поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Сизенко А.Г. История станицы Луганской с конца XVII в. – до 1918 г.

ИСТОРИЯ СТАНИЦЫ ЛУГАНСКОЙ  С КОНЦА XVII в. –  до 1918 г.

 

Андрей Григорьевич Сизенко

Образование и развитие станицы

В 2003 г. инициативная группа направила обращение главе Станично-Луганского РГА, председателям районного и поселкового советов, депутатам райсоветов, в котором, в частности, говорилось: «В свое время бывшая станица Луганская получила статус поселка городского типа, что может быть объяснимо необходимостью ее дальнейшего развития. Но название, на наш взгляд, было выбрано не совсем удачно; в нем явно прослеживается идеологизированный подход во времена административно-территориальных преобразований в нашей области. Теперь же депутаты района имеют реальную возможность вернуть единственной в Украине казачьей станице ее историческое название, не меняя при этом ее нынешнего статуса…». Среди  подписавших это обращение были: М.П. Рыльщиков, А.М. Кудаев, Н.В. Можаев, С.Н. Кондрашов, В.П. Черепахин, В.В. Федичев и др. Только 7 июня 2007 г. Верховная Рада Украины приняла постановление о возврате станице Луганской ее прежнего названия (1 – С.1).

 

Во второй половине XVII столетия наплыв поселенцев на Дон из соседних местностей России был очень велик. Некоторые пограничные с Войском уезды совершенно запустели. Переселялись не только лица, искавшие казачьей воли и рассчитывавшие жить войной, но и мирные земледельцы. Они заняли пустующие земли по Хопру, Медведице, Бузулуку, Донцу и впадающим в Донец рекам: Бахмуту, Деркулу, по обеим Калитвам.

Николаевская церковь в ст. Луганской (рис. середины XIX столетия).

Точной даты основания Луганской станицы нет. Несколько поколений местных краеведов пытались обнаружить какие-либо документы по исследуемому вопросу. Но все безрезультатно. В 1987 г. руководители Станично-Луганского района решили, что датой возникновение Луганского городка следует считать 1687 г. На чем основывались такие выводы неизвестно. В конце ХХ в., на основании дела Посольского приказа о сыске беглых крестьян от 1707 г., эту версию опровергли историк В.И. Подов и энтузиаст-краевед В.В. Федичев.  Из документа следует, что дата возникновения Луганского городка – 1677 год. (2 – С. 13-16).

С чем же связано было то, что документы утеряны? Почему не сохранились ранние сведения о станичной жизни? Причины могут быть разные. Во-первых, вражеские нападения, в результате которых могли быть утрачены документы. Во-вторых, стихийные бедствия, обрушившиеся на станицу во второй половине XVIII – в начале XIX столетии. Известны лишь наиболее серьезные из них. В 1765 г. на станичной ярмарке два малороссиянина поджигателя устроили пожар. Сгоревшего имущества насчитывалось на 12700 руб. В 1803 г. во время сильного пожара сгорело станичное правление. Не удалось спасти и станичный архив. В 1820 г. луганцы пережили сильнейшее наводнение. В это время даже в церковь плавали на лодках. В 1827 г. обрушился еще один пожар, истребивший большую часть станицы. В 1833 г. жители сильно пострадали от свирепствовавшей холеры  (3 – С. 253; 4 – Л. 445).

О ранней истории станицы известно не много. Первоначальна, она располагалась на левом берегу Донца, в 3-х верстах от настоящего поселения. Площадь старого городка равнялась 60000 кв. сажень и была окружена, с одной стороны валом шириной в 2 аршина и длиной 102 сажени, с другой стороны – канавой в 1,5 аршина.

Жизнь казаков на самом крайнем рубеже государства была очень опасна. Постоянно приходилось противостоять татарам, разорявшим Луганский городок, как это произошло в 1684 г. (3 – С. 252).   Первоначальное расположение станицы было не совсем удачно выбрано в географическом плане. Левый берег Донца весной, под напором талой воды, обваливался, сокращая необходимую площадь поселения. Казаки в 1773 г. приняли решение переселиться на более удобное место. Старый городок ни кто не забывал, несмотря на то, что к 1905 г. практически вся его территория была заполнена Донцом. Оставались лишь несколько ям, заросших травой. Ямы – это бывшие землянки и подвалы. По сведениям станичного атамана А.Н. Малахова, до 1890 г. на Сырной неделе (масленице), в четверг на старом месте казаки устраивали праздник. Сначала служили панихиду, а затем устраивали состязательные скачки, в которых участвовали и молодые, и служилые казаки. По окончании празднества все шли в станицу пешком возглавляемые обязательно станичным атаманом. Этот обычай, как утверждали старожилы, берет свое начало с конца XVIII в. и связан он с праздником памяти предков. Считалось, что именно в четверг Сырной недели казаки Луганского городка «имели битву с татарами, жившими по правую сторону Донца» и отстояли свою землю. В 1891 г. местное начальство запретило проводить все вышеуказанные мероприятия, праздник «признан вредным и несет характер яко пьянства» (4 – Л. 446об).

Выше по Донцу в 25 вестах от ст. Луганской располагалось городище «Крепость», так называемый Татарский городок. Находилась она при х. Нижне-Теплом. «Крепость» была обнесена валом и канавами длиной в 50 сажей, концами примыкающая к р. Донец. Существует предание, что этот городок отбили у татар казаки под руководством полковницы Стехи Абакумовой. За этот подвиг царь Петр I пожаловал ей золотую трость, медаль и грамоту на владение городком. В начале ХХ в. место, где располагалась «Крепость», купил мещанин Алексей Захаров у войскового старшины Стехина, разбив здесь фруктовый сад с рощей и водяной мельницей (4 – Л. 446об).

Историческим местом ст. Луганской являлась «Моськина могила». Находилась она в одной версте от старого городка. Первое предположение, что это скифский курган, свое название получивший уже позже от казаков. Вторая версия – Моська, или Моисей, был казаком луганцем, воровавшим молодых и красивых девушек, лошадей, скот, продавав их татарам за р. Донец. Долго охотились местные жители за разбойником, а когда поймали, то живым закопали в землю, насыпав над ним курган (20 м. в высоту) (4 – Л. 447). Имел ли данный факт место в истории станицы, документально подтвердить не удалось. В последующие годы курган «Моськина могила» стал сторожевым постом. Вплоть до конца XVIII в., когда турецко-татарская опасность миновала, на вершине наблюдательного пункта постоянно нес службу казачий дозор.

До 1917 г. у Моськиной могилы устраивались молебны, празднества, спортивные состязания. В советские времена к кургану стали проявлять интерес партийные работники, желавшие его раскопать и возможно поживиться спрятанными богатствами. В 50-х гг. ХХ в., в связи с решением об организации Станично-Луганского рыбхоза, вопрос о разрытии кургана был принят на государственном уровне. Местную святыню разрыли, но  ничего не нашли. В могиле покоились останки одного человека, полуистлевший каблук обуви, фрагменты металлических подковок. Найденные фрагменты передали в поселковый музей, откуда они таинственным образом исчезли (2 – С. 27-28).

Для XIII Археологического съезда станичное правление подготовило сведения, в которых упоминается еще одна историческая местность. Это «Плоский курган». Находился он в 15 верстах от станицы Луганской и до 1880 г. на нем располагались каменные бабы. Как утверждали местные жители ни кто, ни когда не слышал об их происхождении, и какое они имели значение. Ясно одно в 1880 г. каменные памятники истории бесследно исчезли в неизвестном направлении (4 – Л. 447).

Станица делилась на следующие части: «Качевань» - верхняя улица к северу, «Отставка» - верхняя улица к западу и «Камышеваха» - середина улицы. Базарную площадь около церкви называли « Майданом». Качевань получила свое название о

Могильная плита И.Д. Подгаевского. Надпись на плите: "На сем месте погребен

Войска Донского Хорунжий Иоанн ДОровеев сын Подгаевский скончавшийся волею

Божьей 6 января 1814 года от роду 55 лет. Господь упокой душу раба Твоего

Иоанна во недры Авраама... избранных Твоих в обители нескончаемого Блаженства"

т переселенцев, которые прежде жили на низменных местах. Отставка – от жителей, оставшихся на прежних местах, а Камышеваха – от болот, заросших камышом. Жители самой станицы, в отличии от хуторян именовали себя мещанами.

Казаки строили свои жилища из глины, леса, камня и камыша. Некоторые курени ставили на сваях или каменных подклетях, служившие защитой от весенних паводков и наводнений. Стены были в основном смешанного, саманно-деревянного типа. Углы и основные несущие стойки ставились из дубовых или вербовых брусьев, а промежутки между ними с внешней и внутренней стороны устраивались из прутьев и камыша. Пространство между плетениями для прочности и обеспечения тепла заполнялись смесью глины и песка. Глиной обрабатывались внешние и внутренние части стен, которые затем красились раствором белой извести или мела. Крыши были камышовые, сначала с отверстием вверху для дыма, позже в куренях стали ставить русские печи с трубой (2. – С. 19).

В 1845 г. юрт ст. Луганской был подвергнут генеральному межеванию. В результате чего определили 113,772 десятин 624 кв. сажен удобной земли. На правой стороне юрта располагалась гористая и каменистая местность, на левой – низменная и равнинная. В заключительном акте указывалось на присутствие большого количества балок и пролесков, в которых располагались многочисленные колодца. В целом же юрт не был обделен грунтовыми водами, за исключением хуторов Благовещенского и Петровского. Во время полевых работ, жители названных населенных мест брали воду из прилегающих прудов (5). В 1873 г. юрт был перемежеван вследствие присоединения к нему части земли из смежного Митякинского юрта (6 – Л. 1).  

С началом ХХ столетия на территории Войска Донского начинаются процессы административного деления, присоединения земель, образование новых хуторов. Не обошли они стороной и ст. Луганскую.

Одно из самых знаменательное дел в истории Луганщины – образование  новой станицы – Теплянской. Инициатором и идейным вдохновителем разделение станично-луганского юрта был генерал-майор Я.Ф. Шаров, проживавший в х. Верхне-Теплом. Благодаря его настойчивости в 1907 г. уполномоченный от 13 хуторов ст. Луганской (Верхне-, Нижне-, Средне-Теплых, Верхне-, Нижне-Минченковых, Койсуга, Гандиловки, Нижней-Плотины, Крепи, Верхне-, Нижне-Чигинских, Александровского, Калинова, Золотарева) урядник Сергей Порфирьевич Краснянский возбудил ходатайство об образовании из выше перечисленных хуторов новой станицы с названием «Теплянская». Перечисляемые причины, побудившие казаков пойти на этот грандиозный шаг, выглядели более чем обоснованными. Во-первых, отдаленность населенных мест от станицы 25 – 40 верст. Во-вторых, на значительном между ними пространстве залегали сыпучие пески. Таким образом, сообщение со станицей, куда почти все жители должны были являться на сборы и отбывание разного рода повинностей, затруднялось (7 – Л. 47).

На ходатайство С.П. Краснянского отреагировали в станице, постановив приговором – «…об образовании из упомянутых хуторов новой станицы оставить без последствий». Активными противниками раздела, в разные годы, были станичные атаманы А.Н. Малахов, В.Л. Тихановский, А.Д. Ревунов и отставной войсковой старшина А.А. Тихановский. Их позицию поддерживало около 2/3 выборных от старой станицы. Окружной Атаман Донецкого округа генерал-майор В.В. Макеев так же не находил весомых оснований к образованию новой территориальной единицы (7 – Л. 49).

Почему же станичная администрация так упорно не хотела передела и всячески этому препятствовала? Дело в том, что уравнительного разделения всех угодий между проектируемой и старой станицами достигнуть было невозможно. При хозяйственном распределении юрта, хутора остающиеся при старой станице (Верхне-, Нижне-, Средне-Герасимовы, Верхне-, Нижне-Ольховый) имели свои угодия за хуторами Чугинскими, и в будущем оказались на территории чужого юрта (7 – Л. 52об). В первую очередь пострадали бы казаки: Ивановские, Никитченковы, Поповы, Тихановские, Шпаковы. В результате раздела, ст. Луганской должен был остаться юрт, растянутый с севера на юг узкой полосой более чем на 50 верст и шириной до 10 верст. Административный центр, в свою очередь, оказавшийся в самом углу юрта пришлось переносить в один из хуторов Герасимовых. Все перечисленные факты требовали больших финансовых затрат, материального ущемления казачества.

После приговора станичного сбора, поддержки Окружного Атамана в данном вопросе можно было поставить точку. Но по настоянию генерал-майора Я.Ф. Шарова дело передается на рассмотрение в Областное Войсковое Правление, которое в 1908 г. образовывает специальную комиссию для практического разделения юрта.

В связи с неизбежностью деления, в 1912 г. станичный сбор выдвинул необходимые условия по предполагаемому процессу. Во-первых, вся юртовая земля распашная, удобная, средне-удобная и неудобная, луговая, лесная площади распределялись по числу паевых в равной степени. Во-вторых, вся Задеркульская земля переходила бы к Теплянской станице. В-третьих, из четырех хлебных магазинов новая станица получала два. В-четвертых, сосновый бор отходит в Теплянский юрт, а взамен отдается территория с черным лесом по берегу Донца. В-пятых, никакой помощи от «старой» станицы больше ждать не приходилось (7 – Л. 84-85). На выдвинутые условия были согласны не только представители отделяющихся хуторов, но и Особая комиссия под председательством младшего помощника Войскового Наказного Атамана генерал-майора Смирнова. Но Комиссия нашла необходимым произвести новое обследование всего юрта Луганской станицы в почвенном и сельскохозяйственном отношении. Вызвано это было сомнениями по поводу правильности имеющегося у станицы плана раздела, составленного частными землемерами.

6 апреля 1913 г. статского советника Областного Правления Долотина командировали в ст. Луганскую для тщательного обследования юртовых земель. В помощники к нему были определены: лесной ревизор 2-го района коллежский советник Мыльников, окружной землемер Ростовского округа титулярный советник Кучеренко, окружной агроном Донецкого округа Греков (7 – Л. 102). По заключению статского советника Долотина, раздел станицы должен пройти в кратчайшие сроки, а чтобы станичный сбор не оттягивал данный процесс на два – три года, то передать все материалы дела Окружному атаману, «…и покончить с разделом юрта путем миролюбивого, полюбовного соглашения и взаимных с обеих сторон уступок (7 – Л. 104об).

Новый план, проведенный Комиссией Областного правления, теперь уже не удовлетворял некоторых сторонников раздела. С июня по июль 1913 г. представители хуторов: Александровского, Верхне-, Нижне-Чугинского, Калинова ходатайствовали об оставлении их в пределах старой станицы. В апреле 1914 г. Областное Правление настаивало закончить процесс деления, не обращая внимания на отказников. Неизвестно чем бы это дело закончилось, но начавшаяся Первая Мировая война потребовала решения более насущных для Войска Донского и всей России задач. В мае 1916 г. Областное Правление вынуждено было окончательно прекратить рассмотрение вопроса об образовании новой Теплянской станицы, поскольку помимо вышеуказанных четырех хуторов, отказались от отделения хутора: Гандиловский, Койсуг, Нижняя-Плотина (8 – Л. 106-110об).

 

В 1906 г. приговором хуторского сбора ст. Луганской было определено учредить самостоятельное хуторское правление. Связано это было с тем, что хозяйство стало приходить в упадок «…за отсутствием лица, на котором бы лежали обязанности надзора, и которое бы стояло на страже общественных интересов» (9 – Л. 154-155). Станичный же атаман, из-за частых отлучек не в силах был проконтролировать процессы жизнедеятельности хутора ст. Луганской. 9 марта 1907 г. Областное Войсковое правление удовлетворило поданное прошение.

Жители х. Верхне-Чугинского 5 августа 1912 г. ходатайствовали в Областное Войсковое правление об образовании на лугу против Машлыкинского брода, рядом с войсковым лесным питомником, нового хутора – «Хрещатицкого». Связано это с переизбытком населения в Чугинских хуторах, и с возможностью переселиться на удобные, плодородные земли. Областная Чертежная комиссия, рассмотрев материалы дела, дала положительное заключение. Однако Лесное отделение уведомило, что надельной земли для нового хутора не будет, и жители вынуждены будут ездить и гонять свой скот по дорогам лесной дачи «Машлыкинский Пристен». На основании заключения Лесного отделения Войсковое правление отклонило просьбу казаков чугинцев (10 – Л. 654-655).

В январе 1915 г. станичное общество обращается с просьбой в Войсковое Областное правление учинить новое межевание, претендуя на сл. Городище Харьковской губернии. Представители Харьковского генерал-губернаторства всячески сопротивлялись данному «произволу» казаков. Несмотря на трудности военного времени, из Новочеркасска в станицу отправляется землемер Кучеренко, представивший Войсковому правлению документ о необходимости отведения данной слободы в ведение Войска Донского, причем в кратчайшие сроки. Все денежные расходы по командировке землемера и доставку ему рабочих средств, станичное общество принимало на себя. Присоединению к ст. Луганской активно содействовали и крестьяне сл. Городище. Удалось восстановить фамилии из выборных – Патрикей Коваленко и Семен Волк (6 – Л. 20).  Таким образом, к концу 1915 г. вопрос был решен в пользу общества станицы Луганской.

С конца XIX столетия в юрте ст. Луганской получают развитие достижения мирового научно-технического прогресса. Первым делом в 1890 г. было решено устроить новую телеграфную линию г. Луганск – ст. Луганская (11 – Л. 3). До последнего времени жители вынуждено пользовались связью в ст. Каменской, что приводило к значительным неудобствам. Штат нового отделения состоял из начальника, почтово-телеграфного чиновника и сторожа. Заработная плата им определялась в размере – 360, 300 и 120 руб. в год соответственно. На устройство почтово-телеграфной линии по смете следовало израсходовать 3300 руб. (12 – Л. 69).

Новое отделение должно было располагаться в наемном помещении. Желающих сдать свой дом с подворьем оказалось очень много, причем сумма аренды, предлагаемая казаками, на тот момент времени, не большая – 150 руб. в год. Телеграфисты выбрали для этой цели дом казака Арефия Ильича Дудникова. Аренда предполагалась на пять лет с оплатой 100 руб. в год. Как показал сам А.И. Дудников, дом пустовал и находился без капитального ремонта после смерти его родителей, то есть, изначально сотрудники телеграфа были оповещены о таковых условиях. Все остались довольны, но в феврале 1891 г. начальник станции выехал из дома Дудникова «за невозможностью там находиться». Деньги за аренду выплачены не были. Далее был съемный дом мещанина Дюбуа, на оговариваемых условиях в 100 руб. в год, который, по мнению титулярного советника А.П. Ташкевича, не соответствовал ни каким санитарным нормам (11 – Л. 63). Тем не менее, до 1893 г. телеграфисты благополучно работали именно в доме Дюбуа.

С 6 марта 1893 г. начинается новая страница жизни станичного телеграфа, поскольку свой дом (деревянный, покрытый черепицей) ему сдает вдова сотника Ульяна Михайловна Рябухина. Из-за плохого финансового положения У.М. Рябухина согласилась на сумму в 75 руб. в год, с условием, что часть помещения будет принадлежать лично ей. Все оставались довольны. Через три года телеграфисты, не желая платить, по их мнению, чрезмерную арендную плату попытались снизить цену, мотивируя это нечистоплотностью хозяйки. По их мнению в доме невозможно находится, и вот по каким причинам: «…двор грязный, так как здесь же живет и домовладелица имеющая несколько штук домашних животных, причем об очистке и обеззараживании двора не имеет ни малейшего понятия. Все выделения не вывозятся, а потребляются на хозяйственные надобности» (11 – Л. 124-125). Начальник Ростовского почтово-телеграфного округа отклонил приведенные доводы своих подчиненных, и предложил в срочном порядке заключить с домовладелицей У.М. Рябухиной новый арендный договор на прежних финансовых условиях. Таким образом, в спорах телеграфистов и жителей станицы была поставлена окончательная точка.

В мае 1893 г. на станичном общественном сборе оформляется прошение в Донецкий Окружной Распорядительный комитет по земским делам об открытии в ст. Луганской самостоятельного почтового отделения. Вся корреспонденция, до этого времени, передавалась нарочным, посылаемым несколько раз в ст. Митякинскую на расстояние 20 верст (13 – Л. 9). Для приобретения необходимых вещей почтового делопроизводства из станичной казны выделялось 75 руб. В 1906 г. по просьбе начальника Луганского почтово-телеграфного отделения на железнодорожной станции Кондрашовская открыто специальное помещение для почтальонов, ожидающих прибытие поезда с корреспонденцией  (13 – Л. 66).

Финансовые убытки станица терпела из-за паромной переправы через р. Донец при х. Нижне-Теплом. На ее содержание из казны уходило более 100 руб. в год. 10 сентября 1902 г. паромная переправа выставляется на торги в аренду на три года с оплатой 500 руб. (14 – Л. 168-168об).

Очень важным для любого населенного пункта являлись вопросы медицинского обеспечения. Следует отметить, что ст. Луганская до 1917 г. не могла похвастаться успехами в данной отрасли. Все больные лечились в окружной больнице ст. Каменской, по необходимости оттуда отправляли врача, проезд которому оплачивали пострадавшие казаки и казачки. Первая аптека в станице появилась лишь в 1902 г. Ее владельцем являлся Зейденберг Шефтен Моисеевич (15). Что касается ветеринарного обеспечения, то ветеринарный врач Шарловский Владислав-Доминик Игнатович, проживавший в Миллерово, еженедельно приезжал в станицу осматривать больных животных. 

В таком виде предстала ст. Луганская перед началом грозных, переломных событий 1917-1920 гг.

 

Население станицы

Дом последнего станичного атамана Н.М. Григорова. Сегодня дом заброшенный...

В первой четверти XVIII в. ст. Луганская по количеству населения была одной из ведущих на территории Земли Войска Донского. К 1718 г. в ней числилось 350 человек мужчин и женщин. Однако по ряду объективных и субъективных причин численность казаков постоянно варьировалась.

С 1752 г. на Дону утверждается постоянная практика ведение метрических книг. Из сохранившихся документов, можно выявить какие именно казачьи семьи проживали в ст. Луганской. Это: Алексеевы, Андреевы, Баранцовы, Бондаревы, Быкадоровы, Владыкины, Волокиткины, Воротынцевы, Голодновы, Грековы, Долотины, Золкины, Зосимовы, Иванчиковы, Кириченковы, Колесниковы, Коночкины, Кохановы, Кузюбердины, Мосякины, Никитины, Орловы, Погореловы, Пономаревы, Поповы, Пшеничновы, Ретивовы, Стехины, Сухоревские, Сысоевы, Федичевы, Цыганковы, Чаковы, Черепахины, Яновы.

30 июля 1777 г. правительство предприняло всеобщий поход на Моздокскую линию. В связи с этим проводилась массовая перепись служилых казаков всего Войска. Из 111 донских станиц – ст. Луганская заняла девятое место, выставив 45 человек. По данному показателю она опережала не только населенные пункты по Донцу, но и по Хопру, уступая только: Потемкинской, Качалинской, Бабской, Михайловской, Пятиизбянской, Верхне-Чирской, Нижне-Чирской и  Каменской станицам (16 – Л . 1-3).

Во второй половине XVIII столетия начинается массовый приток, в первую очередь беглых крестьян, в ст. Луганскую. В 1795 г. по ревизской сказке значилось 512 душ мужского и 494 душ женского пола (17 – Л. 57-103). В 1791 г. значительная часть крестьян переходит казачье сословие. Список малороссиян вступивших в казачье сословие ст. Луганской в конце XVIII – начале XIX вв.: Апостоловы, Бобровы, Будаевы, Вернигоровы, Глушковы, Головковы, Голубовы, Григоровы, Давыдовы, Домащенковы, Демидовы, Иваненковы, Иванченковы, Калюжновы, Карагодовы, Касминины, Касьяновы, Ковалевы, Колесниковы, Лисовенковы, Махуковы, Минченковы, Никитченковы, Николаевы, Носовы, Палехины, Пархоменковы, Поляковы, Пономаревы, Пшеничновы, Савченковы, Сасуновы, Симоненковы, Слесаревы, Соколовы, Сухоиваненковы, Тютюнниковы, Цаповы, Худолеевы, Шаровы, Шереметьевы, Шкоркины, Шпаковы, Щипакины, Яковлевы.

В связи с постоянными столкновениями России и Польши, на Дон с 1752 по 1798 гг. переселяются польские шляхтичи, дворяне, которых приписывали в казаки. Удалось восстановить фамилии некоторых переселенцев: Ивановские, Ладошины, Нестеровы, Смоленские, Тихановские, Шарпилины (18, 19 – Л. 89-90).

Ниже приводим статистические данные о росте населения в юрте ст. Луганской с 1802 по 1915 гг.

 

1802 год.

 

Название

Кол-во дворов

Кол-во мужского пола

Кол-во женского пола

Ст. Луганская

453

870

760

 

1823 год.

Название

Кол-во дворов

Кол-во мужского пола

Кол-во женского пола

Ст. Луганская

587

2662

2901

 

1859 год.

Название

Кол-во дворов

Кол-во мужского пола

Кол-во женского пола

Ст. Луганская

818

874

824

Верхне-Герасимов

195

320

362

Верхне-Ольховый

211

290

318

Верхне-Теплый

237

433

460

Гандиловский

239

576

461

Камышный

177

277

248

Колесников

151

254

252

Кондрашов

29

56

64

Лащина

63

98

89

Макаров

69

79

92

Минченков

187

263

244

Нижне-Герасимов

166

306

351

Нижне-Ольховый

209

354

358

Нижне-Теплый

223

368

412

Петровский

7

25

29

Платинский

229

470

468

Подгаевский

62

165

166

Сизый

71

164

169

Хрящовка

94

186

187

Чугинский

180

221

264

Юганов

102

300

304

ИТОГО

3719

6079

6122

 

1915 год.

 

Название

Кол-во дворов

Кол-во мужского пола

Кол-во женского пола

Ст. Луганская

606

1944

1772

Александровский

91

284

272

Благовещенский

60

193

195

Болотенный

41

160

151

Валуйский

115

510

408

Верхне-Герасимов

170

517

502

Верхне-Минченков и Крепи

106

480

471

Верхне-Ольховый

224

716

713

Верхне-Платинский

138

495

489

Верхне-Теплый

245

816

814

Верхне-Чигинский

155

494

404

Гандиловский

110

586

565

Калинов

58

185

181

Камышный

149

493

491

Койсуг

47

306

340

Колесников

120

471

479

Кондрашов

71

175

162

Лащина

56

164

160

Макаров

74

267

269

Малинов

23

94

97

Нижне-Герасимов

240

742

748

Нижне-Минченков

117

405

405

Нижне-Ольховый

227

712

683

Нижне-Платинский

97

355

356

Нижне-Теплый

151

760

1005

Нижне-Чигинский

86

373

328

Никишин

34

115

99

Паськов

79

282

287

Петровский

120

415

447

Погорелов

112

410

420

Подгорный

82

220

217

Сизый

64

243

243

Средне-Герасимов

68

192

189

Средне-Теплый

80

302

304

Хрящовский

80

261

244

Юганов

69

278

264

ИТОГО

4365

15415

15161

 

Таким образом, к 1915 г. в юрте станицы Луганской проживало 30 589 человек обоего пола.

К середине XIX столетия в ст. Луганской, как и во многих других станицах, назрела проблема перенаселения, в результате чего приходилось уменьшать надельный пай казакам. Необходимо было принимать срочные меры. И здесь помог сам ход исторического движения.

С 1801 г. Россия вела боевые действия на Кавказе. В ходе военных столкновений с горцами, прекрасно себя зарекомендовали донцы, и правительство предприняло попытку решить вопрос малоземелья Дона с одной стороны, и укрепить позиции России на Кавказе – с другой. 31 января 1845 г. император Николай I повелел основать на Сунже и Ассе поселение, под имением Сунженского линейного казачьего полка. Для переселения с Дона необходимо было назначить 6 урядничьих и 300 казачьих семей. Поскольку желающих отправиться в «горячую точку» насчитывалось в несколько раз больше, чем планировалось, кандидатов приходилось выбирать жребием. Что же ожидало переселенцев на новом месте? Об этом красноречивее всего говорит Высочайший приказ: «Судьба переселенцев на месте нового водворения обеспечивается всеми удобствами; для них устраиваются жилища, засеваются поля, заготовляется продовольствие и ожидается из среды нас, верная защита от горцев. Даруются столь значительные денежные всепомоществования, какие превосходят меру всех ожиданий; облегчать всеми средствами достатка и изобилия» (20 – Л. 33-35).

В 1853 г. Главнокомандующий отдельным Кавказским корпусом предложил Военному министру переселить на Лабинскую линию Донских, Кавказских и Малороссийских казаков. Новая станица располагалась бы при слиянии рек Окарта и Хорза. К переселению допускались лица желающие участвовать в жребии, по следующим категориям: 1. все служилые казаки с семьями. 2. Отставные казаки, имеющие одного сына не моложе 16 лет, или двух и более не моложе 14 лет.  В 1854 г. Николай I подписал указ о переселении казаков на Лабинскую линию и учреждении там Новолабинской, Темиргоевской и Курганской станиц (21 – Л. 4-7).

Приводим список казаков ст. Луганской переселившихся на Кавказ с 1845 по 1861 гг.: Астапцев Григорий Яковлевич (5)[в скобках - количество человек в семье], Баранцов Леон Митрофанович (2), Болдырев Афанасий Тимофеевич (3), Дьяков Герасим (2), Калинин Семен Иванович (3), Маликов Конон Трофимович (3), Пономарев Иосиф Семенович (3), Пшеничнов Петр Матвеевич (2), Ретивов Кирей Прокофьевич (5), Сапельников Мартын Яковлевич (5), Семенченков Алексей Дмитриевич (3), Сухоревский Савелий Андреевич (2), Фоменков Григорий Иосифович (3), Черепахин Яков Антонович (3), Щипакин Иван Артемович (4) (20 – Л. 87об-89; 22 – Л. 502об-504).

В связи с малоземельем донцов, 8 апреля 1872 г. Военный Совет Областного Правления решил основать новый конезавод в Задонской степи с урочищем Карачеплаки. В новом населенном пункте планировалось поселить казаков, выделяя им по 30 десятин земли на душу населения. Всего же за 15 лет необходимо было переселить 2300 человек. Первые два года в Карачеплаки могли отправиться только те семьи, которые имели у себя в станице менее 20 десятин земли. 10 июля 1875 г. Высочайшим приказом урочище Карачеплаки переименовывается в ст. Великокняжескую (23 – Л. 1-35).

Список луганцев переселившихся в ст. Великокняжескую в 1873-1883 гг.: Баранов Степан Васильевич (6), Баранцов Дмитрий Алексеевич (3), Буянов Иван Емельянович (5), Голоднов Иван Федорович (9), Городовиков Степан Емельянович (6), Горшков Макар Павлович (6), Григоров Алексей Киреевич – урядник (5), Григоров Артем Гаврилович (8), Григоров Вакула Михайлович (8), Григоров Иван Федосеевич (8), Григоров Калистрат Петрович (2), Григоров Михаил Федорович (11), Григоров Петр Михайлович (6), Дубенцов Василий Федотович (4), Ерошенков Григорий Петрович (10), Зенцов Артем Прокофьевич (13), Зенцов Даниил Никитович (8), Зенцов Захар Лукьянович (5), Зенцов Михаил Ильич (7), Зенцов Никифор Андреевич (5), Зенцов Николай Акимович (4), Зенцов Пантелей Гаврилович (2), Золкин Григорий Павлович (3), Золкин Ефрем Федорович (5), Золотарев Корней Федотович – урядник (6), Зотов Егор Абрамович (4), Зотов Никита Абрамович (8), Иванчиков Анисим Иванович (2), Иванчиков Ефим Анисимович (10), Иванчиков Иван Васильевич (7), Кнышев Александр Васильевич (5), Кнышев Антон Васильевич (4), Ковалев Яков Степанович (2), Колесников Василий Данилович (3), Колесников Сидор Степанович (7), Костылев Евдоким Степанович (4), Костюков Трофим Тарасович (3), Краснянский Василий Ефимович (5), Краснянсков Максим Никифорович (4), Краснянский Никифор Корнеевич (6), Крюков Андрей Кондратович – урядник (4), Крюков Кострикий Евграфович (4), Кузюбердин Михаил Федотович (2), Кулешов Иван Семенович (7), Куликов Антон Васильевич (6), Кулиничев Тихон Филиппович (3), Кулиничев Филипп Романович (3), Курохтин Иван Емельянович (10), Курохтин Павел Иванович (3), Левченков Андрей Филиппович (5), Левченков Емельян Павлович (9), Лисавенков Иппатий Тимофеевич (5), Лысогоров Иван Иванович (6), Макаренков Иван Родионович (3), Макаров Емельян – урядник (5), Маноцков Марк Анисимович (8), Маноцков Михаил Андреевич – урядник (7), Марьечкин Григорий Петрович (2), Марьечкин Константин Григорьевич – урядник (8), Мельников Александр Иванович (5), Никишин Захар Емельянович – урядник (8), Полковников Демьян Андреевич (6), Поляков Архип Иванович (8), Пономарев Ефим Степанович (5), Пономарев Федор Иванович (4), Попов Иван Спириднович (2), Попов Петр Иванович (4), Пшеничнов Гордей Антонович (6), Пшеничнов Дмитрий Петрович – урядник (4), Ревунов Григорий Тимофеевич (7), Ретивов Афанасий Зиновьевич (3), Ретивов Иван Васильевич (4), Романцов Аксентий Иванович (1), Романцов Кузьма Аксеньевич (3), Романцов Стефан Семенович (2), Савченков Гордей Фомич (8), Савченков Леон Фомичч – урядник (6), Савченков Самуил Фомич (6), Сафонов Прокофий Филиппович (2), Симоненков Василий Федорович (6), Соколов Стефан Федорович (8), Соколов Трофим Селиверстович (3), Сотников Ермолай Степанович (2), Сотников Михаил Ермолаевич (3), Стехин Андрей Андреевич (6), Стехин Дмитрий Петрович (5), Стехин Петр Григорьевич (4), Сухоиваненков Василий Евдокимович (5), Сухоревсков Семен Тарасович (4), Титов Владимир Ильич (9), Титов Захар Никитович (6), Титов Никита Федорович (6), Трищенков Федор Афанасьевич (14), Туреев Андрей Иванович – урядник (4), Туркин Андрей Тимофеевич (3), Федичев Василий Иванович (8), Филатов Корней Прокофьевич (6), Черепахин Алексей Ефимович – урядник (6), Черепахин Иван Иванович (5), Черепахин Илья Сысоевич (1),  Чернышев Федор Петрович – урядник (7), Шаров Михаил Наумович (6), Шевцов Аким Яковлевич (3), Шевцов Клим Павлович (8), Шевцов Павел Данилович (3), Шевцов Порфирий Климович (3), Шпаков Федор Анисимович (5) (24 – Л. 90-92об; 25 – Л. 189-192об; 26 -  Л. 3,4,102, 105-394).

16 мая 1858 г. между Россией и Китаем, в г. Айгунь (на правом берегу Амура), был подписан договор о торговле и территориальном разграничении в Приамурье и Приморье. Айгунский договор устанавливал право за Россией на левый берег р. Амур, начиная от р. Аргунь до устья (27). По инициативе генерал-губернатора Восточной Сибири графа Муравьева в том же году было образовано Амурское казачье войско из переселенных забайкальских казаков.  В 1860 г. на основании положения об Амурском казачьем войске сформировали Уссурийский казачий пеший батальон. В его задачу входило обеспечение порядка на границе с Китаем (28).

В начале ноября 1893 года Комитет Сибирской железной дороги (СЖД) приступает к планированию Положения о переселении казачьих семей Войска Донского в Приамурский край. Причины, побудившие Комитет обратиться к таким действиям, это

Казак ст. Луганской х. Нижне-Ольхового Чаков

Константин Васильевич (справа). Участник Первой

мировой и Гражданской. В 1920 эмигрирован в

Турцию. В 1922 вернулся на Родину. Расказачен.

Умер в 1952 г.

соображения, вызванные потребностями сооружения дороги и, прежде всего, охраной ее от всевозможных нападений «китайских хищников»  (29 – Л.10). Необходимость увеличения численности казачьего населения по рр. Амур и Уссури признали Приамурский генерал-губернатор и Войсковой Наказной Атаман Приамурского казачьего войска. Положение Комитета СЖД было утверждено императором Александром III 18 ноября 1893 г.

Главным условием при выборе семей для переселения – способность выставить достаточное число казаков служилого разряда, т.е. казаков подлежащих службе в полках 2-й и 3-й очереди. В течении пяти лет со дня переселения в Приамурский край, мужчины освобождались от службы в мирное время. Казаки обязаны были приобрести строевую лошадь, установленное обмундирование, снаряжение и вооружение.

Казаки Уссурийского Казачьего войска участвовали в боевых действиях в Китае (1900-1901) выставив 600 человек, в Русско-японской войне (1904-1905) так же отрядив 600 человек в действующую армию, а во время Первой мировой войны (1914-1918) в боевых действиях участвовало 2500 человек.

Список казаков ст. Луганской переселившихся в Приамурский край: Владыкин Корней Иванович (5), Владыкин Николай Иванович (4), Владыкин Протас Харлампиевич – урядник (8), Голубов Кондрат Иванович (9), Ивановсков Порфирий Федотович (7), Крестьянинов Михаил Кондратович (5), Пшеничнов Игнат Николаевич (4), Пшеничнов Тихон Николаевич (4), Сухоревская Прасковья Федотовна – вдова казака (1) (30 – Л. 1-9об;  31 – Л. 48, 48об, 50, 536-538об, 764, 824; 32 – Л. 398, 398об, 409-412; 33 – Л. 407-427об). Интересный факт; среди переселенцев в Приамурский край из ст. Великокняжеской был казак Федичев Георгий Васильевич, отец которого в 1883 г. переехал из ст. Луганской в Сальский округ.

В 1911г. начинается массовое переселение казаков в ст. Орловскую Сальского округа, а уже через два года там образовываются самостоятельные хутора. Таких хуторов было 19-ть и назывались они по месту, откуда родом были поселяне: Романовский, Гундоровский, Быстрянский, Луганский (34 – Л. 432-433). 7 июля 1914 г. ище 167 семей ст. Луганской изъявили желание переехать в Сальский округ, однако начавшаяся Первая Мировая войны помешала сбыться этим планам (35 – Л. 240).

Список казаков луганцев переселенцев: Алимов Григорий Яковлевич (6), Баранцов Григорий Иванович (8), Баранцов Иван Гаврилович (11), Головков Корней Иванович (7), Данилов Михаил Иванович (3), Долотин Кузьма Андреевич (11), Дудников Павел Арефьевич (6), Зенцов Иван Сергеевич (12), Зенцов Поликарп Стефанович (10), Зенцов Порфирий Михайлович (9), Зотов Андрей Стефанович (8), Зотов Гавриил Иванович (11), Зотов Захар Емельянович (10), Зотов Захар Тимофеевич (10), Зотов Семен Емельянович (6), Ивановский Алексей Иванович (10), Ивановский Тимофей Васильевич (8), Иванченков Спиридон Гаврилович (7), Иванченков Яков Гаврилович (6), Калинин Александр Сергеевич (7), Калинин Константин Захарович (11), Калинин Леон Михайлович (8), Кириченков Амфилофий Никитович (9), Кириченков Антон Максимович (10), Киселев Александр Ефимович (7), Киселев Иосиф Ефимович (12), Киселев Мефодий Ефимович (7), Ковалев Николай Васильевич (5), Коханов Иван Макеевич (10), Крестьянинов Стефан Николаевич (9), Крюков Никита Сидорович (7), Кузюбердин Иван Кузьмич (9), Кузюбердин Кузьма Константинович (9), Курилин Михей Фирсович (6), Кухтин Сидор Петрович (10), Левченков Андрей Ерофеевич (10), Макаров Алексей Тимофеевич (10), Мельников Иван Петрович (5), Никитин Аркадий Петрович (11), Никитченков Петр Сидорович (11), Пономарев Антон Малафеевич (11), Пономарев Петр Миронович (9), Пшеничнов Антон Герасимович (4), Пшеничнов Павел Герасимович (7), Пшеничнов Павел Иванович (8), Пшеничнов Тихон Николаевич (5), Пшеничнов Харитон Наумович (10), Ретивов Андрей Иванович (4), Ретивов Семен Данилович (10), Рябухин Фадей Семенович (12), Савченков Семен Иванович (7), Саракуров Семен Архипович (8), Сафонов Иван Васильевич (10), Сафонов Семен Васильевич (7), Соколов Григорий Андреевич (5), Соколов Иван Давыдович (6), Соколов Федор Иванович (4), Сухоиваненков Яков Дмитриевич (8), Сухоревский Венедикт Филимонович (12), Сухоревский Даниил Леонтьевич (7), Сухоревский Иван Михеевич (9), Сухоревский Михаил Сергеевич (6), Сухоревский Павел Семенович (9), Сухоревский Яков Стефанович (9), Сухоревский Яков Тимофеевич (7), Трищенков Никифор Игнатович (7), Туреев Никита Киреевич (8), Федичев Роман Дмитриевич (7), Федичев Стефан Андреевич (11), Филатов Алексей Михайлович (9), Фирсов Даниил Антонович (8), Фокин Дорофей Ильич (11), Черепахин Трофим Анисимович (3), Черноморов Ефим Александрович (8) (34 -  Л. 104-105об, 206-217, 499-501, 844об.; 36 – Л. 409).

Казак ст. Луганской Григоров Николай Мартынович.

Последний станичный атаман. Участник ГВ. В эмиграции

в Болгарии.

Таким образом, к 1917 г. в самой ст. Луганской и  53 хуторах проживало 6348 служилых казака. Ниже приводится полный список хуторов юрта на 1918 г.: Александровский, Баранов, Благовещенский, Болотенный, Больше-Сизый, Валуйский, Верхне-Герасимов, Верхне-Минченков, Верхне-Ольховый, Верхне-Платинский, Верхне-Теплый, Верхне-Чугинский, Верхняя Лащина, Воротынцев, Гандилов, Гуркин, Золотарев, Ивановский, Калинов, Камышенный, Колесников, Кондрашов, Койсуг, Крепи, Макаров, Малинов, Мало-Сизый, Нижне-Герасимов, Нижне-Минченков, Нижне-Ольховая, Нижне-Платинский, Нижне-Теплый, Нижне-Чугинский, Нижняя Лащина, Никишин, Новорыксин, Паськов, Петровский, Погорелов, Подгаевский, Подгорный, Подпесочный, Попов, Пшеничный, Решетилов, Средне-Герасимов, Средне-Ольховый, Средне-Теплый, Таловый, Хрящевский, Чернышов, Шаров, Юганов.

 

Примечание:


1.Казачий рубеж 2007. №3. Июль.

2. Сизенко А.Г., Федичев В.В., Черепахин В.П. Мы – Донские казаки. Документы, факты, очерки истории станицы Луганской XVII-XX вв. – Луганск, 2006.

3. Сулин И.М. Краткое описание станиц Области Войска Донского. Станицы по Донцу//Донские епархиальные ведомости. 1892. №6. 15 марта.

4. ГАРО. Ф. 697. Оп. 2. Д. 77б.

5.ГАРО. НСБ. Экономическое описание казачьих станиц ОВД с 1877 по 1907 гг. (Станицы Донецкого округа). Инв. № 12318.

6. ГАРО. Ф. 229. Оп. 1. Д. 2127.

7. ГАРО. Ф. 301. Оп. 9. Д. 1011.

8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2311.

9. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1885.

10. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 2350.

11. ГАРО. Ф. 3. Оп.1 . Д. 698.

12. ГАРО. Ф. 3. Оп.1 . Д. 696.

13. ГАРО. Ф. 3. Оп.1 . Д. 552.

14. ГАРО. Ф. 301. Оп.8 . Д. 1888.

15. Памятные книжки Области Войска Донского.

16. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 53.

17. ГАРО. Ф. 301. Оп. 24. Д. 883.

18. ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 23.

19.ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 185.

20. ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 544.

21. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 604.

22. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 670.

23. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 20.

24. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 101.

25. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 112.

26. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 113.

27. Сб. договоров России с Китаем 1689-1881 гг., СПБ., 1889.

28. О.В. Агафонов. Казачьи Войска Российской Империи. М., 1995.

29. ГАРО. Ф. 301. Оп. 5. Д. 132.

30. ГАРО. Ф. 301. Оп. 5. Д. 136.

31. ГАРО. Ф. 301. Оп. 5. Д. 156.

32. ГАРО. Ф. 301. Оп. 7. Д. 5068.

33.ГАРО. Ф. 301.  Оп. 7. Д. 5082.

34. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 2063.

35. ГАРО. Ф. 301. Оп. 10. Д. 2226.

36. ГАРО. Ф. 301. Оп.10. Д. 2109.

 

Духовное развитие станицы.

Духовное развитие казачьей станицы начиналось с православной веры. Вера, которая наставляла людей в сложных жизненных ситуациях, помогала преодолеть трудности, увидеть радости, то есть, такой необходимый культурный стержень общества. До 1917 г. этому процессу уделялось очень много внимания. Развиваться духовной жизни общества способствовала в первую очередь церковь, а также местные приходские учебные заведения. Станица Луганская не стала исключением. Начиная с 1695 г. на территории юрта было построено 10 храмов, открыто более 20 приходских училищ и церковно-приходских школ. К сожалению, в архиве не сохранилось полной информации по данной теме.

Николаевская церковь ст. Луганской. В конце XVII в., по устным преданиям старожилов, около озера Станичного находился родник, который наполнял чистой водой криницу. Казаки посчитали данное место благодатным, и возвели здесь часовню с расположенной в центре иконой Параскевы-пятницы. В 1694 г. строительство церкви идет полным ходом, о чем свидетельствует прошение станичного атамана Данилова к Петру I о выделении подвод для перевозки церковного колокола. Новый деревянный храм во имя Св. Николая Чудотворца осветили 9 марта 1695 г. (1 – С. 221). С 1752 г. в обязательном порядке в церкви ведутся метрические записи о рождении, бракосочетании и смерти. В Государственном архиве Ростовской области сохранилась первая метрическая книга станицы Луганской. Просуществовала Николаевская церковь до 1754 г. Именно в этом году, 24 марта,  на станичном сборе было принято решение разобрать старый храм, и возвести новый, но уже каменный. Чтобы восполнить будущие затраты, бывшую Николаевскую церковь разобрали и продали в слободу Голодаевка Таганрогского округа.

Началом возведения каменной церкви во имя Св. Николая Чудотворца, полностью на средства прихожан, принято считать 1773 г. (2 – С. 252). Храм строился довольно долго. Такая задержка была связана с переселением жителей станицы на новое место. В документах не удалось обнаружить точную дату окончания и освящения церкви. В клировых ведомостях постоянно приводился год 1783, как дата окончания строительства (3 – Л. 25), но существовала еще одна версия – 1781 год. На это указывают Сведения станичного атаманы урядника А.Н. Малахова, опиравшегося на церковные архивы станицы, предоставленные  XIII Археологическому съезду (4 – Л. 447об). Освещение предела Симеона Столпника и архидьякона Стефана происходило 26 и 27 августа 1783 г. Храмовый праздник отмечался ежегодно 6 декабря во имя Спасителя Николай Чудотворца.

До 1829 г. Николаевская церковь находилась в ведении Воронежского архиерея, а затем Донской духовной консистории. С 1829 по 1847 гг. была центром Благочиния, которое возглавлял священник Алексей Петрович Баженов (5 – Л. 2об). В 70-х гг. XIX в. в результате очередной реформы она вошла в состав Митякинского благочиния. Определением Донского Епархиального начальства от 14 апреля 1915 г. для более правильного и скорого судебно-административного решения образовали Волошинское Благочиние. В состав нового Благочиния входили и церкви Луганской станицы, а именно: Рождества Богородицы (х. Верхне-Теплый), Петропавловская (х. Чугинка), Андреевская (х. Верхняя Платина) и Иоанна Богослова (х. Нижне-Теплый) (6 – С. 316-317, 325).

Количественный состав притча Николаевской церкви ст. Луганской постоянно менялся. Первоначально он состоял из 3 священников, дьякона и 3 пономарей (позже псаломщиков). Для нужд священнослужителей станичное правление выделило 33 десятины земли. Ежегодной оплаты притчу полагалось: 60 руб. священнику и по 30 руб. остальным. Помимо этого духовные люди получали добровольное подаяние прихожан.

Церковь простояла более ста лет без капитального ремонта. В 1884 г. обеспокоенные жители ветхостью храма, на станичном сборе принимают решение о необходимой реконструкции и о постановке новых иконостасов. Областное Войсковой правление поручает инженерам строительного дела оценить масштаб будущих работ. Однако отчет инженеров в тоже Войсковое правление поступил лишь 25 июля 1906 г. С чем связана такая задержка, выяснить не удалось. По проекту и смете строителей, на ремонт необходимо было выделить  9133 руб., а на установку новых иконостасов – 9103 руб. По решению Правления работы должны начаться в 1906 г., поскольку наличных средств у церковного попечительства насчитывалось 12 тыс. руб. Остальную недостающую сумму необходимо собрать за счет прихожан и благотворителей (7 – Л. 307, 307об).

В 1907 г. в Николаевской церкви были устроены с обеих сторон пределы с алтарем и арки в боковых стенах, а 3-4 ноября 1908 г. поставлены новые алтари, освящены престолы и три иконостаса. На устройство арок и иконостасов потребовалось 1724 руб. 82 коп. (8 – Л. 395). На 1911 г. ограда вокруг храма с северной стороны была железная, а с остальных кирпичная, крытая листовым железом (9 – Л. 17).

Церковь Рождества Богородицы в х. Верхне-Теплом ст. Луганской.  О строительстве церкви в х. Верхне-Теплом практически нет никаких данных. Известно лишь, что храм был возведен на средства прихожан в 1865 г. Полная стоимость его обошлась в 7800 руб. Строевой материал по разрешению Войскового правления вырубался в «заповедных» лесах. Церковь построили деревянную на каменном фундаменте, с такой же колокольней и оградой. Притч проживал в своих собственных домах располагавшихся на станичной земле. Исключение составляли иногородние священнослужители, арендовавшие места жительства. В качестве компенсации, из хуторской казны им ежегодно выплачивалось по 20 руб. серебром (10 – Л. 11-12). Притч состоял из 2 священников, дьякона и 2 псаломщиков, содержание их возлагалось на прихожан. Храмовый праздник отмечался 18 сентября в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

В 1905 г. на сборе граждан х. Верхне-Теплого принимается решение обратиться в Войсковое правление с просьбой построить новую церковь во имя Рождества Богородицы. Старый храм не вмещал всех желающих прихожан и приводил «к большой тесноте и постоянной давке» (11 – Л. 12). 23 августа 1906 г. правление официально разрешает строительство будущей церкви, пожертвования для которой должны были передать местные жители. Вся сумма исчислялась в 31036 руб. (12 – Л. 556-556об). Собирать деньги поручили казакам: Никифору Филипповичу Волокиткину и Леону Анисимовичу Родионову. В случае недостачи финансирования, Благочинный священник В. Зеленсков разрешил разобрать и продать старую церковь.

Проект будущего храма в х. Верхне-Теплом на 1500 человек разработал гражданский инженер Г.М. Сильников. 9 сентября 1911 г. Митякинский благочинный священник Н. Семенов сообщил Архиепископу Донскому и Новочеркасскому об окончании строительства. Однако необходимо было, чтобы церковь принял независимый гражданский инженер. Таковым инженером стал Маркелов, указавший на ряд недостатков по завершению строительства. Во-первых: слабые перекрытия неспособны выносить сильные ветра. Во-вторых: на крыше в нескольких местах обнаружена течь. В-третьих: имелись значительные щели на хорах, где мог провалиться человек. В-четвертых: еще раза покрасить наружную обшивку. В-пятых: отсутствовала боковая дверь. В-шестых: цоколь церкви запачкан потеками смолы. Все вышеуказанные недостатки инженер Маркелов рекомендовал исправить максимум за полтора месяца, истратив на это 400 руб. (11 – Л. 42, 42об, 44).

Все имеющиеся финансовые средства уже были израсходованы, и такой незначительный ремонт готовой церкви затянулся на долгие пять лет. 17 октября 1916 г. Благочинный священник освятил новый каменный храм Рождества Богородицы (11 – Л. 51). Старую деревянную церковь в том же году разобрали и продали в х. Верхне-Минченков Луганской станицы. При освящении церковь получила имя – Успенской, церковь, которая и по сей день действующая.

Троицкая церковь в х. Нижне-Герасимовом ст. Луганской. Жители хуторов Нижне и Верхне-Герасимова 12 июня 1863 г. обратились с прошением к Архиепископу Донскому и Новочеркасскому о постройке собственного молитвенного дома. Просьба эта была связана с тем, что хуторянам постоянно приходилось далеко добираться к ближайшей станичной Николаевской церкви, а именно 20 верст. Мастер-подрядчик обязывался возвести сооружение к 29 июля 1863 г.(13 – Л. 10-10об). Троицкий молитвенный дом в июле того же года освятил Благочинный священник.

По записям клировых ведомостей, можно увидеть, что уже 1865 г. на средства была построена Троицкая церковь в х. Нижне-Герасимовом. Церковь возвели деревянную на каменному фундаменте, покрытую листовым железом. Ограда вокруг нее деревянная и решетчатая (14 – Л. 107). В новом храме не было ни икон, ни церковной утвари. По указанию Благочинного священника необходимые предметы передавались безвозмездно из Николаевской церкви ст. Луганской. Из предметов наиболее ценных – Евангелие, напечатанное «в 1703 году при царе Петре Алексеевиче» (13 – Л. 60). На содержание причта жалованья не полагалось. Духовным людям разрешалось пользоваться доходами от прихожан за исправление духовных треб.

Петропавловская церковь в х. Чугинка ст. Луганской. 3 ноября 1868 г. на имя Войскового Наказного атамана Войска Донского генерал-лейтенанта Черткова поступило прошение от Чугинского и Калиновского хуторских обществ. Жители просили разрешить им построить в хуторе собственный молитвенный дом во имя Св. Апостолов Петра и Павла. До означенного времени казаки ходили в ближайшую Воскресенскую церковь сл. Машлыкиной, к которой они были приписаны. Однако населенные пункты разделяла р. Деркул, и весной в период половодья все контакты между ними прекращались (15 – Л. 1-1об). Уже 8 ноября 1868 г. Войсковое правление дает положительный ответ и направляет материалы для дальнейшего рассмотрения в Донскую Духовную консисторию.

Хуторяне собирались возвести молитвенный дом на собственные средства, по чертежам урядника Ивана Васильевича Наумова (53 лет от роду). Помимо всех расходов, связанных со строительством, на содержание причта выделялось бы ежегодно 600 руб. серебром (15 – Л. 14об).

По прошествии года жители двух хуторов решают построить новую церковь в х. Чугинка или в х. Калинове. 9 октября 1869 г. Благочинный священник Петр Лавров дает согласие, при условии сооружения за счет хуторян «приличных домов» для будущего  причта. Калиновчане отказались, сославшись на небольшое количество людей в их хуторе, но обязались всевозможно помогать чугинцам во время будущих построек (15 – Л. 26). В течение месяца для священника и псаломщика возвели дома с тремя и двумя «чистыми комнатами, кухней», а также со всеми необходимыми пристройками. Материалом послужило вербовое и тополевое дерево, крыша сделана из тёса. Будущему священников свой новый дом предоставил казак Петр Андреевич Черепахин, получив, в качестве компенсации, из станичной казны 300 руб. серебром. Чугинцы выдвинули единственно условие, чтобы дома составляли собственность церкви, а не будущего причта.

План Петропавловского храма, по примеру Верхне-Тарасовской церкви, составили и предложили урядники: Иван Сухревский, Семен Ивановский и казак Василий Зотов (15 – Л. 38). Стоимость будущей постройки оценена в 12500 руб. Церковь построили деревянную на каменном фундаменте с тремя позолоченными главами и тремя колоколами (один 10 пуд и два по 2 пуда веса). Освящена она была Благочинным священником 11 марта 1875 г. Храмовый праздник отмечался 29 июня во имя апостолов Петра и Павла.

Вознесенская церковь в х. Камышном ст. Луганской. Церковь во имя Вознесения Господня в х. Камышеном деревянная на каменном фундаменте, покрыта листовым железом. Построена на средства прихожан. Освящена в 1892 г. Митякинским Благочинным священником (4 – Л. 448).

Андреевская церковь в х. Верхняя Плотина ст. Луганской. Казаки хуторов Верхняя и Нижняя Плотина были приписаны к церкви Рождества Богородицы в х. Верхне-Теплом. Жителям приходилось постоянно преодолевать по 9 – 11 верст, а во время престольных праздников в храме начиналась «большая теснота» (16 – Л. 1). Чтобы избежать вышеуказанных неудобств хуторяне просят разрешение построить свою собственную церковь, на что 27 июня 1893 г. Благочинный священник, рассмотрев все доводы, дает согласие. Инициаторами возведения нового храма стали: урядник Изот Никитович Кулаков и казак Мокий Борисович Пономарев. 20 июля 1893 г. свое участие в строительстве подтвердили жители х. Гандиловского.

Место для церкви выбрали в 80 саженях от хутора, на левой стороне р. Плотина около балки Макаровой. Возле будущего храма проходила дорога – ст. Митякинская – х. Верхне-Теплый – г. Старобельск Харьковской губернии (16 – Л. 15). Церковь решили назвать во имя Св. преподобного мученика Андрея, в память избавления Августейшего семейства от опасности при крушении поезда 17 октября 1888 г.

На момент подачи прошения хуторяне уже собрали 3000 руб. Сбором пожертвований занимался казак Матвей Митрофанович Туркин.  Общая стоимость возведения церкви была оценена в 15440 руб.

Дом для священника соорудили круглый, четырехкомнатный, покрытый листовым железом. Расходы оплатила станичная казна – сумма 1500 руб. Храм построили деревянный на каменном фундаменте с один куполом и тремя колоколами (один 20 пуд и два по 2 пуда). Алтарь поставили пятигранный с четырехгранным престолом из липового дерева. Ограды вокруг храма не было. Освятили церковь 16 февраля 1899 г.

Покровская церковь в х. Нижне-Ольховом  ст. Луганской. 20 апреля 1899 г. на Нижне-Ольховском хуторском сборе жители выразили желание возвести новую церковь, с самостоятельным причтом. Представителями от общества выступили урядник Кузьма Калистратович Кузюбердин и казак Александр Герасимович Ретивов, инициаторами строительства – урядник Иван Федорович Чаков и казак Василий Матвеевич Чаков (17 – Л. 15).

Место для будущей церкви казаки выбрали на южной стороне хутора, на песчанике в районе центральной площади. Храм находился между большими дорогами в равном удалении от хх. Верхняя и Нижняя-Ольховая, а также Лащина. Во время зимы была бы защищена от сильных ветров и вьюг, а весной от наводнений. Приходское кладбище располагалось всего в 150 м. от церкви (17 –  Л. 24). Всему причту, жители обещали построить удобные дома, каждый из которых 150 кв. м. с необходимыми хозяйственными пристройками.

На момент подачи прошения в Войсковое правление, хуторяне собрали сумму в размере 2000 руб. (за один день). Сбором пожертвований занимались казаки: Кондрат Петрович Чаков, Игнат Семенович Ротов, Андрей Емельянович Плешаков и Михей Кузюбердин. Строительство обошлось в 11798 руб.

Завершили строительство церкви в конце 1901 г. Поскольку она еще была не освящена, то прихожане просили причт Николаевской церкви ст. Луганской исправлять службы и в Покровском храме, разумеется, за вознаграждение. Однако им в этом отказали, причем в достаточно резкой форме.

14 декабря 1903 г. Митякинский благочинный священник Василий Зеленский официально подтвердил, что храм готов к освящению. Особо его восхитили главный четырехъярусный иконостас «прочной и красивой работы», двухъярусные боковые иконостасы и изумительную живопись на иконах (17 – Л. 50). Сама церковь была деревянная на кирпичном фундаменте, однапрестольная имеющая форму креста, с одним куполом, покрытым позолотой. 27 января 1904 г. храм во имя Покровы Пресвятой Богородицы в торжественной обстановке освятили.

К сожалению, не обошлось без скандала. 12 мая 1904 г. священник Николаевской церкви ст. Луганской стал обвинять граждан х. Нижне-Ольхового в том, что пожертвования не их, а станичного общества (17 – Л. 74). Приводились, как казалось, неопровержимые факты о выдаче 5 и 20 руб. из казны Николаевской церкви, неучтенных сборщиками. Донская Духовная Консистория тщательно разобралась в полученной жалобе, и обязало Николаевскую церковь первое время оплачивать труды причту Покровской церкви, в размере 500 руб. А вот сборщику пожертвований Михею Кузюбердину следовало отдать в Николаевскую церковь не учтенные им 5 руб. (17 – Л . 96).

Николаевская церковь в х. Верхне-Герасимовом ст. Луганской. 16 января 1910 г. Областное Войсковое правление разрешает строительство церкви в х. Верхне-Гарасимовом. Доверенным лицом от жителей выступил полковник Никандр Федорович Шаров. На начало возведения храма было собрано 10600 руб. Недостающие же деньги было решено получить, сдав в аренду 275 десятин земли с ежегодной платой 2500 руб. Вся стоимость определялась в 22295 руб. 39 коп. (18 – Л. 120-120об).

Церковь построили в 1913 г. на средства прихожан. Храм представлял собой деревянную постройку на каменном фундаменте, покрытый листовым железом с одной колокольней. Освящена церковь была в 1914 г. Состав причта 1 священник и 1 псаломщик (3 – Л. 153).

Церковь Иоанна Богослова в х. Нижне-Теплом в ст. Луганской . Строительство церкви в х. Нижне-Теплом было вызвано желанием генерал-майора Я.Ф. Шарова, проводившим планомерную политику создания новой Теплянской станицы. 1 октября 1905 г. на хуторском сборе оформляется прошение на имя Архиепископа Донского и Новочеркасского о постройке храма. Просьба обосновывается тем, что не всем казакам и казачкам по силам добраться до церкви Рождества Богородицы в х. Верхне-Теплый (8 верст), а также не в состоянии постоянно оплачивать священнику проезд из одного населенного пункта в другой (19 – Л. 1-1об). Существовала и еще одна причина. В 1904 г. во время страшного пожара выгорел весь хутор, однако ни один человек при этом не пострадал. Жители хотели возблагодарить Св. Иоанну Богослову, который чудесным образом их спас. На момент подачи прошения хуторяне собрали для возведения церкви 3000 руб. и отдали в аренду 400 десятин земли с ежегодной прибылью 3000 руб. Для сбора пожертвований выбрали казаков Никифора Родионова и Илью Пшеничнова.

Донская Духовная консистория 4 декабря 1905 г. рассмотрела заявление прихожан х. Нижне-Теплого и пришла к выводу о необходимости постройки нового храма в кратчайшие сроки (19 – Л. 4об). 10 марта 1906 г. такое же разрешение было получено и из Областного правления Войска Донского.

При строительстве обнаружилась нехватка леса, и хуторское правление вынуждено было обратиться к Харьковскому и Полтавскому управлению Земледелия и Государственных имущества с просьбой о вырубке леса в Ново-Глуховском лесничестве. Ответ из управлений был дан положительный (19 – Л. 29).

Возведение новой церкви на каменном фундаменте с одной колокольней окончили 12 октября 1909 г. Внутри и снаружи храм покрыли масляной краской. Митякинский Благочинный священник Павел Лавров освятил ее 25 января 1910 г. «при большом скоплении народа», но причт утвердили лишь 28 сентября того же года (19 – Л. 66).

В память счастливого избавления от пожара, о котором упоминалось выше, 19 февраля 1909 г. восемь жителей х. Нижне-Теплого испрашивали разрешения у Священного Синода вложить мощи «Святых угодников Божьих» в кипарисовый крест, заказанный на горе Афон. Синод без объяснения причин отказал просителям. Благотворительница казачка Марфа Ивановна Носикова стала самостоятельно переписываться с «братьями горы Афон». Переписка затянулась на два года. Наконец, в 1911 г. на горе Афон принимается решение удовлетворить просьбу М.И. Носиковой, с единственным условием, что транспортировка креста по морю до Одессы и по железной дороге оплачивалась бы самой благотворительницей. Больше никаких денежных средств потрачено не было.

28 апреля 1912 г. М.И. Носикова обратилась к священнику церкви Иоанна Богослова Н. Александрову последовать с крестным ходом на станцию Ольховую и «встретить присланный крест (9 пудов весом) со Святыми мощами – Св. Харлампия, Св. Космы, Св. Дамиана и часть животворящего Креста Господня» (19 – Л. 77). В крестном ходе просительнице было отказано, поскольку Донская Духовная консистория посчитала, не известно на каком основании, что мощи святых находящиеся внутри креста поддельные. В связи с данным заявлением интересен другой факт. По утверждению той же Консистории – Крест кипарисовый настоящий и привезен действительно с горы Афон. 15 июня 1912 г. после окончания литургии священник местной церкви объявил прихожан об изъятии мощей святых. Хуторяне подняли крик, избили священника Н. Александрова, «осыпая его отборной бранью, из слов которой лучшими были мошенник и негодяй» (19 – Л. 92 об). Как в дальнейшем сложилась судьба мощей святых, к сожалению, в архивных фондах выявить не удалось.

За долгие годы в церквях Луганской станицы сменилось много священно и церковнослужителей, однако не всем выпала судьба отличиться и быть отмеченными Правительством и Святейшим Синодом. Во время Отечественной войны 1812 г. большое количество священников – добровольцев находилось на службе при армиях, духовно наставляя и подбадривая солдат. Одним из таких добровольцев был священник Николаевской церкви Василий Григорьевич Попов, удостоенный бронзового наперсного креста на Владимирской ленте с надписью «1812 год» (20 – Л. 305об-306). Священник церкви Рождества Богородицы х. Верхне-Теплого Даниил Петрович Минченков не только занимался своими прямыми обязанностями в храме, но и состоял членом Благочинного совета, попечителем светских и приходских училищ, преподавал Закон Божий. Такая активная позиция Д.П. Минченкова была отмечена целым рядом духовных наград как, набедренником, скуфьей, Архипастырского благословения, камилавкой и наперсным крестом[2] (21 – Л. 26об-27). За долговременную и усердную службу были удостоены благословения Святейшего Синода дьякон Петропавловской церкви х. Чугинка Петр Федорович Попов и пономарь Троицкой церкви х. Нижне-Герасимова Федор Васильевич Попов (22 – Л. 68об-70; 23 – Л . 109об-110).

К сожалению, иногда происходили и не приятные случаи в духовной жизни станицы. В 1838 г. священник Николаевской церкви Яков Васильевич Минченков «состоял под судом в Донецком начальстве по делу о фальшивом подписании им присяжного листа». Помимо вышеуказанного факта, практически каждый год Консистория строго предупреждала его «…чтоб вел себя не круто и не строптиво» (24 – Л. 7об-8).  Но такие случаи были большой редкостью и являлись скорей исключением, чем закономерностью.

После революционных событий в России в отношении церкви начинаются гонения и притеснения. 25 января 1919 г. без объяснения причины был арестован красноармейцами псаломщик Петропавловской церкви х. Чугинка Степан Петрович Попов. Арестованного доставили в станицу, продержали некоторое время, а затем вывезли на противоположный берег р. Донец и расстреляли. Тело сбросили в колодец, забросав гранатами. В 1927 г. все церковно и священнослужители лишались избирательных прав, «как служители религиозного культа» (25 – Л. 114).

Какова же судьба церквей станицы Луганской в ХХ столетии? В 1929 г. Андреевскую церковь закрыли и впоследствии разобрали. Стройматериалы использовали при возведении новой школы. В марте 1935 г. закрыта Николаевская церковь х. Верхне-Герасимова, а уже 30 мая 1985 г. церковное здание было снесено. В сентябре 1935 г. станичная Николаевская церковь была закрыта и впоследствии разрушена. В середине 30-х гг. разрушена Петропавловская церковь, закрыты Успенская и

Станица Луганская 1909-1910 гг. 1-й класс церковно-приходской школы

Вознесенская церкви; первая переоборудована под клуб, вторая передана заготконтролю для использования под зернохранилище. В 1961 г. Совет по делам Русской православной церкви (РПЦ) снял общину Покровской церкви с регистрации «как прекратившую свою деятельность». Церковь разрушили. В 1962 г. председатель Станично-Луганского райисполкома закрыл Троицкую церковь и принял решение о передачи церковного здания на баланс сельсовета для использования его под клуб. В 1963 г. разобрали церковь Рождества Богородицы (26 – С. 70-77).

Важным элементом духовного развития населения являлись учебные заведения, расположенные на территории станичного юрта. Все учебные заведения можно разделить на следующие группы. В первую группу входили мужские училища (с 1862 г. в станице, с 1868 в х. Верхне-Теплом). Во вторую группу – женские училища (с 1866 г. в станице, с 1903 г. в х. Верхне-Теплом). В третью группу – двухклассная приходская школа (с 1913 г. в станице). В четвертую группу – приходские училища (с 1869 г. в х. Нижне-Герасимовом, с 1892 г. в х. Камышеном, с 1901 г. в х. Подгорном, с 1903 г. в х. Верхне-Герасимовом, с 1906 г. в х. Верхне-Минченков, с 1907 г. в х. Крепи, с 1908 г. в х. Александровском, Петровском и Чугинке, с 1911 в х. Нижне-Минченков, с 1912 г. в х. Болотенном, с 1913 г. в х. Верхне-Ольховом, с 1913 г. в х. Кондрашове). В пятую группу – церковно-приходские школы (с 1894 г. в х. Колесникове, с 1897 г. в х. Верхняя Платина, с 1903 г. в х. Нижне-Ольховая, с 1904 г. в х. Нижне-Теплый).

На постройку одного училища затрачивалась сумма в размере 700 – 750 руб. (8 – Л. 373-374), а на возведение женского приходского училища 3-го разряда необходимо было потратить 3651 руб. (27 – Л. 244-245).

Жители станицы или хутора должны были доказать необходимость открытия учебного заведения. Например, дочь дьячка Николаевской церкви Александра Лукинична Сухоревская целый год за свой счет обучала 20 девочек и мальчиков чтению и грамоте. Такое рвение женщины Министерство просвещение вознаградило открытием нового училища, первой начальницей которого стала А.Л. Сухоревская (28 – Л. 23-36). Во всех школах и училищах Закон Божий преподавали священники из местных церквей. Гимнастическим упражнениям детей учили местные казаки. Так в период с 1900 по 1917 гг. этим предметом занимались: казак Е. Киселев, урядник М. Несмеянов и др. (29).

Таким образом, можно увидеть, что духовное развитие станицы складывалось из нескольких составляющих. Благодаря правильному образованию будущее поколение казаков становилось грамотнее, получало необходимые физические навыки, а самое главное – воспитывало в себе патриотические чувства к Донскому казачеству и к православной вере.

 

Примечания:

 

1. Дружинин В.Г. Раскол на Дону в конце XVII века. – СПБ., 1889.

2. Сулин И.М. Краткое описание станиц Области Войска Донского. Станицы по Донцу//Донские епархиальные ведомости. 1892. №6. 15 марта.

3. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 12169.

4. ГАРО. Ф. 697. Оп. 2. Д. 77б.

5. ГАРО. Ф. 226.Оп. 3. Д. 12700.

6. Донские епархиальные ведомости. 1915. №21. 27 мая.

7. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1854.

8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1960.

9. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11823.

10. ГАРО. Ф. 226. Оп. 2. Д. 6129.

11. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11195.

12. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1852.

13. ГАРО. Ф. 226. Оп. 2. Д. 5216.

14. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 9043.

15. ГАРО. Ф. 226. Оп. 19. Д. 807.

16. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 9658.

17. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 10317.

18. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1998.

19. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11196.

20. ГАРО. Ф. 226. Оп. 1. Д. 1254.

21. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 10520.

22. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 9492.

23. ГАРО. Ф. 226. Оп. 3. Д. 11280.

24. ГАРО. Ф. 226. Оп. 2. Д. 2473.

25. ГАЛО. Ф. Р-243. Оп. 3. Д. 16.

26. Форостюк О.Д. Православная Луганщина в годы гонений и трагических испытаний (1917-1988 гг.) – Луганск, 1999.

27.ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1656.

28. ГАРО. Ф. 358. Оп. 1. Д. 333.

29. Памятные книжки Области Войска Донского.

 

Сельское хозяйство и торговля.

Значительное место в развитии станицы занимало сельское хозяйство, торговля и предпринимательская деятельность.

В начале ХХ столетия на душу мужского населения  в ст. Луганской приходилось 15 десятин земли. Пай наделялся каждому казаку, начиная с 17 летнего возраста. Из них 10 десятин удобной, предназначенной для распашки и сенокоса, и 5 десятин неудобной земли, т.е. песков, дорог, лесов. Паи старались распределять в разных местах, небольшими наделами. К 1907 г., по официальным данным, 215 человек сдавали свои земельные участки в аренду, размеры которых определялись от 25 до 50 руб. в год (1). Улучшение качества и плодородия почв получали за счет смешивания болотного торфа с навозным перегноем и песком.

Основными сельскохозяйственными культурами, которые выращивались на территории юрта, были пшеница, ячмень, кукуруза, подсолнечник, гречиха, конопля и горох.  В меньшей степени уделялось внимание посеву ржи и овса. Под посев пшеницы отводилось 35.544 десятин земли. В лучшие годы урожайность составляла 50-70 мер на десятину. В среднем в течение 10 лет, урожайными считались 3-4 года. Из подсолнечника и конопли казаки получали масло, считавшееся одним из лучших в Донецком округе (1).

Для переработки пшеницы в 1857 г. на основании приложения к ст. 147 т. 12. разрешалось устраивать водяные мукомольные мельницы. Построенную мельницу хозяин должен содержать в образцовом порядке. К 1 числу ноября каждого года необходимо выплачивать в пользу Войска и в станичный доход по 25 коп. серебром. Рабочая вода использовалась до 3-х аршин, чтобы не причинить вреда близлежащим угодьям. В случае нанесения ущерба кому-либо, хозяин мельницы нес полную материальную ответственность (2 – Л. 56-57). Удалось установить нескольких хозяев мукомольных мельниц. В 1863 г. казак Яков Федорович Сухоревский просит разрешение построить водяную мукомольную мельницу на р. Теплой, ниже на 850 шагов от мельницы урядника Романа Сарокурова (3 – Л. 6-14). В 1865 г. свое предприятие открывает урядник Игнат Погорелов на р. Нижне-Ольховой в собственной роще (2). В том же году вдова казака Стефанида Федоровна Терновская обращается в станичное общество с просьбой «…желая устроить водяную мельницу о двух поставах в пределах юрта Луганской станицы на реке Верхне-Ольховой между мельницами урядника Федора Давыдова и казака Андрея Соколова близ урочища Желтой Кугучуры» (4 – Л. 1-37об). Общество разрешает строительство с единственным условием - неприкасаемость станичного леса и луговых покосов. Помимо вышеперечисленных владельцев мукомольными мельницами владели: полковник Н.Ф. Шаров, урядник И.С. Стехин и казак В.С. Бруев (5, 6). Но даже в таких мирных делах не обходилось без скандала, причем на областном уровне.  В 1861 г. урядник Наум Егорович Никишин просит станичное правление разрешить возобновить работу мельницы в районе р. Теплой. Однако этому в резкой форме воспротивился его родственник войсковой старшина Федор Федорович Стехин, утверждавший, что «…мельница эта приносит и будет впредь приносить мельнице его вред» (7 –Л. 1). Станичное правление отклонило доводы Ф.Ф. Стехина, и в 1862 г. Н.Е. Никишин получил право наладить деятельность своего предприятия. Ф.Ф. Стехин не оставил помыслов помешать родственнику. Он жалуется в Войсковое правление на неправомочность станичной администрации. Основным доводом, приводимым Ф.Ф. Стехиным, являлся возраст его мельницы, построенной его предками аж в 1760 г. Помимо запрета для Н.Е. Никишина, он требовал возмещения ему морального ущерба. Войсковое правление, тщательно разобравшись в деле, обязало общество ст. Луганской заключить с Н.Е. Никишиным «…условия на мельницу», а Ф.Ф. Стехину посоветовало быстрее выплатить причитающийся денежный сбор, который он задолжал с 1855 г. (7 – Л. 9-17).

В результате научно-технического прогресса в 1906 г. станичное общество сдает в аренду 400 кв. сажень земли инженеру-механику А.Г. Попову для постройки первой паровой мукомольной мельницы (8).

На своих участках значительная часть домохозяев занималась парниковым хозяйством, которое было довольно обширным и хорошо устроенным. В большом количестве выращивался картофель и помидоры. На одной десятине урожай помидор составлял до 3 тыс. пудов. Переизбыток данного продукта приводил к тому, что им кормили коров, свиней и даже лошадей. Из сушеных помидор предпочитали на зиму делать морс и оригинальные спиртные напитки. Цена такого напитка составлял 10 руб. за литр. 

Под фруктовыми садами, левадами и рощами насчитывалось 3.500 десятин земли и 200 десятин под виноградниками. Сады никогда не перекапывались, виноградники были морозоустойчивы и казаки не считали нужным их прикапывать.

Значительное развитие в ст. Луганской получило пчеловодство. На 1907 г. насчитывалось 175 пасек (4.375 ульев). Меда и воска добывалось по 2 тыс. пудов в год. В 1912 г. пасека К.Г. Волокиткина заняла второе место в Донецком округе на конкурсе «по качеству меда».  К сожалению, в 1919 г. К.Г. Волокиткин вместе с семьей отправился в отступление на юг, взяв самое дорогое имущество – пасеку. Под Новороссийском вся семья умерла от брюшного тифа. Не трудно предположить, что сталось с ульями во время лихолетья в стране.

Центром торговли в ст. Луганской была Семеновская ярмарка (20 августа). Как следует из документов ярмарка эта одна из старейших на Дону и до 1835 г. по торговому обороту уступала только Урюпинской (Хоперский округ). В станичном правлении датой основания Семеновской ярмарки считался 1764 г. (9 – Л. 551). В июле 1884 г. станичный сбор ходатайствует перед Войсковым Правлением о переносе срока существовавшей в г. Луганске ярмарке с 30 августа на более отдаленный период времени. Луганская ярмарка значительно уменьшала доходы казаков и наносила серьезный материальный ущерб станичной казне. До 1870 г. прибыль от продаж Семеновской ярмарки составляла 3000 руб., а к 1884 г. она сократилась до 1800 руб. Все денежные средства, полученные от торговли, предназначались для «исправления бедных казаков к службе», выдаче пособий погорельцам и т.д. Значительная часть финансов покрывала содержание училищ (оплата учителям составляла в год 1040 руб.). По мнению станичного атамана Г.А. Попова если сроки ярмарки в г. Луганске не перенести, то в ст. Луганской торговля практически прекратилась бы. Из этого следовало, что расходы превышал бы доходы (9 – Л. 551-553). Областное Войсковое правление удовлетворило просьбу луганцев, направив соответствующие документы в Земскую управу Екатеринославской губернии. Но к 1886 г. все оставалось по-прежнему. Поэтому станичный общество еще раз ходатайствует перед Войсковым Правлением. Удовлетворить просьбу казаков – луганцев помог помощник Войскового Наказного Атамана, лично взявшийся за ее решение. С 1887 г. ярмарка в г. Луганске открывалась во второй половине сентября (10 – Л. 167-168об).

В конце 1897 г. Луганское станичное общество «возбудило через Донецкий Окружной распорядительный по земским делам Комитет» ходатайство о переносе срока торга скотом и другими товарами на четыре дня, т.е. на 24 августа. Необходимость переноса была вызвана почти одновременными ярмарками в сл. Мартыновке и ст. Раздорской. Таким образом, жители не успевали на Семеновскую ярмарку и лишались возможности приобретать нужные товары и сбывать рогатый скот. Со стороны Донецкого Окружного Распорядительного Комитета препятствий не последовало. Только Врачебное отделение поставило необходимое условие – продажа животных должна продолжаться не более трех дней (24 – 26 августа), и начинаться одновременно с открытием торговли мануфактурными товарами (11 – Л. 67-67об).  

Помимо Семеновской ярмарки, в остальные времена года излишки продукции жители станицы продавали в близлежащих районах. Это г. Луганск, Беловодск, рудники Екатеринославской и Харьковской губерний (Сулиновский, Успенка, Юрьевка, Волынцево-Петровский), на станции Миллерово – Дебальцево. Продавали помидоры «яблочки», огурцы, капусту, яблоки, груши и виноград. Например, в 1907 г., стоимость огурцов составляла от 5 до 15 руб. за тысячу, огурцов «пикулей» для маринада 1 руб. 20 коп. за сотню. Современники особенно отмечали вкусовые качества помидор, выращенных в ст. Луганской: «…они необыкновенно мясисты, сочны, сладки и как бы сахаристы, розово-матового цвета» (1). Картофель на рынке продавался по 20 коп. за пуд.

В XIX в. в ст. Луганской имело широкое распространение развитие овцеводства и свиноводства. Почти в каждой семье, в том числе малоимущей, насчитывалось по 100 голов овец и свиней. Однако к 1910 г. казаки на своем подворье держали лишь рабочий скот и коров. Зажиточные хозяева могли позволить себе иметь до 40 штук овец, дающих ежегодный приплод 25-30 ягнят. Стоимость овцы варьировалась от 15 до 27 руб. (1).

Начиная с первой четверти XIX столетия, казаки ст. Луганской постоянно входили в состав Донского Торгового общества. Состав общества по положению 1835 г. определен в 500 человек. Сумма взносов составляла 28 руб. 57 коп. В 1860 г. численность была доведена до 1000 человек, а законом от 8 мая 1869 г. разрешалось принимать казаков в общество без ограничений числа его членов, только взносы теперь увеличивались до 57 руб. 15 коп. (12 – С. 338). Одним из первых торговых казаков – луганцев был Погорелов, занимавшийся продажей железа. Капитал его составлял 5000 руб. В конце XIX в. в составе Донского Торгового общества присутствовали Алимовы, Волокиткины, Григоровы, Долотины, Ивановские, Калинины, Черепахины, Щуровы  (13).

Жители станицы часто отправлялись на заработки в г. Луганск, а также на окрестные рудники и заводы. Некоторые казаки устраивались стражниками в городах Харьковской и Екатеринославской губерниях. Их довольствие составляло 20 руб. в месяц. Казачки предпочитали наниматься кухарками и прислугами в богатые семьи. Так жена казака Левченкова Иуды Фатеевича, Анна Ивановна была прислугой у Чернозубовой Магдалины Михайловны в г. Новочеркасске (14 – Л. 78об-79об). Получали они до 12 руб. в месяц.

На территории станичного юрта добывался строительный камень, который использовался в близлежащих регионах Войска Донского (Славяносербский и Бахмутский уезды). Казаки не участвовали в добычи, поэтому станичное правление с этой целью сдавало в аренду две горы Хрещевская и Цаповская.

Через все населенные пункты ст. Луганской пролегали грунтовые дороги. Однако 2/3 из них проходила по сыпучим пескам. По такой дороге можно было одновременно провести кладь в 10-15 пудов. В целях уменьшения песков граждане х.х. Платины, Колесникова, Верхне-, Нижне-, Средне-Теплых и Гандиловки занимались насаждением краснотала около дорог. К 1920 г. планировалось построить глинобитное шоссе ст. Луганская – г. Луганск – ст. Каменская, однако этому плану не суждено было сбыться.

Таким образом, ст. Луганская по экономическим показателям к 1917 г. была одной из ведущих станиц на территории Донецкого округа.

 

Посещение Войска Донского Высочайшими особами.

Казаки-луганцы, участники встречи с Государем Императором в

Новочеркасске (сентябрь 1914 г.)

Войско Донское многократно было удостоено личным посещением монархов Российской Империи. Эти посещения составляют в Донской истории особые эпохи. Петр I приезжал в г. Черкасск в 1695, 1696 и 1709 гг.; Екатерина II участвовала в путешествии по югу России в 1787 г.; Александр I посетил г. Новочеркасск в 1817 и в 1825 гг.; Николай I был в г. Новочеркасске в 1837 г.; Александр II, будучи Наследником Всероссийского престола в 1837 и 1850 гг., и императором в 1872 г.; Александр III, Наследником престола в 1869, 1870 и 1872 гг., императором в 1887 г.; Николай II в 1914 г.

Подробную информацию история донесла до наших дней не обо всех приездах Высочайших особ. Перед Русско-турецкой войной 1787-1791 гг. талантливый администратор и политик Г.А. Потемкин организовывает путешествие императрице Екатерине II по Причерноморскому краю. Оно было задумано с большим размахом. Достаточно сказать, что казна отпустила на это 15 млн. руб. Это была не просто увлекательная прогулка, а большая, хорошо продуманная политическая игра – надо было показать высокомерной Европе, чего достигла Россия на юге. В честь этого царственного похода русского двора с представителями европейских держав была выбита особая медаль с надписью, выбранной Екатериной: «Путь на пользу!». 

Встретить царственный кортеж в г. Кременчуге, для сопровождения его в дальнейшем путешествии выпала участь в первую очередь казакам Войска Донского. В составе полка подполковника Орлова находились казаки - луганцы: Болдырев

Казак ст. Луганской х. Валуйского Петров Арефий Карпович (справа). Член 3-й Государственной Думы. Встречался с Николаем Вторым. В апреле 1917 г. был избран делегатом Большого Войскового Круга.

Афанасий, Голоднов Корней, Гнутов Андрей, Долотин Иван, Золкин Авдей, Иванчиков Федор, Исаев Петр, Карагичев Дмитрий, Пилюгин Семен, Полетаев Иван, Поляков Леон, Ретивов Корней, Стрепетов Мануил, Сухоревский Панкрат, Фатеев Тит, Черепахин Василий. В составе полка Кутейникова: Дьяков Ларион, Кириченков Алексей, Кириченков Петр, Миронов Михаил, Нестеров Иван, Никитин Роман, Носиков Иван, Ретивов Селиван, Сухоревский Корней, Чаков Прокофий. В отдельном полку при императрице состоял сотник Филатов Федор (15 – Л. 73, 79об).

Во время приезда на Дон Наследника Цесаревича Александра II в 1850 г., от станиц отрядили депутатов – старейших и заслуженных казаков. От ст. Луганской присутствовали: Аленкин Кондрат, Алещенков Иван, Долотин Павел, Ивановский Трофим, Ивановский Федор, Савченков Григорий, Туреев Аким, Черепахин Пимен (16).

Наиболее торжественная встреча произошла в 1887 г. Встречавшие были в основном кадеты Донского кадетского корпуса, юнкера Новочеркасского юнкерского училища, полк из молодых казаков приготовительного разряда 20-22 лет, и два полка подростков 10-14 лет. Из старших возрастов были: дивизион Лейб-Гвардии Казачьего полка из числа льготных казаков, состоящий на службе Новочеркасский армейский казачий полк, местная команда и батарея Донской артиллерии из казаков, находящихся на льготе на Дону. Казаки 2-й и 3-й очереди, не только не вызывались на смотр, но даже, по случаю неурожая в 1886 г., по Высочайшему повелению освобождены от весенних лагерных сборов (17).

В числе депутатов Войска Донского от ст. Луганской в г. Новочеркасск 5 мая 1887 г. для встречи их Императорских Величеств были: коллежский регистратор Шаров Иван Степанович, урядник Никитченков Тит Григорьевич и урядник Карагодов Савелий Николаевич. 6 мая 1887 г. на организованный дворянский бал пригласили: генерал-майора Долотина Филиппа Семенович, войскового старшину Казмичева Павла Павловича и генерал-майора Хрещатицкого Ростислава Александровича. На следующий день эти же особы удостоились приглашения к Высочайшему обеденному столу.  

 

Дела судебные.

Казачья служба всегда была сопряжена с опасностями, тяжбой, приключениями. К тому же сами казаки, в силу своего генетического горячего нрава, порой сознательно испытывали судьбу, зная, что удача всегда рядом со смелыми, решительными и отважными людьми. А эти качества казакам прививались с детства, иначе не выжить служивому люду. Было не редкость, когда они в промежутках между подвигами совершали поступки дерзкие, порой граничащие с авантюризмом, рисковали не только карьерной службой, но и жизнью.

В разделе «Дела судебные» автору хотелось бы показать наиболее важные, знаменитые судебные процессы, в которых участвовали представители ст. Луганской. Процессы, получившие гласность, как на территории Войска Донского, так и во всем государстве.

В 1773 г. начинается знаменитое восстание Е. Пугачева.  Большое количество донских казаков участвовало и поддерживало самозваного царя «Петра III». После ареста восставших, и в частности самого Е. Пугачева стали производиться допросы, целью которых было выявить всех лиц мало-мальски причастных к государственному преступлению. На одном из допросов Е. Пугачев указал своего «сообщника» казака ст. Луганской Ивана Астафьевича Долотина. Вот что записано в протоколе: «Жили у оного Коровки неделю. Во время житья их у Коровки приехал к нему Луганской станицы казак Долотин. А потом и с ним, Емельякою, и с Семеновым говорил как о приеме им, Емелькою, на себя имени Петра Третьего, так и о намерении итить на Яик и возмутить казаков, … причем оной Долотин обещал делать ему, Емельке, помощь. И, переговоря об оном о всем, оной Долотин дав ему Емельке, денег сорок два рубля, и простясь с ним, от Коровки вечером уехал» (18 – С. 100-101). На следующем допросе 18 ноября 1774 г. Е. Пугачев «став на колени» признал, что оклеветал он И.А. Долотина. Однако казаку – луганцу от этого признания не стало легче, поскольку 2 декабря 1774 г. ему учинили жестокий допрос в Тайной экспедиции Сената. Убедившись в действительной непричастности И.А. Долотина к восстанию Е. Пугачева, 8 декабря 1774 г. его освободили из заключения с выдачей оправдательного паспорта (18 – С. 100-101).

По окончании суда над Е. Пугачевым, его имя, по приказу Екатерины II, было предано забвению. Только одно упоминание о казачьем бунтовщике грозило человеку жизненными неприятностями. В 1800 г. имя Е. Пугачева вновь загремело на всю Россию. Виной тому дело братьев Грузиновых.

После смерти Екатерины II в 1796 г., на престол взошел ее сын Павел I. Павел, ненавидя систему управления, созданную Екатериной II, обрушил свой гнев, в первую очередь, на дворянство. Через четыре года личный произвол императора вызвал недовольство среди придворного окружения. В среде офицеров Гвардейских полков стали зарождаться мысли о заговоре. Чтобы осуществить этот план, необходимо было отстранить от Павла преданных ему лиц. Наибольшим доверием у императора пользовались офицеры Лейб-Гвардии Казачьего полка братья Грузиновы. Сначала удалили от двора младшего Петра Осипович, лишив его чинов, и отправив под надзор в Черкасск, а затем наступил черед старшего брата Евграфа Осиповича. В конце августа 1799 г. Е.О. Грузинов, подчинился предписания Павла, и отправился на Дон к отцу.

Никаких объяснений сделанному распоряжению император дать не пожелал. Он даже не посчитал нужным прямо обвинить в чем-либо Грузиновых. Неопределенный правовой статус полконика Е.О. Грузинова был упорядочен состоявшейся отставкой 6 октября 1799 г. Причем, в приказе по армии, сообщалось, что основание для отставки послужило прошение полковника. При этом сам Евграф Осипович именовался сотником, уже выведенным из Свиты Его Императорского Величества.

Для братьев наступила обыденная, спокойная жизнь. Однако 13 августа 1800 г. было объявлено об открытии в Черкасске Комиссии военного суда по ордеру атамана Войска Донского генерала от кавалерии В.П. Орлова. Ордер предписывал учредить комиссию для разбора обвинений Евграфа Грузинова в «оскорблении Императорского Величества и других преступлений». Комиссия была весьма представительна по своему составу: генерал-майор Родионов 1-й, войсковые старшины: Чикилев 1-й, Щедров 2-й, полковники: Слесарев 1-й, Агеев 1-й; подполковники: Леонов, Иловайский 7-й; секретарь комиссии Един 3-й.

Над атаманом В.П. Орловым довлела монаршая воля, недвусмысленно выраженная прибывшими инкогнито из Петербурга высшими сановниками Империи – генералами Репиным и Кожиным.  Первым делом, комиссия постановила арестовать Е.О. Грузинова и на все время проведения расследования содержать его в кандалах. В юридической практике тех лет, лиц благородного происхождения не заковывали в кандалы вплоть до момента лишения всех прав состояния. Кроме того, комиссия озаботилась изучением бумаг семьи Грузиновых. Для этого были арестованы их домашний архив и библиотека; члены комиссии явились в дом подозреваемых, чтобы лично присутствовать при описи и изъятии бумаг. В бумагах Е.О. Грузинова были обнаружены две записки, взволновавшие членов комиссии, и петербургские кураторы распорядились немедленно направить оригиналы в столицу для ознакомления.

Что же представляли собой упомянутые записки? Первая, это приблизительная политическая декларация. Смысл ее сводился к следующему: 1. выгнать турок из Стамбула 2. утвердит в Стамбуле свою столицу 3. «премудростно сочинить законы». Для достижения выше изложенной цели, требовалась армия в количестве 200 тыс. человек. Вторая записка, логическое продолжение первой – создание космополитического города, населенного людьми разных народностей и вероисповеданий, которые, живя в мире и согласии, достигают всеобщего равноправия, примирения и счастья.

13 августа 1800 г. начался первый допрос Е.О. Грузинова. Арестованному задали общий вопрос о «непочтительных отзывах о Государе Императоре». На удивление обвиняемый не счел нужным отпираться по этому пункту и дал конкретное объяснение, что в присутствии двух свидетелей, казаков (первоначально командир не сдал своих подчиненных) – «сругал скверно-матерно самого Государя, назвав его б…». Сам он большой вины в этом не видел. Но когда на допросах речь зашла об отобранных записках, Е.О. Грузинов замолчал. Следственная комиссия зашла в тупик (19).

Начались поиски свидетелей. 18 августа 1800 г. в руках комиссии оказались три казака ст. Луганской: Василий Петрович Попов, Иван Дементьевич Колесников и Зиновий Петрович Косминин. Все трое служили в Лейб-Гвардии Казачье полку (В.П. Попов и И.Д. Колесников с 1799 г., З.П. Косминин с 1798 г.). Первым комиссией допросили В.П. Попова: «…истребованные занятые у меня в Петербурге 145 руб., то он Грузинов отказал мне об отдаче оных и выбронив меня скверно-матерно выслал вон из своего дома. Но при том случае на Высочайшего Его Императорского Величества особу ругательные изречения от него не слушал» (20 – Л. 37-37об). Практически тоже самое показал и И.Д. Колесников: «…вышли от него вон, и о произнесенных им Грузиновым ругательств на Его Императорское Величество особу и других вышесказанных слов до ныне не слыхал» (20 – Л. 65-66об). Таким образом, и В.П. Попов и И.Д. Колесников остались верные своему командиру, несмотря на то, что он им так и не вернул 189 руб. на двоих. А вот З.П. Косминин, видно поддавшись уговорам следователей, или по каким-либо другим причинам дал очень «интересные» сведения: «…упоминал (т.е. Грузинов) о Пугаче, что я не так как Пугач, но еще лучше сделаю; как возьмусь за меч, то вся Россия затрясется! Да по выходу нашему из дома, когда помянул я ему Попову, слышал ли пропитанные его дерзкие речи, сказал он что слышал» (20 – Л. 38-39об). Выходит, что В.П. Попов намеренно скрывал правду. На допросе З.П. Косминин указал еще на одного свидетеля происшедшего – есаула Рубашкина.

То о чем поведал казак ст. Луганской З.П. Косминин было настоящей находкой для комиссии. Дело в том, что еще по указу Екатерины II имя Е. Пугачева находилось в полном забвении, и указ этот ни кто не отменял. Таким образом, следственное дело получило долгожданный, «справедливый» ход. Состоялся скорый Военный суд, приговоривший Е.О. Грузинова е смертной казни. Павел I помиловал своего бывшего любимца и отменил высшую меру наказания, однако атаман В.П. Орлов указ о помиловании намеренно задержал и привел приговор в исполнение, в назидание другим. 5 сентября 1800 г. «… наказанный кнутом преступник Грузинов 2-й, сего числа пополудни в 5-м часу лишился жизни» (21 – Л. 102).

 Через три недели последовала новая расправа – 27 сентября 1800 г. были казнены войсковой старшина Афанасьев, казаки Попов, Колесников и Косминин. Все они были приговорены за недоношение к отсечению головы.

В начале ХХ в. историкам «…представляется возможным снять с памяти Грузиновых и памяти других пострадавших с ним Донцов, бесчестие государственного преступления» (22 – С. 165-179).

Еще два уголовных дела первой половины XIX столетия, в которых участвовали представители ст. Луганской, получили огласку на территории всего Донского Войска. Это «дела» Попова и Касьянова.

Иван Филиппович Попов родился в1797 г. семье офицера. В 11 лет уже числился урядником в Донском казачьем полку. Участник Отечественной войны 1812 г., Кавказской войны, Русско-иранской 1827-1828 гг. и Польской 1830-1831 гг. войн (23 – Л. 26, 26об, 31). К сожалению, есаул И.Ф. Попов отличался крутым и буйным нравом, допускал дерзость по отношению к начальству. Это усложняло его службу и, как правило, за проступки следовали наказания, но ничто не могло повлиять на характер казака.

В февраля 1840 г. он избил таможенного инспектора Прибыльщикова, и уже 17 февраля «за причинение побоев» - арестован и посажен на гауптвахту сроком на три месяца.

Курьезный случай, который резко повлиял на дальнейшую службу есаула И.Ф. Попова, произошел 15 марта 1841 г, когда он повздорил с войсковым старшиной Зарубиным. «Есаул Попов отговариваясь…, с негодованием и азартом, размахивая руками, сказал при воинских чинах, что он его Зарубина (войскового старшину – А.С.) не слушается. На другой день, т.е. 16 числа марта есаул Попов представляя вторичную команду Старшине Зарубину, явился в нетрезвом виде. И когда Зарубин напомнил ему об исполнении приказания своего; то Попов перед фронтом нанес ему грубость с скверноматерными ругательством, повторяя, что знать его не хочет. За каковые оскорбления Зарубин хотел арестовать его и отправить на гауптвахту, но он схватясь за шашку, хотел обнажить ее и ударить Зарубина,… За всем тем в горячности он толкнул по лицу Зарубина и произнес самые нелепые слова, назвал его разбойником» (24 – Л. 2-3).

16 января 1841 г. Комиссия Военного Суда «согласно 233, 235, 237 и 265 ст. устава Военноуголовной Книги – лишить чинов, ордена Св. Анны 4-й степени, серебряных медалей установленных за Персидскую войну 1826-1827 годов, за взятие Варшавы 1831 года и Польского знака отличия 4 степ. За военные достоинства… - исключить из казачьего звания и сослать в Сибирь на каторжную работу» (24 – Л. 30). 12 февраля 1842 г. суровый приговор был смягчен по решению Войскового Дежурства «на основании устава Военноуголовной Книги статей 265 и 267 лишить его Попова чинов, Ордена Св. Анны 4-й степ. и Польского знака отличия 4 степени за военные достоинства, написать в казаки впредь до выслуги или по летам и по освидетельствованию медицинскому окажется годным к службе» (24 – Л. 31об). 10 мая 1851 г. в составе 3 Донского Казачьего полка командирован в Царство Польское (25). Дальнейшая судьба И.Ф. Попова неизвестна.

   Степан Иванович Касьянов родился в 1797 г., в семье полкового квартирмейстра. В службе казаком с 15 лет. Участник Отечественной войны 1812 г. Проявил мужество и отвагу в сражениях при Борисове, Вязьме и Калише, за что был удостоен чина урядника в 1813 г. В чине хорунжего участвовал в Русско-турецкой войне 1828-1829 гг. С 1837 г. в чине есаула (26 – Л. 8-11). За долгую службу С.И. Касьянов зарекомендовал себя не только как храбрый офицер, но и как прекрасный администратор. В полках ему доверяли казну, право распоряжаться финансовыми средствами по своему усмотрению. Карьера продвигалась стремительно, но жажда власти и обогащения, причем быстрым и нечестным путем, оборвала ее практически на самом верху.

Казак – разведчик Ивановский Даниил Матвеевич (верхний ряд, крайний слева), казак Ивановский Иван Матвеевич (средний ряд, крайний слева), казак Чаков Иван Васильевич (9-й слева) – все ст. Луганской х. Нижне-Ольхового. 1909 г. Его Величества сотня Лейб-Гвардии Казачий Е.И.В. полк

В 1839 г. С.И. Касьянов командовал 2-й сотней 9 Донского Казачьего полка расквартированного в Царстве Польском. Как известно в этих местах проживали многочисленные семьи евреев – торговцев, вынужденных зачастую заниматься не легальным провозом своих товаров. Именно этим фактом и решил воспользоваться С.И. Касьянов. Он уговорил казаков своей сотни: Лазарева, Синяпкина и Мошкова задержать контрабандный товар у евреев Израила Ровета и Марка Гиршенкофа. Контрабанду по приказу С.И. Касьянова подчиненные ночью привезли к нему в г. Стадол. Осмотрев «трофеи» есаул взял для себя один тюк шелковой материи и часы. Остальную же часть, приказано было закопать в лесу. План С.И. Касьянова состоял в том, что евреи обязательно пожалуются на произвол командиру полка, поэтому он заблаговременно оповестил начальство о виновнике происшествия «…о сокрытии Поповым товаров в лесу Сандомирской губернии в 6-ти пачках». Казаки же Синяпкин, Лазарев и Мошков подтвердили версию С.И. Касьянова, утверждая «…евреи дали Попову 50 130 руб. серебром за возврат контрабанды». Сотник Попов 50-й всячески отрицал свою причастность к этому делу, и что самое главное ему поверил командир полка полковник Ильин. С.И. Касьянов, не растерявшись, пишет рапорт в Войсковое дежурство с жалобой на Ильина, как укрывателя преступника, и, скорее всего его подельника.

Начинается процесс поиска виновника. Неизвестно, какие были бы результаты, но вмешался сам случай. В апреле 1840 г. командиром 2-й сотни полка назначили войскового старшину Лащилина, которому вышеупомянутые казаки рассказали всю правду. Комиссия Войскового Дежурства приступает к тщательному расследованию, не показывая заинтересованность в делах С.И. Касьянову. Лишь к 1847 г. Военный суд счел возможным рассмотреть все представленные материалы. Оказалось, что фактов нарушения воинской дисциплины у есаула даже больше, чем предполагалось. В августе 1839 г. по приказу С.И. Касьянова казаки напали по дороге из г. Сандомирска на еврея Розенфельда. Еврея избили, связали и привезли к есаулу. Последний, объявил Розенфельду, что за проезд «по его территории» тот должен выплатить ему 327 злотых 18 грошей. В январе 1840 г. С.И. Касьянов удержал в свою пользу у 18 казаков 16,5 пудов муки. В феврале того же года ему удалось заказать новые шашки в полк, причем его прибыль составила 700 злотых. 5 декабря 1840 г. напоив казака Валькова, забрал у него молодую строевую лошадь, оставив свою, непригодную к службе. Наконец, в 1843 г. Военный суд предписал совершить очные ставки, всем участникам процесса, на что С.И. Касьянов отреагировал очень не уважительно к участникам и суду.

По заключению Военного суда в 1847 г. «…по ст. 229, 230, 265 и 327 1 кн. 5 части Свода Военных постановлений; подсудимого Касьянова за означенные преступления, равно и за упорство противу военного суда, лишить чинов и дворянского достоинства и написать в казаки». В 1851 г. С.И. Касьянов просит помилования у Его Императорского Величества, однако получает отказ (27 – Л. 110-250).

Таким образом, казаки и офицеры ст. Луганской «поучаствовали» в громких уголовных процессах первой половины XIX в.

 

Примечания:

 

1. ГАРО. НСБ. Экономическое описание казачьих станиц ОВД с 1877 по 1907 гг. (Станицы Донецкого округа). Инв. № 12318.

2. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 314.

3. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 282.

4. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 295.

5. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 281,

6. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 304

7. ГАРО. Ф. 301. Оп. 14. Д. 280.

8. ГАРО. Ф. 301. Оп. 17. Д. 274

9. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1158.

10. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1208.

11. ГАРО. Ф. 301. Оп. 8. Д. 1658.

12. Номикосов С.Ф. Статистическое описание Области Войска Донского. – Новочеркасск, 1884.

13. ГАРО. Ф. 200

14. ГАРО. Ф. 353. Оп. 1. Д. 263.

15. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 76.

16. Приказы по Войску Донскому.

17. ГАРО. НСБ. О посещении Государя Императора Области Войска Донского. 1887 год. Инв. № 10647.

18. Вопросы истории. 1996. №7.

19. http://www.murders.ru

20. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 101.

21. ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 102.

22. Хрещатицкий Б.Р. История Лейб-Гвардии Казачьего Его Величества полка. СПБ., 1913.

23. ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 315.

24. ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 401.

25. ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 657.

26. ГАРО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 881.

27. ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 547

 

Атаманы станицы Луганской

 

1752 г. – Стехин Григорий

1786 г. – Алимов Елисей Андреевич (есаул)

1790-1791 гг. – Фирсов Иван

1793-1794 гг. – Сухаревский Родион

1795-1799 гг. – Ивановский Зот Демьянович

1799-1804 гг. – Поляков Даниил (есаул)

1804-1810 гг. – Долотин Филипп Григорьевич (хорунжий)

1810-1811 гг. – Стехин Федор Петрович (сотник)

1811-1812 гг. – Казмичев Ивлей Иванович (хорунжий)

1812-1815 гг. – Минченков Афанасий Никифорович (сотник)

1815-1817 гг. – Попов Филипп Иванович (сотник)

1817-1819 гг. – Шаров Корней Степанович (сотник)

1831-1835 гг. – Алимов Семен Елисеевич (сотник)

1836 г. – Никитин (хорунжий)

1839-1846 гг. – Минченков Иван Афанасьевич (есаул)

1846-1847 гг. – Казмичев Павел Ивлиевич (есаул)

1847-1850 гг. – Сапельников Иван Никифорович (сотник)

1850-1855 гг. – Баранов Петр Михайлович (есаул)

1855-1859 гг. – Дюбин Кондрат (урядник)

1859-1865 гг. – Апостолов Иван Петрович (есаул)

1865-1867 гг. – Сухоревский (урядник)

1867-1869 гг. – Рябухин Дмитрий Андреевич (сотник)

1869-1871 гг. – Тихановский Афанасий Васильевич (хорунжий)

1871-1873 гг. – Казмичев Варфоломей Иванович (сотник)

1873-1877 гг. – Попов Василий Александрович (сотник)

1877-1878 гг. – Шаров Петр Федорович (сотник)

1878-1879 гг. – Апостолов Иван Петрович (есаул)

1879-1881 гг. – Смоленский Семен Михайлович (есаул)

1881-1882 гг. – Тихановский Афанасий Васильевич (сотник)

1882-1883 гг. – Казмичев Варфоломей Иванович (есаул)

1883-1884 гг. – Попов Григорий Александрович (коллежский регистратор)

1884-1885 гг. – Пшеничнов Гавриил Петрович (урядник)

1885-1889 гг. – Шаров Иван Степанович (коллежский регистратор)

1889-1898 гг. – Малахов Алексей Николаевич (урядник)

1898-1901 гг. – Шаров Никандр Федорович (есаул)

1901-1903 гг. – Баранов Иван 2-й Лукьянович (есаул)

1903-1908 гг. – Малахов Алексей Николаевич (урядник)

1908-1911 гг. – Тихановский Василий Львович (войсковой старшина)

1911-1913 гг. – Ревунов Андрей Дмитриевич (есаул)

1913-1916 гг. – Соколов Василий Маркианович (урядник)

1916-1917 гг. – Стехин Андрей Иванович (урядник)

1917-1918 гг. – Пшеничнов Павел Андреевич (нестроевой старшего разряда)

1918-1919 гг. – Зенцов Дмитрий Константинович (сотник)

1919 г. – Григоров Николай Мартынович (хорунжий)

 

 

Герои войн

 

Список потерь нижних чинов ст. Луганской

Русско-прусско-французская война 1806-1807 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Валуйсков Иван Федорович, казак Лейб-Гвардии Казачьего полка, № 356 за сражение под Гупштадтом (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 182. Л. 15).

Минченков Самуил Афансьевич, урядник полка Иловайского 2-го (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

Сапегин Николай, казак полка Иловайского 9-го (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

Стрепетов Александр, казак полка Иловайского 9-го (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

Сухоревский Иван, казак полка Иловайского 9-го (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

Терновский Степан Иванович, рядовой Уланского Его Величества полка, № 1319 за отличную храбрость (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 182. Л. 46об).

Холдобин Никита, казак полка Иловайского 9-го (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

 

 

Русско-турецкая война 1806-1812 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Глушков Иван, казак Атаманского полка (ГАРО. Ф. 341. Оп. 1. Д. 735. Л. 2).

 

Русско-турецкая война 1806-1812 гг.

Убитые и умершие от ран (ГАРО. Ф. 46. Оп. 1. Д. 170. Л. 82-83).

Бондарев Алексей, казак полка Платова 3-го, умер от ран в 1807 г.

Герасимов Михаил, казак полка Платова 3-го, убит в 1807 г.

Домащенков Давыд, казак полка Платова 3-го, убит в 1807 г.

Поляков Федор, урядник полка Платова 3-го, убит 26 мая 1807 г.

Ретивов Самуил, казак полка Платова 3-го, убит в 1807 г.

Сафонов Филипп, казак полка Платова 3-го, убит в 1807 г.

Стехин Яков, казак полка Платова 3-го, умер от ран в 1807 г.

Цапов Даниил, казак полка Платова 3-го, убит в 1807 г.

 

Отечественная война 1812 г.

Заграничные походы русской армии 1813-1814 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Апостолов Петр Абрамович, урядник полка Золотарева 8-го, № 23750 от 5 сентября 1813 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 229. Л. 109).

Домащенков Денис Петрович, казак полка Дячкина, № 14499 (ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1461. Л. 3).

Минченков Иван Афанасьевич, урядник полка Дячкина, № 23181 от 11 мая 1813 г. (ГАРО. Ф. 304. Оп. 1. Д. 1650. Л. 8).

Плешаков, казак полка Селиванова 2-го, № 32755 от 1814 г. за участие в конвое Платова (ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1463. Л. 37об).

Попов Александр Иванович, урядник полка Кутейникова 4-го, от 11 мая 1813 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 305. Л. 199).

Сапельников Иван Никифорович, казак полка Платова 4-го, №14979 (ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1462. Л. 13).

Соколов Илья Васильевич, казак полка Гревцова 2-го, № 25725 от 1813 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 645. Л. 67).

Стехин Федор Федорович, урядник полка Дячкина, № 14461 (ГАРО. Ф. 55. Оп. 1. Д. 1461. Л. 3).

 

Отечественная война 1812 г.

Заграничные походы русской армии 1813-1814 гг.

Убитые и умершие от ран

Долотин Дмитрий, казак, убит в 1813 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Дюбин Степан, казак, убит в 1812 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Погорелов Захар, казак, умер от ран в 1812 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 128-129об.).

Попов Иван, урядник, убит в 1812 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Симоненков Трофим, казак, убит в 1812 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Спиваков Максим, казак, умер от ран в 1812 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

 

Кавказская война 1817 – 1864 гг.[3]

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

 

Боровсков Федор Андреевич, урядник, 14 ДКП, 4-й степени № 1709 за отличие против горцев во второй половине 1854 г. в Дагестане (Приказы Войску Донскому).

Голоднов Пахом, урядник, 6 ДКП            № 90898 за отличие против горцев в сентябре – октябре 1851 г. (Приказы Войску Донскому).

Греков Александр, урядник 54 ДКП № 96425 за отличие против горцев с апреля по 25 декабря 1852 г.            (Приказы Войску Донскому).

Дубасов Игнат, казак 20 ДКП № 85112 за отличия оказанные в делах против горцев в 1848 г. (Приказы Войску Донскому).

Еременков Даниил Матвеевич, казак 75 ДКП  4-й степени № 3650 за отличие против горцев с 26 апреля по 1 декабря 1857 г. (Приказы Войску Донскому).

Ивановский Семен Семенович, казак 18 ДКП   № 91925 за отличие против горцев в продолжении 1851 г. на левом фланге Кавказской линии (Приказы Войску Донскому).

Калинин Михаил, казак 14 ДКП № 88484 за отличие против горцев в разновременных делах в 1851 г. (Приказы Войску Донскому).

Ларионов Владимир Александрович, урядник 2 ДКБ 4-й степени № 4482 за отличие против горцев во время летней экспедиции 1857 г. (Приказы Войску Донскому).

Маслов Андрей, урядник 15 ДКП № 108251 за отличие против горцев с 21 октября по 1 ноября 1853 г. на р. Белой (Приказы Войску Донскому).

Маслов Иван, урядник 15 ДКП № 91800 за отличие против горцев в феврале 1852 г. (Приказы Войску Донскому).

Назаров Даниил Терентьевич, казак 75 ДКП 4-й степени № 10838 за отличие против горцев с 16 апреля по ноябрь 1859 г. (Приказы Войску Донскому).

Никитин Аким, казак 24 ДКП № 83336 за отличие против Закубанских хищников с 14 июня по 5 ноября 1847 г. (Приказы Войску Донскому).

Никитченков Василий Семенович, урядник 72 ДКП 4-й степени № 4383 за отличие против горцев во время летней экспедиции 1857 г. (Приказы Войску Донскому).

Смоленский Семен Михайлович, урядник 3 ДКП 4-й степени № 11013 за отличие против горцев 17 августа 1860 г. при покорении общества Псхоу (Приказы Войску Донскому).

Стехин Иван, урядник 24 ДКП № 83335 за отличие против Закубанских хищников с 14 июня по 5 ноября 1847 г. (Приказы Войску Донскому).

Стехин Корней, приказный 30 ДКП 4-й степени № 8593 за отличие против горцев (Приказы Войску Донскому).

Туркин Никита Тимофеевич, казак 75 ДКП 4-й степени № 3652 за отличие против горцев с 26 апреля по 1 декабря 1857 г. (Приказы Войску Донскому).

Филатов Иван, казак 39 ДКП № 86158 за отличия оказанные в военных действиях с горцами в 188 г. в Чеченском отряде (Приказы Войску Донскому).

Чаков Иван Федорович,  казак 18 ДКП № 96160 за блистательную победу, одержанную 3 октября 1854 г. у аула Исти-Су, над многочисленным скопищем горцев (Приказы Войску Донскому).

Шевцов Лев, казак 18 ДКП № 91550 за отличие против горцев на левом фланге Кавказской линии в 1852 г. (Приказы Войску Донскому).

 

Кавказская война 1817-1864 гг.[4]

Убитые, умершие от ран, пропавшие без вести и взятые в плен

Аленкин Федот, казак 20 ДКП, убит в делах против горцев 22 апреля 1847 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 594. Л. 136об)

Баранов Василий, урядник 30 ДКП, умер от ран 30 июня 1862 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1079. Л. 139)

Бирюков Федор, казак 52 ДКП, убит в деле с неприятелем в 1846 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 641. Л. 87об).

Бондарев Ларион, казак  47 ДКП, взят в плен горцами 29 октября 1842 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 385. Л. 60).

Брехунов Николай, казак 39 ДКП, убит горцами 1 октября 1849 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 656. Л. 248).

Владыкин Никита, казак 35 ДКП, убит горцами 10 сентября 1840 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 434. Л. 86).

Голубов Петр, казак  20 ДКП, умер от ран полученных в делах с горцами 11 января 1846 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 594. Л. 134об).

Горбатов Андрей, казак 35 ДКП, убит горцами 10 сентября 1840 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 434. Л. 86).

Ивановский Артем, казак 35 ДКП, убит горцами 10 сентября 1840 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 434. Л. 86).

Изосимов Семен, казак 30 ДКП, умер от ран 12 мая 1862 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1079. Л. 138об).

Ильченков Василий, казак, убит горцами в 1830 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Ковалев Карп, казак, умер от ран в 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Костюков Тарас, казак 35 ДКП, убит горцами 10 сентября 1840 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 434. Л. 86).

Кузюбердин Антон, казак 20 ДКП, убит в делах против горцев 22 апреля 1847 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 594. Л. 136об).

Куликов Ефим, казак, убит горцами в 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Кулиничев Роман, казак, убит горцами в 1846 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Маноцков Андрей, казак18 ДКП, убит горцами 23 мая 1853 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 837. Л. 220).

Миронов Михаил, казак 30 ДКП, убит горцами 17 апреля 1862 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1079. Л. 138об).

Петрунин Евстафий, казак, убит горцами в 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Полковников Ефим, казак, убит горцами в 1852 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Полковников Филипп, казак, убит горцами в Грузии 1814 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Поляков Иван, казак 18 ДКП, убит горцами 29 июня 1851 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 837. Л. 219).

Пономарев Яков, казак 52 ДКП, убит в деле с неприятелем во время службы на Кавказе с 1840 по 1845 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 641. Л. 87об).

Потураев Иван, казак 35 ДКП, убит горцами 19 марта 1841 гг. (ГАРО. Ф. 344. Оп.1. Д. 434. Л. 87).

Пшеничнов Иосиф, казак, убит горцами в 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Сапельников Даниил, казак, убит горцами в 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Сивилкин Петр, казак 20 ДКП, убит в делах против горцев 22 апреля 1847 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 594. Л. 136об).

Стехин Терентий, урядник, убит горцами в 1844 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 128-129об).

Терновский Кондрат, казак 18 ДКП, убит горцами 29 июня 1851 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 837. Л. 219).

Филатов Иван, казак 39 ДКП, убит горцами 10 июля 1850 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 656. Л. 248об).

Фоменков Осип, казак, убит горцами в 1839 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Черепахин Конон, казак 39 ДКП, умер от огнестрельной раны 18 апреля 1851 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 656. Л. 248об).

Шевцов Леон, казак, убит горцами в 1852 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об)

Шереметов Трофим, казак, убит горцами в 1852 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

 

Русско-турецкая война 1827-1829 гг.

Убитые и умершие от ран

Валуйсков Афанасий, казак, убит в 1829 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Воротынцев Гордей, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Воротынцев Иван, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об ).

Иванчиков Алексей, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Иванчиков Тимофей, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Макаров Иван, казак, убит в 1829 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Носиков Никита, казак, убит в 1829 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Попов Василий, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

Стехин Егор, казак, убит в 1828 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 1028. Л. 185-186об).

 

 

Венгерская кампания 1849 г.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Кнышев Зиновий     ,казак 48 ДКП, № 85385 за отличие оказанное в сражениях с мятежными венграми и в Трансильвании (Приказы Войску Донскому).

Полковников Сильвестр, казак 48 ДКП, № 85391 за отличие оказанное в сражениях с мятежными венграми и в Трансильвании (Приказы Войску Донскому).

 

Венгерская кампания 1849 г.

Убитые, раненые, умершие от ран, контуженные и взятые в плен

Верчаков Поликарп, казак 1 ДКП, убит 25 июля 1849 г. около Германштадта (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 677. Л. 25)

Дубасов Андрей, казак 41 ДКП,    убит 11 июля 1849 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 667. Л. 10об)

Плешаков Гордей, казак 1 ДКП, убит 31 июля 1849 г. при Меленбахе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 677. Л. 25).

 

Крымская война 1853-1856 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Горбатов Кузьма, казак 11 ДКП,  № 95998 за отличие против турок 2 января 1854 г. при Николаевском посту (Приказы Войску Донскому).

Золкин Иван, казак 2 ДКП, № 93188 за отличие против турок 14 ноября 1853 г. под Ахалцыхом (Приказы Войску Донскому).

Палехин Яков, урядник 37 ДКП, № 93784 за отличие в сражении с турками 3 ноября 1853 г. (Приказы Войску Донскому).

Поляков Андрей, урядник 4 ДКП, № 94353 за отличие в сражение с турками 19 ноября 1853 г. на Кадыкларских высотах (Приказы Войску Донскому).

Поляков Спиридон, урядник 11 ДКП, № 108247 за отличие в сражении с турками 4 июня 1854 г. на р. Чолок (Приказы Войску Донскому).

Сухоревский Исай, казак 4 ДКП, № 98708 за отличие против турок 17 и 24 июля 1854 г. при дер. Кюрук-Дара (Приказы Войску Донскому).

Сухоревский Филипп, урядник  9 ДКП, № 96224 за отличие, оказанное в сражении с турками на р. Чолок (Приказы Войску Донскому).

Черепахин Кирей, урядник  55 ДКП, № 109796 за отличие, оказанное в деле с неприятелем 15 октября 1855 г. под Евпаторией (Приказы Войску Донскому).

 

 

Крымская война 1853-1856 гг.

Убитые, раненые, умершие от ран, контуженные и взятые в плен

Аблаухов Фома, казак 7 ДКБ         , ранен 24 июля 1854 г.       (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 85-86об).

Гопкин Сидор, казак 4 ДКП,         ранен 24 июля 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 79).

Демидов Иван, казак 2 ДКБ,          контужен       (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 47-47об).

Евтухов Федор, казак 11 ДКП, убит 4 июня 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 30-31).

Золкин Иван, казак 2 ДКП, ранен 14 ноября 1853 г. под Ахалцыхом (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 38-38об).

Карагодов Пантелей, казак 2 ДКБ, убит (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 47-47об).

Коночкин Василий, казак 4 ДКП, ранен 24 июля 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 79),

Никишин Леон,       казак 2 ДКБ, контужен        (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 47-47об).

Петрунин Евстафий, казак 61 ДКП, убит 16 марта 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 104).

Сапельников Павел, казак 61 ДКП, ранен 5 февраля 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 41об).

Сотников Ермолай, казак 61 ДКП, ранен 11 ноября 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 41).

Филатов Иван, казак 11 ДКП, ранен 4 июня 1854 г. Взят в плен 7 ноября 1855 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 30-31, 174).

Фудалев Фрол, казак 4 ДКП,         умер от ран после сражения 24 июля 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 78об).

Чибрисов Пантелей, казак 4 ДКП,          умер от ран после сражения 24 июля 1854 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 794. Л. 78об).

 

Подавление польского восстания 1863-1864 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Сапельников Стратон Петрович, унтер-офицер Л-Гв. Каз. Е.И.В. полка, 4-й степени № 14940 за отличие против польских мятежников 18 апреля 1863 г. при Киванцаре (Приказы Войску Донскому).

 

Подавление польского восстания 1863-1864 гг.

Убитые, раненые, умершие от ран, контуженные и взятые в плен

Валуйсков Фирс, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

Голубов Алексей, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

Зенцов Парфен, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

Пилюгин Афанасий, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об)

Семенцов Сидор, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

Филатов Даниил, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

Шлыков Сафрон, казак, ранен польскими мятежниками в 1863-1864 гг. (ГАРО. Ф. 344.Оп. 1. Д. 1457. Л. 19-28об).

 

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Алишевский Харитон,       казак 30 ДКП, 4-й степени № 53603 за дело 9 августа 1877 г. у дер. Кокриш (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Богачев Борис, казак 30 ДКП        , 4-й степени № 38052 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. 3-й степени № 2430 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39, 43).          

Богачев Иосиф, казак  30 ДКП, 4-й степени № 75795 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 61об).

Боровсков Федор, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78618 за переход через Балканы   (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Бородин Тимофей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69979 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Бочаров Ивлей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 40129 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60 ).

Брыков Емельян, казак 30 ДКП, 4-й степени № 40112 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60 ).

Быкадоров Даниил Степанович, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 78616 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 63).

Владыкин Иван,      казак 30 ДКП, 4-й степени № 40126 за дело 5 июля 1877 г. на Шипкинском перевале (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Волуйсков Прокофий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78744 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Воротынцев Марк, казак 30 ДКП,           4-й степени № 69954 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Григоров Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78627 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Ерошенков Корней, казак 30 ДКП, 4-й степени № 79521 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Ерошенков Сергей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69971 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Жилкин Федосей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38058 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39).

Зенцов Кузьма, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38331 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60 ).

Зенцов Яков, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 54025 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Золотарев Парфен, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 54017 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Зотов Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69934 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Ивановский Тимофей Федорович,           казак 30 ДКП, 4-й степени № 69987 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Ильков Василий,      урядник 30 ДКП, 4-й степени № 44868 за дело 9 августа 1877 г. при дер. Куприлово (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об)

Исаев Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 44870 за дело 9 августа 1877 г. при Куприлово           (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Исаев Иван, бомбардир 1 ДКГБ[5], 4-й степени № 43981 за отличия 2 июля 1877 г. при взятии с. Градешты (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 167).

Калинин Александр, казак 30 ДКП, 4-й степени № 44864 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60 ).

Калинин Ерофей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69988 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Калинин Николай, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38055 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39).

Карагодов Николай, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38080 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Клубков Яков, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 69976 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Ковалев Роман, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 38051 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. 3-й степени № 4088 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе           ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39, 61об).

Костылев Максим, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78626 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Коханов Матвей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 44862 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Кузюбердин Арефий, казак  30 ДКП, 4-й степени № 78614 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Кузюбердин Влас, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 69896 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Куликов Корней,      казак 30 ДКП, 4-й степени № 44867 за взятие г. Ловчи 9 августа 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 58).

Левченков Семен Федотович, урядник  30 ДКП, 4-й степени № 69884 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе            (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Линьков Василий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38053 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39).

Лысогоров Григорий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 53606 за дело 9 августа 1877 г. у дер. Кокриш (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Макаров Емельян, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 54018 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Минченков Алексей Афанасьевич,           урядник 8 ДКП, 4-й степени № 53702 за общие в войне дела с неприятелем (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4224. Л. 87).

Митрофанов Павел, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78630 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Никитченков Василий, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 40109 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 40).

Никишин Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 40127 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Никишин Семен, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 54016 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Носиков Аввакум, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78617 за переход через Балканы  (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Орлов Гавриил, бомбардир 15 ДКБ          , 4-й степени № 43739 за дело 18 и 19 июля 1877 г. при г. Еки-Загра и дер. Джураплы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 294об).

Плешаков Даниил, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78629 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Политаев Дмитрий Николаевич, казак 8 ДКП, 4-й степени № 53688 за общие в войне дела с неприятелем (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4224. Л. 108).

Пономарев Константин, казак  30 ДКП, 4-й степени № 69996 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Пономарев Малофей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78607 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Пономарев Павел, казак  30 ДКП, 4-й степени № 69980 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Попов Антон Григорьевич, рядовой Лейб-Гвардии Казачьего ЕВ полка, 4-й степени. № 54146 за отличия при взятии Зеленой горы близ Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4224. Л. 16).

Пшеничнов Илья, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78698 за переход от г. Филиппополя до г. Гюмюрджина (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 70).

Ревунов Даниил,      казак 30 ДКП, 4-й степени № 78601 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Ретивов Виктор Данилович, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 44871 за дело 9 августа 1877 г. при дер. Куприлово (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Ретивов Наум, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 70000 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Ротов Андрей, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 40122 за взятие г. Ловчи 9 августа 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 58).

Руденков Павел,       казак 30 ДКП, 4-й степени № 38338 за дело 4 июня 1877 г. при горе Бердек            (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Рябухин Михаил, казак 30 ДКП, 4-й степени № 38336 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны            (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об).

Савченков Дмитрий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69943 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Сафонов Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 44872 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Сафонов Фома, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 44519 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 40)

Семенцов Даниил, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 40143 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 40).

Соколов Родион,      казак 30 ДКП, 4-й степени № 40141 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Стехин Иван Трофимович, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 78603 за переход через Балканы    (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 63).

Стрепетов Петр, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78613 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Сухарев Иван, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69965 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Сухоревский Григорий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69967 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Сухоревский Дмитрий, казак 30 ДКП, 4-й степени № 40146 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Сухоревский Иван, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 78605 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 63).

Сухоревский Максим, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 78624 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 63).

Сухоревский Марк, казак 30 ДКП, 4-й степени № 40113 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Сухоревский Потап, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69968 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 63).

Сысоев Андрей, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 40128 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 40 ).

Терновсков Петр, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 54005 за дело с 9 по 15 августа при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об)

Туреев Андрей, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 69997 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Туркин Нестор, казак 30 ДКП, 4-й степени № 70513 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Тютюнников Конон, унтер-офицер Лейб-Гвардии Казачьего ЕВ полка, 4-й степени № 54124 за дело 28 ноября 1877 г. при взятии Плевны (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4224. Л. 24об).

Федичев Свирид,     казак 30 ДКП, 4-й степени № 38054 за отличия при взятии Сельви 2,3 и 4 июля 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 39)

Филатов Николай, урядник 30 ДКП, 4-й степени № 69993 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Филатов Петр, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69948 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Хрещатицкий Евстафий Васильевич, бомбардир 17 ДКБ,    4-й степени № 79067 за дело 10, 12 и 14 января 1878 г. под г. Базарджик (ГАРО.Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 308).

Чаков Федор Емельянович, старший урядник 30 ДКП, 4-й степени № 40137 за дело 5 июля 1877 г. на Шипкинском перевале. 3-й степени № 4091 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 43-43об, 61об)

Черепахин Иван, младший урядник 15 ДКБ, 4-й степени № 53379 за дело 4 и 5 июля 1877 г. при г. Унержан и г. Казанлык (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 294).

Черноморов Александр, казак 30 ДКП, 4-й степени № 69962 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 47-50об).

Чернышев Александр,        казак 30 ДКП, 4-й степени № 40116 за отличия оказанные в разновременных делах против турок. Урядник 30 ДКП, 3-й степени № 4010 за дело 24-26 декабря 1877 г. на Трояновском перевале, 5 января 1878 г. при г. Филиппополе и 7 января 1878 г. при дер. Караджиларе (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60, 61об)

Шеин Матвей, казак 30 ДКП, 4-й степени № 41151 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

Шпаков Никифор, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78610 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72об).

Щекатунов Антон Кузьмич, бомбардир 6-й Лейб-Гвардейской Донской Казачьей ЕИВ НЦ батареи, 4-й степени № 78741 за переход череб Балканы 26 декабря 1877 г. (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 65об).

Щелкунов Яков, казак 30 ДКП, 4-й степени № 78741 за переход через Балканы (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 72).

Щипакин Антон, казак 30 ДКП, 4-й степени № 44570 за отличия оказанные в разновременных делах против турок (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1. Д. 4223. Л. 60).

 

Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Убитые, раненые, умершие от ран, контуженные и взятые в плен

Зенцов Кузьма, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Зенцов Павел, казак 30 ДКП,         убит 13 июля 1877 г. при г. Ловча (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.    Д. 1866. Л. 403об).

Изосимов Владимир, казак 30 ДКП, ранен 6 июля 1877 г. при взятии штурмом горы Св. Николая на Шипкинском перевале (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Карагодов Николай, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Кузюбердин Кузьма Александрович, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Кулишов Иван Семенович, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Лысогоров Григорий, казак 30 ДКП, ранен 9 августа 1877 г. при г. Ловча (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 407).

Маноцков Марей, казак 30 ДКП, ранен 26 июля 1877 г. при г. Ловча (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 407).

Мосякин Харитон, казак 30 ДКП, убит 13 июля 1877 г. при г. Ловча (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.    Д. 1866. Л. 403об).

Наумов Антон, казак 8 ДКП, убит 29 августа 1877 г. при дер. Церковно (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.    Д. 1866. Л. 402).

Пискунов Филипп, казак 30 ДКП, убит 26 декабря 1877 г. при дер. Каракиаре (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.    Д. 1866. Л. 403об).

Пономарев Константин, казак 30 ДКП, ранен 26 декабря 1877 г. при дер. Карнари (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 407).

Руденков Павел,       казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Рябухин Михаил, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

Чаков Фома, казак 30 ДКП, ранен 5 июня 1877 г. при штурме горы Бердек (ГАРО. Ф. 344. Оп. 1.   Д. 1866. Л. 406об).

 

Китайская экспедиция 1900-1901 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Пшеничнов Иван, урядник Охранной стражи КВЖД   , 4-й степени № 92229 за оказанные в разновременных делах против китайцев отличия (Приказы Войску Донскому).

 

Русско-японская война 1904-1905 гг.

Награжденные З.О.В.О. Св. Георгия

Кузюбердин Федот, старший урядник 2 ДКБ, 4-й степени № 116569 за бой 17 октября 1904 г. под дер. Лидиутун (Ростовцев Ф. Четвертая Донская Казачья дивизия в Русско-японской войне 1904-1905 гг. Киев, 1910. – С. 468).

 

Казак ст. Луганской х. Верхне-Теплого Носов Дорофей Иванович с женой Марией. Участник Первой Мировой и Гражданской войн. Погиб в сражении с красными под Царицыном в 1919 г.

Первая Мировая война 1914-1918 гг.

Убитые, раненые, умершие от ран, контуженные и взятые в плен

Боровсков Мефодий Сергеевич, казак, контужен (ДОВ.-1914.-№ 290, 20 дек.)*

Вакуленков Карп Карпович, урядник, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Валуйсков Федор Андреевич, казак, пропал без вести 27 октября 1914 г.

Валуйсков Иосиф Иванович, урядник, ранен (ДОВ.-1915.-№ 33, 10 февр.).

Воротынцев Яков Федорович, казак, ранен 15 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Глушков Николай Митрофанович, казак, ранен (ДОВ.-1914.-№ 282, 11 дек.)

Глущевский Лука Харитонович, младший урядник, умер от ран 10 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Головков Василий Трофимович, казак, ранен 23 октября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Греков Савва Иванович, казак, ранен 19 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Григоров Федор Трофимович, казак, убит 17 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Демин Иван Николаевич, приказный, ранен 5 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Зенцов Никита Петрович, казак, ранен 27 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Золкин Степан Иосифович, казак, ранен (ДОВ.-1914.-№ 290, 20 дек.).

Зотов Иван, старший урядник, ранен (ДОВ.-1915.-№ 86, 17 апр.).

Зотов Михаил Антонович, приказный, ранен 10 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Зотов Михаил Федорович, младший урядник, убит (ДОВ.-1915.-№23, 29 янв.)

Ивановский Владимир Павлович, казак, ранен 3 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Ивановский Пантелей Алексеевич, казак, ранен 25 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Ивановский Яков Андреевич, казак, ранен 16 сентября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Ильков Яков Васильевич, казак, ранен 27 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Исаев Андрей Иванович,  казак, ранен 17 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Исаев Сергей Филиппович, казак, ранен 17 сентября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Касминин Иван Яковлевич, приказный, убит 10 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Ковалев Василий Прокофьевич, приказный, ранен 8 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Ковалев Дмитрий Савельевич, казак, ранен 23 октября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Крюков Василий Иванович, казак, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Крюков Иван Устинович, казак, контужен (ДОВ.-1915.-№ 12,  16 янв.).

Крюков Петр Васильевич, казак, убит (ДОВ.-1914.-№ 240, 21 окт.).

Крюков Федор Васильевич, казак, ранен 27 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Кузюбердин Иван Варфоломеевич, казак, ранен 25 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Левченков Федор Степанович, казак, ранен 17 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Лысогоров Виктор Матвеевич, казак, ранен 23 октября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Манзин Василий Антонович, казак, убит 18 сентября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Митрофанов Илья       , казак, ранен (ДОВ.-1915.-№ 86, 17 апр.).

Назаров Семен Дмитриевич, казак, убит 22 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Нестеров Андрей Ефимович, казак, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Никитин Ефим Пименович, казак, пропал без вести 13 октября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Никишин Василий Иванович, приказный, умер от ран (ДОВ.-1914.-№ 290, 20 дек.).

Носиков Георгий Сидорович, казак, ранен (ДОВ.-1914.-№ 282, 11 дек.).

Носиков Герасим Андреевич, казак, умер от ран (ДОВ.-1914.-№ 290, 20 дек.).

Поляков Иван Ильич, казак, ранен (ДОВ.-1915.-№ 51, 4 марта).

Поляков Иван Тимофеевич, казак, ранен 25 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Пономарев Никанор, казак, убит (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.)

Пономарев Никандр, бомбардир, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Пономарев Сергей Ефимович казак, ранен 27 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Потураев Павел Михайлович, казак, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Рудомызов Георгий Петрович, старший урядник, ранен 27 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Рябов Петр Тимофеевич, приказный, убит 10 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Савченков Иван Иванович, казак, пропал без вести 1 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Сафонов Афанасий Харламович, казак, убит 10 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Сафонов Федор Игнатович, бомбардир, ранен (ДОВ.-1915.-№ 22,  28 янв.).

Стехин Дмитрий Семенович, казак, ранен 11 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Сухаревский Василий Прокофьевич, казак, ранен 25 августа 1914 г.  (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Сухаревский Иван Васильевич, старший урядник, ранен 25 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Сухаревский Павел, бомбардир, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Сухаревский Степан Касьянович, старший урядник, ранен (ДОВ.-1915.-№ 51, 4 марта).

Сухаревский Трофим Тимофеевич, приказный, ранен 27 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Терешкин Митрофан Яковлевич, казак, ранен 10 декабря 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Трищенков Давыд Тимофеевич, казак, ранен 8 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Федичев Андрей Артемович, бомбардир, контужен (ДОВ.-1915.-№ 12,  16 янв.).

Шаров Иван Михайлович, казак, ранен 20 августа 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Шевцов Михаил Петрович, казак, убит 9 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Шевцов Филипп Устинович, казак, пропал без вести 27 октября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Шевырев Митрофан Филиппович, казак, ранен (ДОВ.-1915.-№17, 22 янв.).

Щуров Леонтий Афанасьевич, казак, контужен 4 ноября 1914 г. (Именной список потерь в Первую Мировую войну).

Яковлев Филипп Лукич, казак 5 пешего батальона. Пропал без вести в бою с турками 21 февраля 1915 г. в Эрдзинжанских горах (ГАРО. Ф. 338. Оп. 4. Д. 513. Л. 16-17об).

 

 

 

 


[2] Набедренник – четырехугольный продолговатый плат, который привешивался двумя краями на бедра священника. Он знаменует собою броню, щит духовный, духовное оружие, которое есть слово Божие и которым должен священник вооружаться против безбожия, ереси, против всего греховного и порочного. Скуфья – фиолетовая шапочка, которая надевалась как во время богослужения, так и вне его. Камилавка – головной убор цилиндрической формы, слегка расширяющийся вверх, фиолетового цвета. Наперсный крест – носимый на груди (на персях), поверх рясы или богослужебной одежды, называемой фелонь.

[3] Списки награжденных З.О.В.О. Св. Георгия составлены на основе Приказов Войску Донскому за 1848-1857, 1859, 1862, 1863 гг.

[4] С 1817 по 1864 гг. проходили военные действия, связанные с присоединением территории Чечни, Горного Дагестана, Северно-Западного Кавказа к России. После присоединения к России Грузии в 1801 г., ее территория оказалась отрезанной горскими народами, где длительное время сохранялась сложная военная обстановка. Поэтому в данном разделе, также приведены и списки нижних чинов Войска Донского убитых и умерших от ран в период с 1801 по 1817 гг.

[5] ДКГБ – Донская конно-горная батарея.

* Списки убитых, раненых, умерших от ран, пропавших без вести, контуженных и взятых в плен составлены на основе сведений “Скорбного листка” Донских Областных ведомостей (далее – ДОВ) за 1914 – 5 сентября 1915 гг.