поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Хайрулин М. "Дорогие птицы!". Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

"ДОРОГИЕ ПТИЦЫ!".

Работа летчиков Донской авиации во время восстания в Верхне-Донском округе. Апрель-июнь 1919 г.

Марат Хайрулин, Москва

В конце февраля 1919 года против советской власти восстали казаки Верхне-Донского округа. Лишь в марте до донского командования стали доходить слухи о этих событиях. В штабе Донской Армии решили проверить поступающую информацию, и по возможности связаться с восставшими при помощи авиации. Несмотря на трудность задачи и «горячие возражения против технической достижимости цели», начальник авиации Донской Армии полковник В.Г. Баранов, считал, что эта задача всё-таки выполнима. В Новочеркасске в это время закончил своё формирование 3-й Донской самолётный отряд. Командир отряда, подполковник К.Н. Антонов и весь личный состав отряда без колебаний были готовы к выполнению столь сложной задачи. К началу апреля 1919 года донская авиация состояла из трёх авиационных отрядов. Первым полетел из Новочеркасска в станицу Вешенскую военный лётчик 3-го отряда, подъесаул Д.В. Фёдоров с членом Войскового Круга В.А. Харламовым. Полёт этот был крайне рискованным: приходилось лететь почти 300 км над территорией, занятой красными. Этим отважным людям не повезло. Возле станицы Вешенской в момент их посадки появился конный отряд, помчавшийся к месту их спуска. Так как за дальностью расстояния нельзя было разобрать, были ли это красные или повстанцы, лётчику пришлось срочно взлетать и лететь обратно. Фёдоров из-за недостатка бензина не стал совершать разведку и едва смог дотянуть обратно до Новочеркасска.

Как указывалось в отчете: «Благодаря неосмотрительности восставших, поднявших стрельбу по аппарату и причинивших несколько пробоин, подъесаул Фёдоров возвратился, не установив связи с восставшими. Для наливания бензина Фёдорову пришлось спускаться на территории красных. Пробыв в воздухе 7 часов 30 минут, 5-го апреля Фёдоров возвратился в Новочеркасск».

Первыми, кто установил связь с восставшими стали военный лётчик хорунжий В.В. Тарарин и сотник П.Г. Богатырёв. Последнему принадлежала инициатива этого полёта (см.Приложение 1).

26 апреля 1919 года командир 2-го самолётного отряда подполковник П.С. Лавров телеграммой за № 235 донёс в штаб 3-й донской армии, что «в 6 часов 50 минут [со станции Зверево] военный лётчик хорунжий Тарарин с пассажиром сотником Богатыревым отбыли лётом в станицу Вешенскую».

Предпринятый ими полёт прошёл удачно. Тарарин посадил свой самолёт в двух верстах от станицы Вешенской, у хутора Сингина, где был дом Богатырёва. Вскоре появились конные казаки, которые узнали Богатырёва. Как впоследствии писал ростовский журнал «Донская Волна», «в это время показались вооружённые всадники, быстро скакавшие по направлению аппарата. Кто это, было неизвестно, момент был мучительно страшный. Ещё минута, и они покончили бы с собой, если бы обнаружилось, что это красные… Но ещё не доскакав до лётчиков, один из казаков, присмотревшись к сотнику Богатырёву, крикнул:

- Да никак это Богатырёв!

- Я самый Богатырёв, я Богатырёв, станичники! – радостно ответил сотник Богатырёв. После этого наступил момент такого облегчения, такой обоюдной радости и со стороны лётчиков и со стороны казаков, что не пережившему его трудно себе представить. Казаки забеспокоились, принялись уводить аппарата к хутору Бокову, так как каждую минуту можно было ожидать нападения красных. Восторг хуторян, их слёзы, мольбы о помощи, жалобы и вопли отчаяния при рассказах о бесчинствах и преступлениях красных были неописуемы».

Хорунжий В.В. Тарарин

На следующий день, 27 апреля, хорунжий Тарарин, оставив сотника Богатырёва и взяв с собой казака радиотелеграфиста, подхорунжего Сафонова полетел обратно. Вследствие порчи мотора Тарарин еле дотянул до своего отряда на станции Зверево, перейдя линию красных на высоте 300 метров, ежеминутно рискуя быть сбитым огнём с земли. После ремонта Тарарин перелетел в Новочеркасск для доклада (см. Приложение 2). К сожалению, лётчик «под наплывом впечатлений и переживаний, торопясь донести о результатах полёта штабу, не успел собрать многих сведений, крайне интересовавших штаб».

Второй полёт предпринял военный лётчик, состоявший в резерве при Управлении начальника авиации Донских армий поручик В.С. Веселовский с пассажиром военным лётчиком 3-го Донского самолетного отряда подпоручиком П.И. Безсоновым, которые довершили и упрочили связь. После тщательной подготовки, 2 мая 1919 года аэроплан «Бранденбург» поднялся у станции Зверево и через 2 часа 40 минут лётчики сели в Вешенской. С собой они привезли 500.000 рублей, один пуд табаку, несколько пудов перевязочных материалов, медикаментов, газеты, воззвания и письма. Лётчики сильно рисковали, так как обстановка в районе восстания могла измениться в любой момент. Веселовский посадил свой аппарат в двух верстах от Вешенской, у хутора Пегуревки. «Донская Волна» сообщала: «Немедленно подвезли аппарат ближе к хутору и, поставив охрану, верхом поскакали в станицу Вешенскую, куда уже дали знать с хутора по телефону, что прилетели «кадеты». Встреча в станице Вешенской, оказанная нашим лётчикам, была невыразимая. Колокольный пасхальный перезвон, толпы обезумевших от восторженной радости людей, цветы, рыдания не только женщин, но и мужчин – свидетельствовали о том, что пережили восставшие во время владычества советской власти.

Нет возможности в коротких словах описать ни того энтузиазма населения Вешенской станицы, который довелось видеть нашим лётчикам во время своего пребывания среди восставших, ни рассказов, полных кошмарных ужасов, потрясших их до глубины души.

Почти безоружные, отчаявшиеся получить помощь извне, на всех фронтах теснимые ежеминутно готовыми раздавить их полчищами врагов, казаки теперь воспрянули духом.

Со слезами умиления приняли привезённые лётчиками патроны, табак, медикаменты…

Привезённые лётчиками образцы самодельных патронов восставших и ветки сирени, из тех, которыми был засыпан их аппарат, ныне хранятся в Войсковом музее».

По данным старшего научного сотрудника Волгоградского мемориально-исторического музея О.В. Кондрашенко: «Лётчики привезли 3 письма: первое — письмо атамана А. П. Богаевского без какого-либо конкретного обращения, с общими словами радости и приветствия; вторым было послание Войскового круга «Казакам восставших станиц» приблизительно того же по смыслу содержания, с припиской о победном наступлении Деникина как намек на скорую помощь и, наконец, третьим было письмо членов Верхне-Донского окружного совещания конкретно «командованию войсками восставших казаков Верхне-Донского округа». Таким образом, восставшим указали на их место в системе иерархий руководящих областных органов, напомнив, что они подчиняются в первую очередь окружному совещанию, и намекнув на полузаконное существование демократии советов. Восставшим было послано от окружного совещания — 20 фунтов турецкого табаку, 7 фунтов махорки, 80 папиросных книжек, 6 коробочек спичек; от Донского правительства — 250 тысяч рублей из запрашиваемых 5 миллионов». Веселовский и Безсонов 5 мая вернулись в Новочеркасск, покрыв расстояние от Вешенской за 3 часа 10 минут. На Большом Войсковом Круге, состоявшемся 8 мая, они рассказали собравшимся о казачьем восстании в Верхне-Донском округе. Также лётчики привезли письма (см. Приложения 4-5). После доклада лётчиков Войсковой Круг решил «всемерно поддержать восставших».

Донской Атаман генерал-лейтенант А.П. Богаевский в своём приказе за № 782 Всевеликому Войску Донскому от 10 мая 1919 года писал: «Приказываю нижепоименованным лицам представляться мне во дворце в приёмные дни и часы: <…> 3) лётчикам, возвратившимся из восставших районов Области В.В.Д. <…>».

Интересно, что упомянутый самолёт марки «Ганза-Бранденбург» был сбит известным русским асом А.А. Козаковым в воздушном бою с австрийцами на Юго-Западном фронте 20 июля 1917 года. Отремонтированная трофейная машина стала служить в

Маршруты полетов летчиков к восставшим казакам ВДО

российской авиации. После революции «Бранденбург» попал на украинскую службу. Осенью 1918 года Веселовский перелетел на нём из Киева в Новочеркасск.

Спустя некоторое время, к восставшим совершили целый ряд полётов лётчики 2-го и 3-го Донских самолетных отрядов.

         14 мая в Вешенскую отправился на аппарате «Фарман-30» № 11 военный лётчик 2-го Донского самолётного отряда подъесаул И.А. Соколов. На следующий день лётчику предложили совершить разведку из станицы Вешенской. Над Боково у «Фармана» на высоте 800 метров остановился мотор и Соколов спланировал и сел между хуторами Глущенским и Лучинским. Лётчик позже докладывал, что «в это время наступал противник, пришлось аппарат спешно увозить, для чего к хвостовой ферме был подделан колесный передок от повозки. Колёса аппарата рассыпались и ввиду появления цепей красных пришлось вырубить мотор и сжечь планер аппарата. Мотор оставлен в станице Вешенской».

19 мая в Вешенскую прилетел военный лётчик 3-го Донского самолётного отряда есаул К.М. Жеребцов, который привёз обратно на станцию Зверево подъесаула Соколова, оставшегося без аппарата.

         21 мая из Новочеркасска в Вешенскую летал командир 3-го Донского самолётного отряда, военный лётчик, подполковник Антонов, затратив на перелёт 2 часа 55 минут. В тот же день он совершил 50-минутную разведку, летая над рекой Дон. На следующий день Антонов вернулся из Вешенской в Новочеркасск, пробыв в воздухе 3 часа 25 минут.

Веселовский, повышенный Атаманом в чин капитана, 23 мая вылетел на «Бранденбурге» в Вешенскую из Новочеркасска (с посадкой у станции Зверево). Полёт продолжался 5 часов 20 минут. Для восставших казаков Верхне-Донского округа Веселовский привёз ценный груз, который весил 12 пудов: патроны, английское обмундирование, табак и газеты. На борту также было 14 бомб и 1 пуд пороха.

Поручик П.С. Лавров во время обучения в

Военной школе летчиков-наблюдателей в

Киеве. 1916 г.

Фактически для связи с Верхне-Донским округом был задействован только 2-й Донской самолётный отряд. В него передали несколько оставшихся аппаратов из 1-го отряда. 3-й Донской, подполковника Антонова, 27 мая был направлен в Нижне-Чирскую в распоряжение 1-й Донской армии. 4-й и 5-й отряды сражались на Царицынском фронте. Вся работа легла на оставшийся при 3-й Донской армии 2-й самолётный отряд. Командир отряда военный лётчик подполковник Лавров 24 мая отправил начальнику штаба 3-й армии телеграмму за № 334: «Сегодня утром вылетело 6 самолётов в Вешенскую. Ввиду сильного ветра «Вуазен» подполковника Лаврова и прапорщика Макаренко не дойдя до Миллерова и побыв более 4 ч 30 мин в воздухе принужден был вернуться обратно [на станцию Зверево]». Капитан В.Д. Иванов на аппарате «Фарман-30» (взял 6.000 патронов) и вольноопределяющийся И.Я. Лобов на «Сопвиче» (6.000 патронов) при сильном встречном ветре смогли в тот день долететь до Вешенской, где благополучно спустились, израсходовав почти весь бензин. Вылетевший с ними прапорщик Л.Е. Добровольский потерял ориентировку и сел, израсходовав горючее у Картушино. Лобов и Иванов ждали горючего, которое должен был привезти капитан Веселовский. 27 мая в 6 часов 30 минут Лобов вернулся в Зверево, а капитан Иванов остался в Вешенской по приказанию Секретёва.

Ранее, перед донскими лётчиками была поставлена задача связаться с конной группой генерала-майора А.С. Секретёва, которая шла на соединение с восставшими. 25 мая, Секретёв прорвал оборону красных и у станицы Казанской соединился с окружёнными частями восставшими верхне-донцами.

В этот день, в 5 часов 20 минут утра со станции Зверево вылетели на «Бранденбурге» капитан Веселовский с наблюдателем штабс-капитаном В.Н. Тихоновичем. После четырёх спусков и расспросов, они в 8

Карта района приема восставшими аэропланов из

Новочеркасска и Зверево

часов 20 минут опустились вблизи хутора Фёдоровский, где нашли части Секретёва. Лётчики передали генералу срочные пакеты и описали всё ужасное положение восставших казаков Вешенской и их просьбу о немедленной помощи. Затем «Бранденбург» прибыл в Вешенскую, откуда «в 17 часов вылетели для бомбометания. В 20 часов 30 мин опустились в Каменской из-за полного израсходования бензина.

В начале июня 1919 года донские лётчики совершили последние полёты в Вешенскую. Так, 2 июня, на «Вуазене» военный лётчик 2-го Донского самолётного отряда подпоручик Н.Д. Никитский и наблюдатель подъесаул Павлов «в 4 часа отбыли лётом в станицу Вешенскую с пакетами». На следующий день, капитан Иванов и подъесаул Павлов на «Фармане-30» вылетели в 12 часов со станции Зверево и опустились в 14 часов 30 минут в Вешенской.

При посадке их аппарат поддуло боковым ветром и левой коробкой крыльев он задел за бугор, вследствие чего поломались верхние и нижние лонжероны. Аппарат был разобран и доставлен в Миллерово. Пакеты лётчики сдали «Командующему войсками Верхне-Донского округа для доставки по назначению».

Всего к восставшим казакам в Вешенскую самолётами Донской авиации было доставлено 58.000 ружейных патронов, 18 пудов груза (перевязочный материал, порох, табак, газеты, медикаменты и прочее). Неоценима заслуга донских лётчиков, рисковавших жизнью, делавших 300-вёрстные перелёты над вражеской территорией, перед восставшими казаками Верхне-Донского округа. Они принесли огромную пользу и бесценную моральную поддержку, дали надежду на соединение с регулярными войсками, которое состоялось 25 мая 1919 года.

 

Источники и литература:

1. Дьякова Е. Полёты к Верхне-Донцам - ”Донская Волна” (Ростов-на-Дону), 1919, 29.VIII., №30, с.10-11.

2.  «Донские Ведомости» (Новочеркасск), 1919, V-VII.

3. Российский государственный военный архив (РГВА), ф.39457, оп.1, д.404, л.45; ф.40135, оп.1, д.26, л.67, л.146; ф.40136, оп.1, д.41, л.10.

4. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ), ф. 1258 оп.3 д. 108, л.1.

5. Кондрашенко О.В., Верхне-Донское восстание. Из сборника: "Актуальные проблемы истории Царицына начала ХХ века и периода Гражданской войны в свете современного видения (1900-1920)". Волгоград, 2001.

Приложение  1

 

Сотник П.Г. Богатырёв

 

Вчера на страницах «Донских Ведомостей» были опубликованы официальные документы о полёте к восставшим верхне-донским казакам хорунжего Тарарина и сотника Богатырёва.

         Сотник Пётр Григорьевич Богатырёв, по происхождению казак хутора Сингина, Вешенской станицы Верхне-Донского округа; родился в 1890 году, образование получил в станичной школе.

         В 1912 году П.Г. Богатырёв был призван на военную службу и зачислен простым казаком в 12-й Донской полк.

         При начале войны с Германией, полк был отправлен на фронт и находился там до разложения русской армии.

         П.Г. Богатырёв, застигнутый войной на действительной службе, неоднократно участвовал в боях, проявил выдающееся мужество и был последовательно награждён Георгиевскими крестами первых трёх степеней.

         В 1916 году П.Г. Богатырёв был откомандирован из действующей армии в Новочеркасск в юнкерское училище на ускоренные курсы по подготовке офицеров военного времени.

         После производства в первый офицерский чин, П.Г. Богатырёв вновь отправился в действующую армию, в свой же полк, и возвратился на Дон вместе с ним.

         В последнее время сотник П.Г. Богатырёв занимал в Верхне-Донском округе должность начальника окружной стражи и пользовался большой популярностью.

         По словам членов Войскового Круга, делегатов Верхне-Донского округа, инициатива смелого полёта принадлежит лично сотнику П.Г. Богатырёву.

         Уверенный, что одностаничники не проживут долго в согласии с красноармейцами, он обратился к своим делегатам с просьбой ходатайствовать перед военными властями о предоставлении ему аппарата для полётов в Верхне-Донской округ в целях проверки сведений о восстании.

Содействие было оказано и 26 апреля сотник П.Г. Богатырёв вылетел со ст. Зверево.

По имеющимся у нас сведениям, делегаты Верхне-Донского округа намерены просить Донского Атамана генерал-лейтенанта А.П. Богаевского о производстве сотника П.Г. Богатырёва, за проявленную доблесть, в чин есаула.

 («Донские Ведомости» (Новочеркасск), 1919, 1.V.,  № 101)

Приложение 2

 

Восстание в Верхне-Донском округе

[Сообщение подхорунжего Сафонова]

 

         Подхорунжий Сафонов прилетел в Новочеркасск вместе с лётчиком хорунжим Тарариным.

         О восстании казаков в Верхне-Донском округе подхорунжий сообщил следующее:

         По уходе казачьих войск из округа и занятия его советскими войсками, образовались окружные, станичные и хуторские советы с председателями и комиссарами во главе. Но как только войска красных прошли дальше, так появились карательные отряды из коммунистов, которые уничтожили все выборные советы и назначили своих комиссаров и членов совета исключительно из евреев, а в Вешенском станичном совете был даже один латыш. С установлением еврейского правительства начались реквизиции хлеба и имущества, наряды на подводы до 1500—2000 от станицы, массовые расстрелы казаков за то, что они боролись за независимость Дона, причём говорили, что все казаки «красновцы и кадеты» и всех их надо уничтожать. Видя неизбежную гибель от руки еврейских комиссаров, казаки решили лучше умереть в бою с ними, чем ждать когда дойдёт до них очередь быть расстрелянными. Вооружившись вилами и топорами и отчасти примитивными винтовками, казаки ночью 26—27 февраля окружили станицу Мигулинскую и перерезали около 1000 человек коммунистов, захватили их оружие и двинулись на станицу Казанскую и Вешенскую, где также расправились с комиссарами и коммунистами, захватив в станице Вешенской склад оружия. Восстание быстро перекинулось в станицы: Еланскую, Каргинскую, Боковскую, Слащёвскую, Букановскую и охватило весь Донской округ с небольшими частями прилегающих к нему Усть-Медведицкого, Хопёрского и 1-го Донского округов. Везде были уничтожены комиссары евреи и установлена казачья власть на старых началах. В станице Вешенской учреждён народный суд – выборный, который установил наказание, от 15 до 20 розг или тюрьму, смотря по характеру преступления. Восстали и вооружились верхне-донцы все, кто мог держать оружие. Все восставшие были сведены во взводы, сотни, полки и дивизии по хуторам и станицам, из которых они составлены.

         Вместе с казаками восстали и крестьяне Верхне-Донском округе, из среды которых есть лица даже командного состава (Руф Бондаренко командует взводом 5-й сотни верхней части станицы Вешенской). Крестьяне Воронежской губернии настроены также враждебно по отношению к коммунистам и всячески препятствуют им в проведении мобилизации крестьян, но не восстают из опасения жесткой расправы. Просили казаков придти к ним на помощь, но это было неосуществимо, так как казакам пришлось бороться с высланными против них большевистскими отрядами. Борьба с последними велась очень успешно, так как в красных частях настроение подавленное, массовое дезертирство и паника при наступлении казаков. Из числа высланных на усмирение частей, Сердобский полк целиком перешёл на сторону казаков, 1-й Московский полк частью разбит, а частью (600—800 человек) сдался в плен, всего в Вешенской станице пленных в настоящее время около 5000 человек, которых используют для различных работ. Красные действуют с востока, юга и запада, с севера же красных нет, а у восставших там ходят разъезды.

         С самого начала восстания в станице Вешенской была устроена оружейная мастерская, где изготовлялись пики и производилась починка холодного и огнестрельного оружия.

         Довольствие частей производится частью за счёт продуктов и запасов, отбиваемых у красных, а частью закупки у жителей.

         Жалование, впредь до соединения с Донской Армией, назначено всем лицам командного состава и рядовым по 100 рублей в месяц.

         Казаки очень жалеют и раскаиваются в том, что послушали красных и изменили казачеству, и теперь с радостью ждут случая соединения с Донской Армией и искупить свою вину, сражаясь за общее дело.

         Ощущается большой недостаток командного состава. Особенно казаки просят генерала Гусельщикова и есаула Матасова и вообще офицеров.

         В первых числах апреля решался земельный вопрос, причём порешили землю помещичью и войсковую распределить между казаками и крестьянами. (Сообщение штаба Донской Армии)

 («Донские Ведомости»,1919, 7.V., № 106)

 

Приложение 3

Приказ Донским Армиям и Флоту

№ 170

30 апреля 1919 года                     г. Новочеркасск

 

Австрийский самолет "Ганза-Бранденбург", на котором летал В.С.

Веселовский. На борту - опознавательный знак Донской авиации -

черный треугольник в круге.

     В тяжелое время, переживаемое Доном, когда, как для войск нашего фронта, так и для всего населения дорога каждая утешительная весть в деле борьбы с большевиками, летчики Донской Армии проявили самую Интенсивную работу в своем деле.

         Военный летчик подъесаул Фёдоров явился пионером, показавшим в полете с членом Круга сотником Варламовым, что полет в Верхне-Донской округ вещь выполнимая.

         Воспользовавшись его почином, отважные Донские летчики, не считаясь с изношенностью аппаратов, предприняли ряд удачных полетов, давших ценные сведения.

         27 апреля военные летчики поручик Веселовский с наблюдателем поручиком Тихановичем, сделали полет около 680 верст, продолжительностью более 5 часов и, покрыв пространство до ст. Нижне-Чирской, доставили интересные сведения, подтверждающие данные, что и в этом направлении в тылу красных неблагополучно.

         Тогда же был предпринят блестящий полет летчика хорунжего Тарарина с Донским офицером сотником Богатырёвым, давший возможность установить связь с Верхне-Донским

Поручик В.С.Веселовский

округом и получить оттуда ценные сведения.

         Отмечая эту заслугу лихих летчиков Донской Армии, поддерживающих с ней постоянную связь живым участием в боевой и разведывательной работе, приказываю Начальнику авиации представить к наградам летчиком подъесаула Фёдорова и поручиков Веселовского и Тихановича.

         Что касается хорунжего Тарарина и сотника Богатырёва, то о них мною делаются особое представление, так как работа их на пользу Родины требует особого внимания.

         В заключение считаю долгом благодарить стоящих во главе авиационного дела на Дону Начальника авиации полковника Баранова и командира 1-го самолётного дивизиона полковника Стрельникова и командира 3-го отряда подполковника Антонова за ту энергичную и плодотворную работу, которая вложена ими в область организации воздушного дела и постоянно дает наглядные результаты. Полковника Стрельникова и подполковника Антонова благодарю также за личный пример, выражающийся в их активной работе по воздушной разведке на фронтах нашего врага.

Командующий Донскими Армиями и Флотом

Генерального Штаба генерал-майор СИДОРИН

 

 (РГВА, ф.39456, оп.1, д.99, л.103-103об.)

Приложение 4

Доклад лётчиков,

прилетевших из Верхне-Донского округа,

где восстали против советской власти донские казаки и крестьяне

[Заседание Войскового Круга от 8 мая 1919 года]

 

Поручик Веселовский. Господа члены Войскового Круга! Низкий и горячий привет шлют вам герои Верхне-Донцы. Шлют привет и осиротевшие матери, жёны и дети. Не буду описывать всех ужасов и мерзостей, творимых пришедшими извергами. Для этого не хватит ни времени, ни слов; скажу только несколько случаев.

         В одном из хуторов Вешенской станицы красные отрезали язык у одного старого казака, дерзнувшего указать на их насилия, прибили гвоздём этот язык к его подбородку, водили его в таком виде по всей станице, а затем зверски замучили его.

         В Каргинской станице красные увели 1000 девушек, заставили рыть окопы, а затем обесчестили их. Когда же казаки начали наступление против Каргинской станицы, то красные выгнали этих девушек впереди своих цепей и расстреливали их пулемётным огнём.

         В Вешенской станице красные обесчестили одну женщину, а затем заперли её в хате вместе с 5-ю малыми детьми, обложили соломою и сожгли.

         В той же Вешенской станице красные устраивали дикие пьяные разгулы при оркестре музыки, называя их вечеринками, причём заставляли являться на них всех гимназисток и вообще подростков-девушек. Когда же многие отцы, зная, какими оргиями кончаются эти вечеринки, отказались пускать на них своих дочерей, то красные издали специальный декрет, грозивший немедленным расстрелом отцам, дочери которых не будут являться на вечеринки. Почти все несчастные девушки, бывшие на вечеринках, были изнасилованы.

         Красные творили также страшные кощунства над церквами и священнослужителями.

         В одном из хуторов Мигулинской станицы красные в церкви обвенчали местного священника с кобылою, после чего этого священника заставили плясать вместе с его женою (матушкой) и, наконец, замучили его.

         Затем лётчик огласил ряд писем от верхне-донцов к их родственникам и близким, проживающим в Новочеркасске, в которых приводится много фактов возмутительных насилий и надругательств красных. Установлен также именной список 600 казаков расстрелянных большевиками и затем опознанных при взятии станицы восставшими. Большинство же других расстрелянных, число которых определяется тысячами, опознать не удалось, т.к. трупы разложились.

         Когда лётчики снизились в районе станицы Вешенской, то были встречены ликованием, не поддающемуся описанию. Толпа баб, впрочем, тут же подняла страшный рёв, спеша рассказать о пережитых ужасах.

         Лётчиков забросали цветами, встречали их колокольным звоном. Вообще, казаки настроены твёрдо. Они решили скорее умереть, чем подвергнуться новым мучениям со стороны красных. Они надеются на помощь им со стороны Новочеркасска. Они просят помочь им прежде всего перевязочными материалами и табаком. С табаком же, говорят они, мы сами добудем себе и оружие, и патроны, и снаряды.

         В заключение своего сообщения лётчик передал председателю Круга В.А. Харламову букет полевых цветов, полученных им от населения станицы Вешенской.

В.С. Веселовский (стоит третий слева) у своего "Бранденбурга".

Зима 1918-1919 гг.

  Сообщение лётчика Веселовского было выслушано Кругом с напряжённым вниманием, многие члены Круга плакали при сообщениях о творившихся в Верхне-Донском округе ужасах.

         Не меньшее впечатление произвёл и следующий доклад поручика Безсонова.

         Другой лётчик, поручик Безсонов в своём докладе, на основании привезенных им с собою документальных данных и личных впечатлений, нарисовал яркую картину борьбы казаков с большевиками. Он указал, что казаки восстали, не имея ни командного офицерского состава, ни снаряжения, ни оружия. Почти все они начали восстание с дрекольем в руках. Казалось бы, такое восстание было с самого начала обречено на неуспех. Но совершилось чудо милостью Божьею и доблестью казачей. Искра восстания загорелась в яркое пламя. Ныне армия насчитывается около 25.000 человек. Почти все они вооружены, как следует, а большинство из них имеет и необходимое снаряжение. Такие блестящие успехи объясняются тем, что восставшие выдвинули и неуклонно провели в жизнь один лозунг: «Всё для войны и все для войны».

         В армию мобилизовано не только всё мужское население от 18 до 55 лет, но туда же вошло много добровольцев, как ниже, так и выше указанного возраста. Среди восставших казаков, с оружием в руках защищающих свою свободу, есть и женщины.

         Оружие, снаряды и патроны казаки отбивают у красных. Кроме того, они устроили у себя военные мастерские, изготовляющие не только пики, но и патроны и переделывающие для своих орудий захваченные у красных снаряды.

         Весь Верхне-Донской округ – ныне военная община, в которой всё направлено к одной цели – борьба с красными. К этой цели приноровлены и продовольственные мероприятия и финансовые. Между прочим принудительный заём на военные нужды прошёл более чем успешно. Многие давали гораздо больше, чем требовалось.

         Отлично поставлено восставшими казаками и дело пропаганды. Когда на сторону восставших перешёл 4-й Сердобский полк, то часть этого полка стала в ряды казаков. Впоследствии отпустили по домам, выдав им особые удостоверения, в которых сказано, что они отпускаются на родину, чтобы рассказать там за что бьются казаки.

         Телеграфная и телефонная связь поставлены образцово.

         Крестьянство в Верхне-Донском округе всецело на стороне казаков. Никакой розни межу ними нет и крестьяне дерутся под казачьими знамёнами. Казаки идут навстречу крестьянским нуждам. Там, где оказалось возможным, казаки предоставили им посевные площади и почти везде – огородную и бахчевную землю.

         По окончании сообщений лётчиков, В.А. Харламов предлагал Кругу выразить им благодарность за их геройский подвиг и вынести постановление о желательности для лётчиков достойной награды.

 

(ГАРФ, ф.1258, оп.3, д. 108, л.1; «Донские Ведомости», 1919, 9.V., № 108)

 

Приложение  5

Документы и письма, привезённые лётчиками из Верхне-Донского округа

 

Вести из Верхнедонья

         Приводим приветственную телеграмму, полученную от восставших казаков нашими лётчиками и письма, адресованные к авиаторам, к казакам и всем станичникам.

Телеграмма из станицы Казанской.

Вешенская, начальнику штаба. Для авиаторов.

         Дорогие птицы, приветствует вас Казанский станичный совет и славный Казанский полк, приветствуют вас старики, вдохновляющие робких и малодушных, приветствуем вас фронтовики, закалённые бойцы – наша сила и крепость, приветствуют вас и расцветающие цветки Тихого Дона. Они молоды, но они сыны героев и бьются, как истинные герои. 2 мая 1919 года. № 132.

За командира полка Владилин. Адъютант района Булгаков.

 

Письмо авиаторам, прилетевшим из родного Новочеркасска в станицу Вешенскую

         Четверг, 2 мая 1919 года.

         Дорогие, долгожданные ласточки!

         Вы прилетели весной и с юга, но не песни принесли, а больше, неизмеримо больше, вы принесли нам надежду на жизнь, надежду на воскресение. Привет же вам, дорогие гости, о населения Мигулинской станицы, привет от её насмерть дерущихся полков. Передайте земной поклон Большому Войсковому Кругу, Донской Армии и Донскому Атаману. Скажите казакам нашей станицы, что их матери, жёны и дети, ещё оставшиеся в живых, с измождёнными лицами, голодные и оборванные, из пламени горящих хуторов, протягивают свои израненные руки и просят помощи. Скорее идите к нам, скорее несите оружие, снаряды, патроны, дабы было чем прогнать Богом проклятых кровавых вампиров-коммунистов.

Председатель Мигулинского станичного совета Андрей Афиногенов Сытин.

Председатель Мигулинской следственной комиссии И. Любимов.

Приписка. К числу пострадавших хуторов относятся все 46, расположенных на правом берегу реки Дона. Все сначала ограблены и потом сожжены, одни частью, другие сплошь. Несчастные женщины и дети, не успевшие спастись бегством, расстреляны, изрублены. Сытин. Любимов.

 

Четверг, 2 мая 1919 года.

Письмо сотнику Егорову Алексею Фёдоровичу, казакам х. Калиновского Мигулинской станицы Галактиону Терентьевичу Калмыкову, Филиппу Маревичу Климову, х. Верхневского Григорию Васильевичу Титову, х. Коноваловского хорунжему Ефиму Осиповичу Брехову и всем станичникам.

         Дорогие братья! Спешите к нам, просите своих командиров, Большой Круг, отца Атамана, пусть снабдят вас боевыми средствами. Прорвите фронт предателей большевиков, грабителей-большевиков и бегите к нам на помощь. Спасите нас. Мы, оборванные, голодные и холодные, влачим своё несчастное существование по оврагам, байракам и островкам донского поля: коммунисты забрали у нас всё – скот, птицу, хлеб, сожгли наши хутора. Мы задыхаемся в дыму, который застилает наши поля. К этому же тиф свирепствует во всю и добивает нас окончательно. Спешите же, не то многих своих родных не досчитаетесь вы. К примеру скажу, в хуторе Варваринском осталось 9 дворов, остальные сожжены. Сожжены точно также все 46 хуторов нашей станицы, лежащие на правом берегу Дона. Кланяются вам ваши отцы, матери, жёны, дети, но, к прискорбию, не все: многие из них изрублены, расстреляны или же заперты в дома и сожжены.

Андрей Афиногенов Сытин. (сообщение штаба Донской Армии.)

 

Из Верхне-Донского округа. Письма с аэропланом

От начальника связи Донских Армий получено следующее объявление:

5 мая из Верхне-Донского округа на аэроплане получены письма:

1. В действующую армию в города и селения Донской области с точными адресами.

2. Письма без точных адресов.

Письма с точными адресами 6 мая отосланы существующим порядком, а список писем без точных адресов при сём объявляется и адресаты приглашаются за их получением в полевую почтовую контору в гор. Новочеркасске в гостиницу «Нью-Йорк».

Приславшие письма дали наказ адресатам – прислать им по аэроплану ответ. Ответы на полученные письма будут посланы, но для этого на конвертах должна быть надпись – «ответ на письмо такого-то, присланное аэропланом». Другие письма к восставшим пока приниматься не будут ввиду могущего быть большого их количества и трудности доставки.

Список писем, полученных из Верхне-Донского округа и не разосланных за не указанием точных адресов.

Никифору Титовичу Ковалёву, Мигулинской станицы, хутора Слаботки;

Хорунжему Николаю Тимофеевичу Черноклинову, станицы Мигулинской, хутора Алексеевского;

Казаку Парамону Григорьеву Громову, Вешенской станицы, хутора Баски;

Пулемётчику Лаврентию Петрову Ушакову, станицы Вешенской, х. Верхне-Антипова;

Военному чиновнику Василию Тимофеевичу Поненкову, станицы Вешенской, хут. Альшанского;

Кавалеру Фёдору Афанасьевичу Свирякину от Прасковьи Петровны Семрякиной;

Кандидату Петру Владимировичу Ермакову от Владимира Михайловича Ермакова;

Павлу Григорьевичу Федотову;

Поликарпу Кондратьевичу Кастрикину;

Казаку Каргинской станицы Ивану Ивановичу Калмыкову;

Офицеру Афанасию Ефремовичу Степанову, ст. Вешенской;

Доктору Николаю Александровичу Шошиеву;

Ивану Иосифовичу Ульянову;

Ивану Ивановичу Карякину;

Ивану Михайловичу Максаеву;

Казаку Николаю Ивановичу Белапову;

Сотнику Григорию Егоровичу Сидорову передать Ивану Егоровичу Сидорову;

Этапная рота казаку Ивану Михайловичу Сяченкову;

Новочеркасск казаку Андрею Ивановичу Солдатову;

Новочеркасск казаку Михаилу Капитоновичу Бублееву;

Новочеркасск хорунжему Сергею Трофимовичу Кубанову;

Действующая армия хорунжему Василию Алексеевичу Парамонову;

Новочеркасск поручику Антону Ефремовичу Староверкину;

Южную Армию казаку Онисиму Кондратьевичу Сухареву, ст. Вешенской;

Добровольческая Армия Дмитрию Александровичу Земцову;

Новочеркасск учебная команда 6-й сотни Серегю Алексеевичу Ломакину;

Управление этапно-транспортное Василию Кирилловичу Солдатову;

Делопроизводитель, военно-полевую контору чиновнику Гавриилу Максимовичу Мельникову в штаб;

Якову Максимовичу Мельникову;

уряднику Вешенской станицы Гавриилу Петрову Пузанову.

 

Письма с аэропланом

 

1) Новочеркасск, молодому казаку станицы Вешенской хутора Колундаевского Ермолаю Ефимовичу Каргину.

2) Новочеркасск, Ивану Григорьевичу Землякову.

3) Новочеркасск, хорунжему Ивану Петровичу Афонину Вешенской станицы хут.Н.-Антипова.

4) Ивану Григорьевичу Сушкину с хутора Мрыхина Мигулинской станицы Донской области.

5) Новочеркасск, Донская Армия казаку ст. Мигулинской Ефиму Антоновичу Баробину.

6) Новочеркасск, Андрею Зиновьевичу Лосеву ст. Вешенская.

7) Тяжёлую батарею Алексею Семёновичу Алферову.

8) Казаку Льву Егоровичу Синякину из Вешенской.

9) Хорунжему ст. Вешенской хут. Лебяженского Андрею Григорьевичу Сафонову.

10) Южная Армия, Петру Фёдоровичу Григорьеву Мигулинской станицы.

11) Отдельная железнодорожная сотня, казакуФёдору Тимофеевичу Чумакову.

12) Младшему офицеру станицы Мигулинской хутора Вяжинского Арсению Андреевичу Рыльщикову.

13) Павлу Григорьевичу Зимовному, переписи 1909 года ст. Каргинской хут. Гусыно Фёдоровского.

Полковник Бородин.

 

 

 

 

Приветствие

 

         Казаки Верхне-Донского округа и его станиц и хуторов, -- все от старого и до малого, посылают свой горячий привет и низкий поклон Державному Хозяину Тихого Дона – Большому Войсковому Кругу, Донскому Атаману, доблестной Донской Армии и её верховному вождю.

         Прошло два с половиной месяца с того светлого дня, когда вольнолюбивые казаки Верхне-Донского округа, по собственной инициативе, сбросили с себя позорное иго коммунистов большевиков, убедившись воочию на самих себе и на своих согражданах, что, вместо знамени мира, братства любви и свободы, мнимые друзья народа принесли с собой невыносимые цепи рабства, гнёта, насилия, грабежей и расстрелов, неслыханной беспощадной жестокости даже над замученными и убитыми. А впереди предвиделись всё новые и новые жертвы кровавого ужаса, полное уничтожение трудами и потом нажитого добра и угроза самому существованию казачества.

         Но кровь убитых и замученных, слёзы вдов и сирот дошли до Господа и отозвались в наших сердцах и в нашей совести, пробудили, на время усыплённую ложью коммунистов, любовь к свободе и родному Дону. Закипел в душе народной праведный гнев против диких пришельцев, и упал этот гнев, как гром, как Божья кара на тех, кто думал сковать казачью свободу и уничтожить её из винтовок заградительного отряда. Обезоруженные коммунистами, с десятком на случай припрятанных винтовок, кто с вилами, кто с чем было можно, восстали Верхне-Донцы и с часу ночи на 26 февраля восстание прокатилось в течение суток по всему округу. Мы знали, что праведный народный гнев сильнее всякого оружия, что не в силе Господь, а в правде, что заветы святой старины живы в казачьей душе, что следуя этим заветам, мы победим или умрём с оружием в руках за правое дело. Но лучше смерть за свободу вольного Дона, чем позорная казнь от рук палачей-коммунистов большевиков, чем позорное рабство от людей без чести и совести, продавшихся за грязные керенки.

         Идя вперёд на врага, отбирая у него и обращая против него его же оружие, наши доблестные войска тревожно оглядывались назад, на свою столицу, на своих братьев по духу и крови, отбивающихся от того же врага, стоящих за честь и славу вольного Дона. И между ними, этими далёкими от нас казачьими полками, и нашими донцами стояла вражеская рать, мешающая нам подать друг другу руку помощи и в эту трудную минуту сказать бодрое слово.

         Много светлых, но много и тяжёлых минут пережили мы за эти два с половиной месяца. Чутко ловили мы каждое слово о Донской армии, обманывались, снова надеялись, ждали к себе воздушного гостя, который принёс бы нам радостную весть о скором соединении – и дождались. Сердечное спасибо шлём мы лётчикам, принесшим нам светлую радость надежды на скорое подкрепление наших героев, бессменно отражающих врага. А этот враг, воспользовавшись минутами духовной и физической усталости, которые не чужды и для героев, опустошал наши хутора и станицы по правой стороне Дона, сжигал дома, увозил хлеб, угонял скот, бесцельно уничтожал всё, до последней скамьи и оконного стекла. Он святотатственно осквернял наши храмы и оскорблял в людях религиозные чувства кощунством над святыней. Они подвергали орудийному, пулемётному и ружейному обстрелу наши станицы и хутора, повредив наши величественные храмы и многие здания. Всё это знакомые Дону проявления злобы тех, кто лживо называет себя защитниками трудового народа и трудового казачества.

         С тревогой глядим мы на будущее, потому что поля наши, особенно по правой стороне Дона, остались в большом количестве незасеянными, имущество разграбленным. Но мы верим, и переживая скорбные минуты, надеемся, что жива ещё казачья сила, что с нею воскреснет свобода, мир и покой и процветёт Дон в своей силе и непоколебимом могуществе. Ещё краше и обильней народным богатством станут наши станицы и хутора, и звучнее и радостнее зазвонят колокола наших храмов, вешая правду Божью, победившую ужасы междоусобной войны, ужасы беззакония и бесправия. Верим мы и в то, что найдутся люди, сильные духом человеколюбия и усилят общую радость освобождения родного края, осушив слёзы вдов и сирот, кормильцы которых честно пали на поле брани, или безвинно преданы позорной казни палачами-коммунистами.

         Всё ближе и ближе обещанный час соединения Верхне-Донского округа с другими частями боевого Дона, всё крепче и крепче уверенность, что Дон отстоит свою честь, свою свободу и даст родине пример героической борьбы, о которой деды, с чувством благоговейной памяти, будут передавать своим внукам из рода в род в рассказах и народной песне – этой сокровищнице народной истории и народной души.

         Шлём вам наш братский пасхальный привет, воскресения и свободы: «Христос Воскресе» с надеждой услышать от наших братьев казаков радостное: «Воистину Воскресе».

         Всем родным и знакомым станиц Верхне-Донского округа просим передать глубокий поклон.

Старший писарь Н.Я. Солдатов.

15 мая 1919 года, станица Вешенская.

 

( «Донские Ведомости», 1919, 8.V., 26.V)

Приложение 6

 

Военный летчик, шт.-кап. П. И. Безсонов

 

Штабс-капитан П.И, Безсонов

     День 26 июля - траурный день Донской авиации. Похоронили столь дорого нам Петра Ивановича Безсонова.

         Родился он в 1888 году в Вяземском уезде Смоленской губернии. По окончании полного курса наук в Смоленской гимназии, поступает в Петроградский университет на юридический факультет, каковой оканчивает по 1-му разряду в 1913 году. В австро-германской войне принимает участие в звании вольноопределяющегося, причем выявляет определенно стремление сделаться военным летчиком.

         В 1916 году оканчивает Севастопольскую  авиационную школу и получает давно желанное звание «Военного летчика».

         По окончании школы отправляется на фронт сначала в XVI корпусной авиационный отряд, а затем в XXVI корпусной.

         За неоднократные боевые полеты и воздушные бои получает все ордена до ордена Св.Владимира 4-й ст. с мечами и бантом включительно и чины прапорщика и подпоручика.

         25 октября 1917 года кончает войну с Австро-Германией, за развалом армии и началом большевизма, но не надолго.

         Долг офицера, настоящего русского офицера, зовет его в ряды Добровольческой Армии. Сначала он принимает участие в борьбе с большевиками в рядах саперно-подрывной команды имени генерала Алексеева, где в боях под Ставрополем был ранен ружейной пулей в ногу навылет. После ранения отправился в Сухум на излечение. По окончании курса лечение прибыл в Авиацию Добровольческой Армии, а в феврале месяце 1919 года переводится в Донскую Армию в 3-й самолетный отряд, где было много сослуживцев по XXVI корпусному отряду, и занимает должность адъютанта.

         Во время памятного для всех нас восстания казаков Верхне-Донского округа подпоручик Безсонов заявляет желание лететь в ст. Вешенскую, что и исполняет с военным летчиком капитаном Веселовским, установивши связь с восставшими и перевезя им важные оперативные приказания. За этот отважный полет подпоручик Безсонов произведен в чин штабс-капитана.

         По выходе 3-го самолетного отряда на фронт штабс-капитан Безсонов остается в Новочеркасске для сборки самолета и перелета в отряд. Но не суждено было ему уже летать - собравши самолет, он накануне своего полета слег (7 июля) и уже не вставал. Безжалостный тиф унес от нас Петра Ивановича Безсонова, но память о нем будет жить вечно. Кто знал его, тот забыть никогда не может. Тебя не забудет история, Тебя не забудем и мы.

         Мир праху твоему дорогой друг.

Донские летчики. 

( «Донские ведомости», 1919, 28.VII., № 173)

Приложение  7

 

 

Приказ Всевеликому Войску Донскому

№ 348

28 июня 1918 года   г. Новочеркасск

 

При сём объявляю отличительный знак Донских Самолётов:

«Черный треугольник на белом круге».

Знаки на самолётах устроить в трёхдневный срок со дня объявления настоящего приказа.

 

Приложение: чертёж знака

 

Ширина окружности 1 дюйм

 

По ширине окружности несущей поверхности и рулей глубины и направления.

 

Начальник Технического Отделения Войскового Штаба ВВД

военный лётчик, подполковник Усов

Донской Атаман генерал-майор Краснов

 

(РГВА, ф.39456, оп.1, д.70, лл.256-257)

Приложение № 8.

 

Краткие сведения о лётчиках Донской авиации,

летавших в Верхне-Донской округ в апреле—июне 1919 года

 

Полковник К.Н. Антонов

Антонов Константин Николаевич. Военный лётчик. Полковник.  

Родился 1 октября 1888 года в семье надворного советника. Окончил 1-й кадетский корпус и Константиновское артиллерийское училище. В августе 1914 года в составе 17-й артиллерийской бригады прибыл на фронт. С сентября 1914 года был наблюдателем в 22-м корпусном авиаотряде, затем в 10-м корпусном. В ноябре 1915 года окончил Офицерскую школу авиации и был направлен лётчиком в 26-й корпусной авиаотряд. В мае 1917 года был назначен командиром 3-го авиационного дивизиона. В ноябре 1918 года прибыл в 1-й Донской самолётный отряд и назначен на должность лётчика. С января 1919 года командир 3-го Донского самолётного отряда. С апреля 1920 года 1920 года – командир Крымской боевой авиагруппы. В июле 1920 года за отличия в боях был произведён в полковники. 30 октября 1920 года эвакуировался в составе Русской Армии в Константинополь. В Королевстве СХС служил в авиации. Во время Второй мировой войны был в Русском Корпусе. С 1949 года жил и работал в Америке. Скончался 9 августа 1965 года в Нью-Йорке (США).

Безсонов Петр Иванович. Военный лётчик. Штабс-капитан.

Родился 8 марта 1888 года в Вяземском уезде Смоленской губернии в семье потомственного дворянина. Окончил Смоленскую гимназию. В 1913 году окончил юридический факультет Петроградского университета. 13 августа 1914 года вступил рядовым охотником на правах вольноопределяющегося в 16-й корпусной авиаотряд. С 29 ноября 1915 года - штатный наблюдатель 16-го корпусного авиаотряда. 18 января 1916 года командирован в Офицерскую школу авиации Отдела воздушного флота для обучения полётам. 23 июня 1916 года получил звание военного лётчика. 26 июля 1916 года прибыл в 26-й корпусной авиаотряд. В 1918 году служил во 2-й отдельной инженерной роте Добровольческой Армии в сапёрно-подрывной команде имени генерала Алексеева. Получил ранение под Ставрополем. 14 февраля 1919 года командирован в Донской самолётный дивизион. Служил лётчиком в 3-м Донском самолётном отряде. 25 июля 1919 года умер в Новочеркасске от сыпного тифа. 

Веселовский Валентин Семёнович. Военный лётчик. Подполковник.

Родился 19 мая 1891 года в семье потомственного почётного гражданина в Каменец-Подольске. Окончил Каменец-Подольское среднее сельскохозяйственное техническое училище. В октябре 1914 года поступил охотником в 1-ю авиационную роту. В августе 1915 года окончил Офицерскую школу авиации и был направлен лётчиком в 12-й корпусной авиаотряд. В апреле 1917 года был переведён в 8-й армейский авиаотряд. С осени 1918 года командир 1-го авиаотряда 1-го авиадивизиона Южной Армии. В 1919 году состоял в резерве чинов при управлении Начальника авиации Донских армий. Известен своими перелётами к восставшим казакам Верхне-Донского округа и к уральским казакам. В 1920 году в Крыму был в резерве чинов при управлении начальника Русской Армии. В эмиграции жил в Румынии.

Герасименко Наум Алексеевич. Военный лётчик. Поручик.

В 1916-1917 годах лётчик 1-го Гвардейского авиаотряда. В 1919 году лётчик 2-го Донского самолётного отряда. 22 марта 1920 года умер от сыпного тифа в Сырецком госпитале. 

Добровольский Лука Евменьевич. Военный лётчик. Поручик.

Окончил Одесскую школу авиации. Служил в 9-м армейском авиаотряде. В октябре 1918 года в составе отряда перелетел от красных в Донскую армию. В 1919 лётчик 2-го, затем 1-го Донского самолётного отряда. В марте 1920 года прибыл в составе 1-го Донского самолётного отряда в Военно-авиационную школу на Качу. С апреля 1920 года лётчик 2-го авиаотряда имени Донского Войскового Атамана генерала Каледина. В эмиграции жил во Франции, в Париже. Работал шофёром такси, затем инструктором в авиашколе.

Жеребцов Константин Михайлович. Военный лётчик. Войсковой старшина.

В Великую войну был лётчиком 11-го корпусного авиаотряда. Участник Степного похода. С апреля 1919 года лётчик 3-го Донского самолётного отряда. В марте 1920 года прибыл с остатками Донской авиации в Севастополь и был зачислен в 4-й авиаотряд. В эмиграции жил в Бельгии, затем во Франции. 6 марта 1933 года умер от туберкулёза в Париже.

Иванов Владимир Дмитриевич. Военный лётчик. Капитан.

Служил в 144-м пехотном Каширском полку. В июне 1916 года окончил Севастопольскую военную авиационную школу и направлен лётчиком в 1-й Сибирский корпусной авиаотряд. С августа 1918 года лётчик 2-го Донского самолётного отряда.

Лавров Павел Степанович. Военный летчик. Подполковник.

Окончил Военно-топографическое училище и в 1916 году Военную школу лётчиков-наблюдателей в Киеве и направлен наблюдателем в 1-й Сибирский авиаотряд. Обучился летать в отряде и в июле 1917 года сдал экзамен на звание «лётчик». С августа 1918 года командир 2-го Донского самолётного отряда. В декабре 1919 года убыл в Севастопольскую Военно-авиационную школу. С апреля 1920 года состоял в резерве лётчиков при управлении начальника авиации Вооружённых Сил На Юге России. С сентября 1920 года лётчик 2-го авиаотряда имени Донского войскового атамана генерала Каледина. Перед эвакуацией из Крыма заболел тифом и был расстрелян красными. 

Лобов Иван Яковлевич. Лётчик. Поручик. 

Родился в 1893 году. В 1917 году окончил Одесскую школу авиации и был направлен лётчиком в 11-й армейский авиаотряд. В 1919 году лётчик 6-го Донского самолётного отряда, с февраля 1920 года – 1-го Донского самолётного отряда. В мае-июне 1919 года был временно прикомандирован к 2-му Донскому самолётному отряду. В эмиграции жил в Югославии. Служил в Русском Корпусе. После 1945 года проживал в Венесуэле. 5 апреля 1976 года умер в Каракасе.

Никитский Николай Дмитриевич. Военный лётчик. Поручик.

Родился 1 декабря 1895 года. Окончил Чугуевское военное училище. В сентябре 1917 года окончил Гатчинскую военную авиационную школу.  В 1919 году лётчик 2-го Донского самолётного отряда. В 1920 году служил в 5-м авиаотряде Добровольческой Армии. 4 августа 1958 года умер в Париже и похоронен на кладбище Сен-Женевьев де Буа.

Соколов Иосиф Андреевич. Военный лётчик. Есаул.

В сентябре 1916 года окончил Одесскую школу авиации. В 1917 году лётчик 13-го армейского авиаотряда. С июня 1918 года лётчик 1-го Донского самолётного отряда, в 1919 году - 2-го Донского самолётного отряда, затем 6-го отряда. В апреле-мае 1920 года лётчик артиллерийского отделения 3-го авиационного отряда в Крыму.

Тарарин Василий Васильевич. Военный лётчик. Есаул.

Хорунжий 16-го Донского казачьего полка. В 1915-16 гг. наблюдатель 1-го армейского авиаотряда, 5-го авиаотряда истребителей. В октябре 1917 года окончил Севастопольскую военную авиационную школу. В декабре был направлен в 14-й корпусной авиаотряд. Вместе с 2-м артиллерийским авиаотрядом остался на Украине. 16 апреля 1918 года перелетел из Киева в Курск. Лётчик 2-го артиллерийского авиаотряда, а с сентября 1918 года лётчик 11 корпусного авиаотряда Красного воздушного флота. 18(5) января 1919 года «пропал без вести» во время воздушной разведки. С февраля 1919 года лётчик 2-го Донского самолётного отряда. 26 апреля 1919 года первым прилетел в восставшую станицу Вешенскую. С июня 1919 года лётчик 6-го Донского самолётного отряда. С апреля 1920 года лётчик формирующегося Донского авиаотряда. С мая 1920 года в резерве лётчиков при управлении начальника авиации в Крыму.

Фёдоров Дмитрий Васильевич. Военный лётчик. Есаул. 

В 1916-1917 годах служил в Эскадре воздушных кораблей. Был помощником командира тяжелого бомбардировщика «Илья Муромец». В 1919 году лётчик 6-го Донского самолётного отряда.