поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Дробязко С.И. ЭВАКУАЦИЯ ВОЙСК ВСЮР С КАВКАЗСКОГО ПОБЕРЕЖЬЯ (ЯНВАРЬ – МАЙ 1920 г.) + ПРИЛОЖЕНИЯ (документы) + СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ТАБЛИЦЫ

Советские войска подсчитывали трофеи. В оперативной сводке Кавказского фронта от 31 марта (н. ст.) сообщалось, что в Новороссийске зарегистрировано 1750 пленных офицеров и 17 000 солдат, а также 17 танков, из которых пять «могут быть пущены в ход».[94] Согласно данным, появившимся в советской литературе в более позднее время, в плен к красным в районе Новороссийска попало 22 тыс. чел.[95] Число захваченных бронепоездов, согласно уточненным данным, составило 13, а танков – 18 единиц. В качестве трофеев победителям достались тысячи тонн военного снаряжения, боеприпасов и продовольствия. Кроме того, белые оставили в Новороссийске десятки тысяч строевых кавалерийских коней, которых приходилось собирать два года почти по всему Югу России.

Обстоятельства Новороссийской катастрофы повлияли на отношение многих казаков лично к генералу Деникину, командованию ВСЮР и Белому движению вообще. Один из очевидцев этих событий – инспектор артиллерии Донской армии генерал-лейтенант барон И.Н. Майдель уже за границей говорил сотнику Г.П. Чеботареву, что на месте оставленных казаков стал бы не просто красным, а пунцовым. «Некоторые из них именно так и поступили», - пишет далее Чеботарев.  Но и для тех, кто не попал в плен и был эвакуирован в Крым позднее из других пунктов Черноморского побережья, этот эпизод не прошел бесследно: «…Понятно, что в сердцах многих из этих казаков осталась обида – ведь в момент величайшей опасности их забыли и ими пренебрегли. Именно в этом кроется одна из главных причин того, что позже некоторые из них поддались антироссийской пропаганде и стали говорить о создании мифического государства «Казакия»... »[96]

Главная доля ответственности за катастрофу, безусловно, лежит на А.И. Деникине, как главнокомандующем ВСЮР. Приказ на эвакуацию был отдан им слишком поздно, когда времени на ее подготовку практически не оставалось. Однако это роковое промедление имеет свое объяснение. Резкое увеличение численности кубанских частей в феврале - марте 1920 г. за счет возвращения дезертиров создало у главнокомандующего ВСЮР иллюзию возможности переломить стратегическую ситуацию. В то же время, приказ на начало эвакуации, по его мнению, негативно сказался бы на этом процессе и мог повлечь за собой полное крушение фронта. В результате необходимые меры, а именно подготовка достаточного количества судов и организация отступления на Таманский полуостров, были приняты Деникиным слишком поздно.

Вместо предполагаемых изначально 4-8 суток, а затем 1,5 суток, эвакуация главных сил ВСЮР из Новороссийска происходила всего лишь сутки – с утра 26 до утра 27 марта. Следует, однако, заметить, что красные рассчитывали на падение Новороссийска в течение 20-25 марта[97], но командованию ВСЮР удалось нарушить их планы более, чем на сутки, и эвакуировать в Крым от половины до трети личного состава войск, не считая гражданских беженцев. Таким образом, действуя в условиях множества неблагоприятных факторов (отчасти, созданных по его собственной вине) Деникин и его штаб сумели сделать максимум того, что было возможно.

Определенная доля вины лежит и на командовании Добровольческим корпусом. Речь, прежде всего, идет о неисполнении приказа главнокомандующего об удержании нижнего течения Кубани и Таманского полуострова. Однако этот просчет объясняется в значительной степени отсутствием до последнего момента четкого представления о плане общего отступления и эвакуации. Свою роль также сыграли трения добровольцев с командованием Донской армии и опасения, что в решающий момент казаки могут открыть фронт.

Второе обвинение связано с отводом войск Добровольческого корпуса с позиций у Новороссийска вечером 13 (26) марта, в то время как на передовой еще оставались донские части, командование которых даже не было поставлено в известность об отходе добровольцев. Признавая всю неблаговидность такого поступка по отношению к еще сохранявшим устойчивость донским частям, граничащего с предательством боевых товарищей, следует указать на то, что отход главных сил добровольцев носил фактически стихийный характер. Начавшись раньше времени, вопреки приказу самого Кутепова, он явился, по всей видимости, следствием очередного всплеска недоверия добровольцев к донцам, основная масса которых отступила в город еще накануне. Как бы то ни было, арьергарды Добровольческого корпуса из состава Алексеевской, Корниловской и Дроздовской дивизий, а также кавалерийская бригада Чеснакова (в недалеком прошлом регулярное соединение в составе Донской армии) держались на фронте дольше всех, прикрывая эвакуацию, и не все их чины успели погрузиться на суда.

Боевые действия в районе Новороссийска 13-14 (26-27) марта 1920 г.

Если говорить о претензиях к командованию ВСЮР со стороны казачества, то, на наш взгляд, нет никаких оснований обвинять Деникина в предательстве казаков и нежелании эвакуировать их в Крым. В той крайне сложной обстановке, которая создавалась в результате общего разложения войск и тыла, особенно болезненно сказываясь на боеспособности казачьих частей в силу характера их комплектования и организации, главком делал или пытался делать все от него зависящее, чтобы сохранить боеспособные казачьи кадры для продолжения борьбы. Не снимая с главного командования вины за ошибки в подготовке и проведении эвакуации, следует указать и на роль генерала В.И. Сидорина, который в последние дни фактически потерял управление своими войсками, а затем стал бросать Деникину обвинения в предательстве донцов. При этом сам он отказался разделить их судьбу, возглавив последнюю попытку главных сил Донской армии вместе с присоединившимися к ним добровольческими и кубанскими частями прорваться на Геленджик и Туапсе. Возможно эта попытка, учитывая общее состояние оставшихся на берегу дивизий, бригад и полков, выглядела в глазах Сидорина безнадежной, однако отказ от нее, безусловно, сыграл свою роль в провале вывоза в Крым основной массы боеспособных казаков и их пленении красными.


(окончание следует)

 

Автор выражает благодарность за помощь при подготовке данной статьи А.И. Дерябину и А.В. Каращуку.

В качестве иллюстраций использованы фотографии из личной коллекции А. Иванова (Великобритания)  (размещены только в оригинальном бумажном издании альманаха).

 


[1]   Карпов Н.Д. Трагедия Белого Юга. 1920 год. М., 2005. С.181-182.

[2]   Каринский Н. Эпизод из эвакуации Новороссийска. //Последние бои Вооруженных сил Юга России. М., 2004. С.223-225.

[3]   Врангель П.Н. Записки. М., 1991. Кн.1. С.250-255; Соколов К.Н. Правление генерала Деникина. //Белое дело. Кн.8. Кубань и Добровольческая армия.  М., 1992. С.253.

[4]   Соколов К.Н. Указ. соч. С.260.

[5]   Чеботарев Г.П. Правда о России. М., 2007. С.335, 339-340.

[6]   Карпов Н.Д. Указ. соч. С.182.

[7]   Там же. С.180.

[8]   Деникин А.И. Очерки русской смуты. М., 2005. Т.5. С.692.

[9]    Там же. С.755.

[10]   Елисеев Ф.И.  Лабинцы. Побег из красной России. М., 2006. С.35.

[11]   Раковский Г.Н. В стане белых. //Белое дело. Кн.9. Донская Вандея. М., 2004. С.230-231.

[12]   Деникин А.И. Указ. соч. С.757.

[13]   История гражданской войны в СССР. Т.4. М., 1959. С.297.

[14]   Деникин А.И. Указ. соч. С.758.

[15]   ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.4.

[16]   Деникин А.И. Указ. соч. С.761

[17]   ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.5.

[18]   Там же.

[19]  Слащов-Крымский Я.А. Белый Крым. 1920 г.: Мемуары и документы. М., 1990. С.77.

[20]   Махров П.С. В белой армии генерала Деникина. СПб., 1994. С.158.

[21]   РГВА. Ф.39457. Оп.1. Д.206. Л.18-18об.

[22]   Раковский Г.Н. Указ. соч. С.271.

[23]   Деникин А.И. Указ. соч. С. 760.

[24]   ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д. 206. Л.1.

[25]  Деникин А.И. Указ. соч. С.788-789.

[26]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д. 206. Л.2.

[27]  РГВА. Ф.39540. Оп.1. Д.43. Л.2-2об.

[28]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.6.

[29]  Там же.

[30]  РГВА. Ф.39457. Оп.1. Д.206. Л.29.

[31]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.217. Л.43.

[32]  Деникин А.И. Указ. соч. С.761.

[33]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.217. Л.43.

[34]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.225. Л.1.

[35]  История гражданской войны в СССР. Т.4. С.299; РГВА. Ф.109. Оп.3. Д.152. Л.45.

[36] ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.217. Л.43об.

[37] РГВА. Ф.39457. Оп.1. Д.206. Л.38. О гибели большей части 3-го Корниловского полка см. также: Левитов М. Отступление Корниловской ударной дивизии. //От Орла до Новороссийска. М., 2004. С.172-174.

[38]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.7-8.

[39]  Махров П.С. Указ. соч. С.178.

[40]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.7-8; Махров П.С. Указ. соч. С.180-181.

[41]  Махров П.С. Указ. соч. С.181. В своих мемуарах,  написанных в 50-е годы, Махров ошибочно упоминает в связи с этим ст. Варенниковскую, которая в действительности находилась на участке фронта Добровольческого корпуса.

[42]  Там же.

[43]  ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.217. Л.45-45об.

[44]  Варнек П.А. У берегов Кавказа в 1920 г. //Гражданская война в России: Черноморский флот. М., 2002. С.181.

[45]  Елисеев Ф.И. Трагедия Кубанской армии. //Последние бои Вооруженных сил Юга России. М., 2004. С.238.

[46]   Махров П.С. Указ. соч. С.185-186.

[47]   РГВА. Ф.39688. Оп.1. Д.1. Л.1.

[48]   Богучарцы. К истории 40-й Богучарской дивизии. Воронеж, 1935. С.132-133, 223.

[49]   Деникин А.И. Указ. соч. С.795.

[50]   ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.208. Л.7.

[51]   Варнек П.А. Указ. соч. С.182. Согласно данным опроса оставшегося в Новороссийске машиниста канонерской лодки К-15 В.А. Сидоренко, произведенного 29 марта 1920 г. в разведотделе штаба 33-й стрелковой дивизии, в порту  

моменту эвакуации находились также эсминец «Живой» и подводная лодка «Буревестник» (РГВА. Ф.1361. Оп.2. Д.444. Л.82).

[52]  Там же. С.183-184.

[53]  ГАРФ. Ф.5924. Оп.1. Д.16. Л.17-19об.

[54]  Деникин А.И. Указ. соч. С.796.

[55]  Кравченко В. Дроздовцы от Орла до Новороссийска. //От Орла до Новороссийска. М., 2004. С.356.

[56]  РГВА. Ф.39688. Оп.1. Д.9. Л.1.

[57]  Раковский Г.Н. Указ. соч. С.336; Левитов М. Указ. соч. С.176.

[58]  Кравченко В. Дроздовцы от Орла до Новороссийска. //От Орла до Новороссийска. С.356-357.

[59]  Лвитов М. Указ. соч. С.176.

[60]  Власов А.А. Бронепоезда в боях на Дону, Кубани и Северном Кавказе. //Последние бои Вооруженных сил Юга России. М., 2004. С.134-136.

[61]  РГВА. Ф.39688. Оп.1. Д.1. Л.4.

[62]  Раковский Г.Н. Указ. соч. С.347.

[63] Там же. С.333.

[64] Махров П.С. Указ. соч. С.197.

[65] РГВА. Ф.6. Оп.4. Д.324. Л.165-165об.

[66] Варнек П.А. Указ. соч. С.185.

[67] Раковский Г.Н. Указ. соч. С.339.

[68] Там же. С.339-340; Махров П.С. Указ. соч. С.194-195.

[69]  Раковский Г.Н. Указ. соч. С.338.

[70]  Левитов М. Указ соч. С.178.

[71] Оприц И.Н. Лейб-гвардии Казачий Е.В. полк в годы революции и гражданской войны 1917-1920. Париж, 1939. С.292.

[72] Кочетов Е.Ф. Донские казаки. Рукопись. С.92.

[73]  Елисеев Ф.И.  Лабинцы. Побег из красной России. С.166.

[74]  Варнек П.А. Указ. соч. С.187.

[75]  Махров П.С. Указ. соч. С.197.

[76]  Варнек П.А. Указ. соч. С.186.

[77]  Махров П.С. Указ. соч. С.197.

[78]  Варнек П.А. Указ. соч. С.187-188.

[79]  Там же. С.188-189.

[80]  Там же.

[81]   Кочетов Е.Ф. Указ. соч. С.93-96.

[82]  РГВА. Ф.1293. Оп.1. Д.43. Л.14-14об.

[83]  РГВА. Ф.7744. Оп.1. Д.2. Л.1. (Дальнейшая судьба упомянутых частей заслуживает отдельного рассмотрения, что и будет сделано в следующих номерах альманаха.)

[84]   РГВА. Ф.6. Оп.4. Д.324. Л.172.

[85]  Там же. Л.176-176об.

[86]   Карпов Н.Д. Указ. соч. С.207-208.

[87]  Варнек П.А. Указ. соч. С.189-190; Карпов Н.Д. Указ. соч. С.208-209; Мыльников В.С. Новороссийская катастрофа. //Донская армия в борьбе с большевиками. М., 2004. С.569-570; Отход Марковской дивизии.// От Орла до Новороссийска. М., 2004. С.279.

[88]   РГВА. Ф.6. Оп.4. Д.324. Л.167.

[89]   ГАРФ. Ф.5827. Оп.1. Д.226. Л.1-1об.

[90]  Карпов Н.Д. Указ. соч. С.205.

[91]  Махров П.С. Указ. соч. С.199.

[92]  РГВА. Ф.39540. Оп.1. Д.43. Л.10об.

[93]   РГВА. Ф.39457. Оп.1. Д.206. Л.215.

[94]  РГВА. Ф.6. Оп.4. Д.324. Л.186об.

[95]   История гражданской войны в СССР. Т.4. С.299.

[96]   Чеботарев Г.П. Указ. соч. С.336.

[97]   Директивы Главного командования Красной Армии (1917-1920). М., 1969. С.733.