поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Колесниченко М.С., Слесарев А.П. "Тихий" Дон: Вешенское восстание 1919 года в эскизах плакатов Донского Отдела Осведомления.

"ТИХИЙ" ДОН: Вешенское восстание 1919 года в эскизах плакатов Донского Отдела Осведомления

Маргарита Сергеевна Колесниченко, Аркадий Петрович Слесарев (Москва)

В собраниях государственных музеев и частных коллекционеров после 1990 года обнаружилось достаточно большое количество плакатов, изданных органами пропаганды различных противобольшевистских движений в эпоху Гражданской войны. До этого их либо тщательно прятали, рискуя  попасть в места не столь отдаленные, либо хранили в спецхранах за семью печатями. Сейчас перед искусствоведами и историками встает нелегкая проблема попытки атрибутации этих плакатов и восстановления исторического фона их создания.

 

В коллекции графики одного из московских музеев хранится уникальный и еще до сих пор неопубликованный изобразительный документальный памятник героической борьбы Донского казачества против большевизма – нетиражированные плакаты периода Вешенского восстания (февраль-май 1919 года).   10 плакатов были созданы художниками Донского Отдела Осведомления («Донотоса»). «Донотос» возник в марте 1919 года. Он являлся  органом пропаганды при Донском Атамане и правительстве Всевеликого Войска Донского, подобном более известному в России «Осведомительному Агентству» («Освагу»), существовавшему при командовании Добровольческой армии (с февраля 1919 года – Отдел Пропаганды при правительстве Вооруженных Сил Юга России). Действовали эти отделы рядом – «Осваг» - в Ростове-на-Дону, «Донотос»- в Новочеркасске. В функции Донского Отдела Осведомления входили: популяризация политических мер Донского правительства, Атамана и казачьих военачальников,  информирование граждан о ходе военных действий, о положении в «Совдепии», увековечение памяти героев  освобождения Дона, сбор оперативной информации о настроениях населения, подготовка информационных докладов для Атамана и членов правительства. Как и «Осваг», «Донотос» имел обширную резидентуру в разных районах Донской области.

Необходимо отметить, что в силу ряда причин деникинский Отдел Пропаганды и Донской Отдел Осведомления так и не смогли наладить необходимые контакты между собой. В «Осваге» и его местных филиалах в Одессе, Харькове и других городах сотрудничали лучшие литературные и художественные  силы России из бежавших на юг из «красной» Москвы и Петрограда. Достаточно назвать популярного писателя Евгения Николаевича Чирикова, философа князя Евгения Николаевича  Трубецкого, художников Ивана Яковлевича Билибина и Евгения Евгеньевича Лансере. Основной же силой Донского Отдела Осведомления, в основном, являлась  донская интеллигенция – местные журналисты и художники. Первым руководителем  «Донотоса»  стал секретарь Донского Войскового Круга, известный донской писатель и публицист Федор Дмитриевич Крюков, автор прекрасной повести «Казачка»  и стихотворений в прозе. 

Источников по истории органов пропаганды Белого Движения сохранилось довольно мало.  Основная масса документов попала в Государственный Архив Российской Федерации (ф.Р -452) В основном это документы информационной и общей частей «Донотоса». Часть документов осела в Государственном архиве Ростовской области, часть рассеялась по заграничным коллекциям. Фонды белоэмигрантского  «Пражского архива» после 1945 года также распылились по запасникам различных советских архивов.  Из-за этого оказалось достаточно сложно атрибутировать работы, а также  проследить судьбы художников,  которые теряются в тумане Гражданской войны и эмиграции.

Деятельность «Донотоса» практически не отразилась в воспоминаниях функционеров Донского правительства. Лишь в некоторых мемуарах, как правило, либерально настроенных эмигрантов, имеются крайне негативные отзывы о печатной продукции и «Донотоса», и «Освага».  Ценная информация содержится только в записках руководителя «Освага» профессора  Константина Николаевича Соколова. Она касается, в первую очередь, взаимоотношений между «Освагом» и «Донотосом».

В частных и государственных собраниях наряду с графическими оригиналами хранятся типографски изданные плакаты Донского Отдела Осведомления – «Войсковой Атаман Всевеликого Войска Донского генерал-лейтенант А.П.Богаевский» художника  В. Рудаковского (репродукция этого плаката помещена в качестве иллюстрации к статье А.В. Венкова «Новороссийская трагедия» – ред.), «Донской Атаман А.М.Каледин», «Вручение пернача Атаману А.М.Каледину» художницы А.Н.Кучеровой и другие.

 Большая часть оригиналов плакатов посвящена событиям конца 1918- начала 1919 года на Верхнем Дону – противобольшевистскому Вешенскому восстанию.

Рассматриваемые  нами несколько зарисовок  можно условно разделить на две группы – зарисовки, посвященные непосредственным поводам к восстанию на Верхнем Дону – поведению советских войск в казачьих станицах и посвященные событиям восстания. Создание именно таких рисунков имело четкую пропагандистскую направленность – показать казакам Нижнего Дона, среди которых в основном распространялись листы «Донотоса», что бывает, когда приходят большевики и рассказать о героической борьбе верхнедонцев, чтобы поднять их собственный боевой дух. Не следует думать, что зверства большевиков на этих пропагандистских листах преувеличены.  Крайняя немотивированная жестокость красноармейцев и  карателей – чекистов в станицах и хуторах Верхнего Дона документирована многими источниками.  Впоследствии сами большевики были вынуждены признать собственные «перегибы» на казачьих землях. Трагические сцены расправы с казаками подробно описаны в «Тихом Доне» М.А. Шолохова.

Верхнедонцы сами пустили Красную армию на свою территорию. В ноябре 1918 года казаки полков Донской Армии, сформированных в Верхне-Донском округе – в станицах Мигулинской, Вешенской и Казанской, добровольно сложили оружие и открыли фронт красным. В тех условиях казаки не понимали целей Белого Движения и не хотели идти за пределы Донской области, драться за общерусскую идею. Но уже в январе 1919 года Оргбюро ЦК РКП (б) издало антиказачью директиву, подготовленную Я.М.Свердловым. Это была первая директива Советской власти, объявляющая тотальный террор целому народу. «Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью». Сохранились свидетельства страшных массовых расстрелов, устроенных большевиками. Почти в каждой станице, на каждом хуторе покажут на окраине яму, в которой покоятся расстрелянные старики, священники, Георгиевские кавалеры, женщины, дети.

Плакат «Расстрел мирных граждан, заложников в могильной яме», нарисованный многослойной тушью,  заставляет вспомнить деятельность Букановского комиссара И.П.Малкина*: «Собирает с

хуторов стариков, ведет их в хворост, вынает там из них души, телешит их допрежь и хоронить не велит родным…» Опубликованные недавно документы показывают, что художники «Донотоса»,  находившиеся в Новочеркасске, отрезанном фронтом  от Верхнего Дона, получающие отрывочные сведения о положении в Верхнедонских станицах, ничуть не сгущали краски. Надо также учесть, что в относительно богатые казачьи станицы пришли озлобившиеся за несколько лет войны низы городского населения, еще с 1905 года затаившие ненависть к казакам. Изначально для этих людей человек в лампасах был смертельным врагом.

Свердловская директива говорила и о конфискации всего хлеба, за исключением продовольственного и посевного минимума. Этот пункт неуклонно выполнялся и перевыполнялся красными комиссарами и давал в руки Донской пропаганды неотразимый аргумент – к хлебу у казаков, воинов-хлеборобов, всегда было особое отношение. Плакаты, подобные представленному нами оригиналу «Окровавленные большевистские щупальцы уже покушаются на донские хлеба…» должны были оказывать на казаков сильное психологическое воздействие. Плакат сопровождался призывом: «Донцы! Все на защиту хлеба вашего от паразитов рода человеческого!» По лаконизму и выразительности это один из самых ярких плакатов антибольшевистского движения.

____________________

*Чекист Иван Павлович Малкин (его последняя должность  - нач. УНКВД по Краснодарскому краю) был расстрелян во время сталинских «чисток» 2 марта 1939 года. Не реабилитирован (прим. историка С.В. Наумова).

Вместе с хлебом из станиц угоняли скот, лишая таким образом жителей возможности прокормить себя до весны. Оригинал плаката «Угон скота из станиц большевиками» красочно показывает варварское разграбление казачьих хозяйств. Данный плакат сделан рукой, несомненно, сильного и смелого художника, стилизован под народный лубок, под летописную миниатюру  с нарочито грубыми, искаженными, крупными фигурами матроса-большевика купно с китайским наемником и почти иконописными образами  казаков - стариков и женщин.

Восстание началось в хуторе Шумилине Казанской станицы, в котором стоял небольшой, из двадцати человек, отряд ВЧК. Ночью казаки,  доведенные до отчаяния постоянными грабежами, насилиями и издевательствами, ликвидировали спящих чекистов. Повстанцы с присоединившимися к ним казаками соседних хуторов, вооруженные охотничьими ружьями, косами, вилами утром 26 февраля 1919 года ворвались в Казанскую станицу и уничтожили местный советский гарнизон. Изображенный на одном из плакатов  казак Иван Тимофеевич

Колычев как раз и был основным организатором восстания в соседнем с Шумилиным хуторе Калиновском.

На рисунке «Казаки изгоняют Красную гвардию из станицы» (бумага, акварель, гуашь, карандаш)  сцена разгара казачьего восстания передана чрезвычайно достоверно и убедительно.

          Уже к началу марта восставшими донцами была сформирована мощная повстанческая армия под руководством подъесаула Павла Назаровича Кудинова. Армия насчитывала более 15 тысяч шашек. Долгое время восставшие казаки вели борьбу на два фронта, в фактическом окружении, против превосходящих сил красных – с юга на них развернулся большевистский Донской фронт, с севера наступали советские Хоперский и Воронежский полки, моряки Черноморской и Азовской флотилий, красные курсанты, интернациональные части. Но восстание  верхнедонцев облегчило положение Донской и Добровольческой армий, сдерживавших натиск противника на Нижний Дон, сердце «Русской Вандеи».

Во главе 2-й Донской казачьей дивизией «Молодой» Донской Армии, контратаковавшей с юга красных, стоял генерал - лейтенант Терентий Михайлович Стариков.  Он пользовался большим авторитетом и любовью  на Дону. Именно этим можно объяснить появление плаката, изображающего генерала Старикова в окопах во время боя. Существуют два варианта этого плаката – в акварели и пастели.

15 апреля 1919 года белому командованию удалось наладить авиационную связь с повстанцами. На первом самолете, перелетевшем через линию фронта, прибыл из штаба Донской Армии казак Вешенской станицы сотник Петр Григорьевич Богатырев. Плакат новочеркасской художницы А.Н. Кучеровой, создавшей целую художественную летопись Гражданской войны на Дону, «Светлый вестник из Новочеркасска» (репродукция этого плаката помещена в качестве иллюстрации к статье М. Хайрулина «Дорогие птицы!» - ред.),  изображает именно это событие, поднявшее боевой дух казаков. Художница  играла достаточно заметную роль в культурной жизни Дона. Известно, что именно ей и крупнейшему донскому художнику начала ХХ века Митрофану Борисовичу Грекову в 1918 году Донское Управление Просвещения доверило оформлять созданное по заказу Атамана Петра Николаевича Краснова уникальное богато иллюстрированное географическое и этнографическое описание земель войска Донского.

Бои повстанцев с большевиками шли с переменным успехом, под натиском врага казаки отходили к Дону, за Дон, оставляя свои станицы и хутора. Красная артиллерия разрушала их, карательные отряды сжигали дома казаков.  Тянулись мимо развалин подводы беженцев, уходящих, по казачьему выражению, «в отступ». На клеймах плаката «Дон у Мигулинской станицы» (бумага, акварель, картон) с фотографической точностью  изображен этот период восстания. Если прочие плакаты создавались художниками по отрывочным сообщениям, собираемым «Донотосом», то в этом плакате, полном мелких деталей и подробностей, чувствуется зоркий взгляд очевидца событий. Это наиболее документальный плакат.

  25 мая 1919 года конная группа генерал-майора Александра Степановича  Секретева прорвалась с юга к восставшим, разгромив красный фронт. Это событие ярко и образно проиллюстрировано рисунком «Соединение с верхнедонцами» (бумага, цветной карандаш).  Плакат заставляет вспомнить древние иконы Страшного Суда – грозные языки пламени, символизирующие Донское восстание, горящие в нем «грешники» – красноармейцы и светлые массы казаков, устремившихся навстречу друг другу.

На обороте плаката «Угон скота из станицы большевиками» неизвестный художник набросал простым карандашом эскиз, на котором крохотную фигурку уродливого красноармейца окружили со всех сторон казаки различных войск, добровольцы армий А.И.Деникина, А.В.Колчака, Н.Н.Юденича. Нам не удалось обнаружить такой плакат в музейных коллекциях, но его окончательный, в красках, вариант воспроизведен на монтажном учебном плакате, посвященном истории Октябрьской революции, изданном Музеем революции СССР в 1927 году (автор – знаменитый художник Александр Михайлович Родченко). Репродуцирование белого плаката в те годы - достаточно редкая вещь. Оно сопровождалось язвительной фразой о том, что так вот белогвардейцы изображали неизбежность краха Советской власти, но случилось все наоборот. Однако весной 1919 года победа казалась близка и казакам и Добровольческой армии. Фронт красных, сметенный восстанием, трещал.

В некоторых исследованиях бытует мнение, что искусство художников «Донотоса» уступало по художественному уровню  искусству плакатистов «Освага» и советскому плакатному искусству. Изображения плакатов «Донотоса»  –  это нечто среднее между собственно плакатом, лубком и журнальной иллюстрацией. Но художники Донского Отдела Осведомления и не задавались целью рисовать классические плакаты. Им надо было оперативно  и в доступной для восприятия простыми казаками форме дать зрительный образ происходящих событий.  Графические листы «Донотоса» не обязательно шли в печать, часть из них могла быть выставлена в специальных агитационных витринах в городах и станицах Дона. (О подобных витринах «Освага» часто вспоминают мемуаристы, возможно, порой совмещая  «Осваг» и «Донотос»). Несмотря, на то, что некоторые донские плакаты выглядят, как детские рисунки, ошибочно полагать, что рисовали их непрофессионалы. В то время стилизованная наивность повсеместно использовалась при создании пропагандистских лубочных картин и плакатов  (вспомним соответствующие  работы В.В.Маяковского, обладавшего незаурядной художественной техникой). Интересно обращение художников к определенным архетипическим символам, к образам  древних икон, религиозных народных картин, хорошо известных жителям Дона. Рисованные листы «Донотоса» являются самобытным явлением русской художественной жизни и не имеют аналогов в агитационном искусстве других регионов.

Плакаты «Донотоса» - свидетельство героической борьбы казаков против большевизма, уникальный документ эпохи русской смуты. Их авторы, рисовавшие иногда под пулями неприятеля,   заслуживают того, чтобы быть увековеченными в памяти возрождающегося казачества, в истории русского искусства.