина?

восьмой зал

      В завершении экспозиции посетителям предоставлена возможность увидеть тех,  пред кем эти вопросы не стояли. Они знали, кто они, они были солью земли русской, они знали, что  для них есть Родина и любили ее всем своим сердцем, отдавая за нее свои жизни  без малейшего сомнения в надобности этого. Это зал, названный  Галереей Русской Доблести и Чести, где представлены портреты героев казачества и России — Каледина А.М., Чернецова В.М., Краснова П.Н. и многих-

многих других.

      Огромное творческое наследие Петра Николаевича Краснова представлено здесь же в виде его книг, изданных как прижизненно, так и выпускаемых сегодня (в экспозиции собраны почти все его книги, вышедшие в эмиграции на русском и иностранных языках) , писем, документов и фотографий.

 

***


     Мы выражаем большую благодарность всем тем, кто оказал помощь в создании данного Мемориала — художников Недовизий Галину, Шурыгина Николая, Щебуняева Александра за выполнение портретных работ для Галереи. Художника Ленькова Вячеслава — за переданные для экспозиции свои работы. Скульптора Чернявского Константина за выполненные работы в Мемориальных комплексах станицы Еланской и г. Подольска.
Низкий поклон тем, кто помогал подобрать и комплектовать экспозиции музея — епископу Женевскому Михаилу, Грекову В.Н., Жуменко В.В., Назарову М.В., Смыслову М.Д.,  а также тем, кто оказал посильное участие в предоставлении ряда материалов, способствующих более полному наполнению экспозиций музея: Акунову В.В., Азаренкову А.Н., Антонову Ю.Г., Афанасьеву Ю.А., Блинову М.Ю., Василенко С.Ю., Васильеву В., Грачеву С., Голубевой М.М., Горобцу В.М., Дичбалису С.А., Дробязко С.И., Копылову Д., Куксе С., Михееву Я.Л., Моисееву Г.М., Назарову М.В., Смыслову М.Д., Серебрянникову А.Ю, Синенко Ю.И., Тимошенко И., Хохульникову К.Н., Черкасову-Георгиевскому В.Г., Шевчуку В.А.

 

Казак хутора Варваринский   станицы  Мигулинской ВВД    Мелихов В.П.

***

     На открытии Музея в Подольске 31 июля 2010 года присутствовал Епископ Женевский (ПРЦЗ) Владыка Михаил, который в своем приветственном слове поблагодарил организаторов Музея за возвращение памяти о русских людях, оказавшихся в изгнании и зачитал приветственное письмо, пришедшее в адрес Мемориала от потомственного казака, Председателя Объединения Лейб-Гвардии Казачьего Его Величества полка Владимира Николаевича Грекова.