поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Попова К. Казачья партия, казачья программа и Е. Савельев

 

Казачья партия, казачья программа и Евграф Савельев

К.Попова (Болгария)

В моем детстве было много необъяснимого, много недомолвок, запретов, много тем, на которые просто нельзя было говорить. Я знала, что отец бабушки был казаком, историком, писал книги,  а ее мать - дворянкой, из древнего рода, поэтессой. Их мир для меня был романтичен, чист, полон благородных помыслов и... странного атеизма. Бабушка была очень религиозным человеком и вместе с тем терпеть не могла клир, поповщину и ту псевдохристианскую религию, в которую превратилось современное православие, особенно, при советской власти. Я выросла в русской колонии в Бургасе, в среде, которая оставила на мне несмываемый отпечаток на всю жизнь; это были люди другого мира, и я себя чувствовала русской, казачкой среди болгар. Спустя много лет, когда я училась в Москве, меня там тоже не считали своей: я была болгаркой, белобандиткой, старорежимной барышней...

Евграфа Савельева я открыла для себя только в 1981 г., когда смогла попасть в Новочеркасск и увидела там, в Музее Донского Казачества, экспозицию своего прадеда. Только тогда я поняла, что он писал книги, а портрет в зале был копией того, что всегда висел над письменным столом бабушки, а теперь – над моим. Но настоящее открытие этого удивительного человека началось для меня едва в 2005 году, когда странным образом, как будто водимая чей-то рукой, я начала, с помощью не менее удивительных людей, собирать по крохам его историю. И заново познавать не только прошлое моих родных, но и саму себя.

 

Кто они были -  тот маленький круг людей, основавший в 1911 году Казачью партию? Сергей Холмский, Евграф Савельев, Никандр Чесноков, Алексей Гончаров, Андрей Греков, Василий Фролов, Н. Поляков, Александр Леонов, Н. Пивоваров, А.И.Мякутин, Н. и П. Юдины, В. Пузанов и др. Многим современным казакам эти имена почти ничего не говорят. Кого представляла Казачья партия и кем, в сущности, были казаки на Руси в начале ХХ века?

К началу XIX века Российская империя представляла собой крупнейшую в мире самодержавную монархию с территорией 15 млн.кв. км. и населением в 36 млн. человек. Основой русского общества оставались сословия (дворянство, купечество, крестьянство, духовенство, казачество), воплощавшие принцип разделения ответственности на непростом пути становления отечественной государственности. Отдельный вопрос, было ли казачество народом или сословием в конце ХIХ и начале ХХ века, можно ли превратить народ в сословие и какие средства были использованы для этого; тема этой публикации иная. Восстание 14 декабря 1825 года раскололо русское общество. Под удар было поставлено само основание государственности - сословный строй. Так как в мятеже участвовали представители лучших русских фамилий, Николай Первый не мог более опираться на дворянство, веками считавшее службу Отечеству делом чести. Во главу угла государственного строительства был положен бюрократический принцип, его центральной фигурой стал чиновник. Строй казачьей военной общины, служащей Русскому императору, старающейся сохранить традиции и завоеванные кровью земли, сохранился почти до самого ХХ века. Казаки завоевывали, расширяли территорию страны, охраняли ее границы и за это получали землю для своего ВОЙСКА. За ними шло крестьянство, которое заселяло новые земли, и до поры до времени противоречий между ними не было.

Но в 80-90 годах ХIХ века обстановка резко изменилась. Разразился мировой сельскохозяйственный кризис, и помещики поспешили переложить убытки на крестьян. Выросло крестьянское население, и на общинных землях стало тесно. Наконец, случился ряд неурожайных лет (особенно сильный неурожай был в 1891). Встал вопрос о физическом выживании крестьян. Интересы военной и крестьянской общины уже не совпадали, наступало время больших перемен. Конфликт помещиков, самодержавия, военной и гражданской бюрократии назревал и подготовил страшный взрыв государства. На смену пахарю и воину с шашкой надвигалась промышленность и совершенно новый тип войны. Перемены были необходимы, вопрос был: какой ценой?

Дон давно уже не был самостоятельным, время станиц, принимаемых в Москве как послов отдельного народа, выбора атамана всем Кругом, кануло в прошлое. Перед казаками стояла задача определить свое будущее – сохранить казачество как отдельный социум или, служа верой и правдой царю, погибнуть вместе с ним в огне революции. Был и третий путь: расколоться и искать пути сохранения народа, что и случилось. Теперь легко укорять и осуждать, но в те страшные, роковые года было очень трудно не только понять и осознать, что происходит со страной, но и тем более выбрать и держаться одной линии до конца. Интеллигенция донских казаков не была исключением в общей буре. Общинное землевладение и индустриализация стали непримиримыми противниками. Частная собственность дворян на землю практически изжила себя, она стала слишком неэффективной экономически, и правительство, и консерваторы были вынуждены, в конце концов, принять факт естественного упадка землевладельческого дворянства. Таковы были процессы в Российской империи. Что могли сделать казаки? Войско держалось на владении своей землей, казак на своем наделе должен был не только содержать семью, но и купить лошадь и обмундирование, подготовиться к службе.

„У нас, казаков, приблизительно со времен великого преобразователя русской земли Петра I-го, властной рукой уничтожившего многие старинные казачьи права, начало зарождаться сословие „благородных”, т. е. получивших за свои заслуги перед Царем и Отечеством регулярный чин. Казачьи звания: есаула, хорунжего, сотника и войскового старшины за чины военным уставом не признавались и имеющие их начальники не признавались за офицеров и даже, при Екатерине I-й, наказывались в армии палками и плетьми. Казачье офицерство и чиновничество невольно под давлением честолюбия и общественного русского мнения привило себе, с течением времени у многих укоренившуюся уверенность в своем особом „благородном” происхождении, т. е. стали гордиться не заслугами и боевой славой всего войска и всей казачьей общины, как было раньше, а заслугами своих семейных предков.

Крепостные крестьяне и выделение из казачьей массы на большие земельные участки еще более способствовало этому кровному обособлению и только дух казачества, крепко сидящий в каждой казачьей голове независимо от ее общественного положения, спас для современной жизни в лице дворян не только культурных и развитых людей, но и в большинстве случаев глубоко дорожащих родной стариной казаков. Особенно в последнее время замечается стремление казачьего дворянства к более тесному сближению с казачьей массой для совместной культурной и общественной деятельности: казачье дворянство открыто заявляет о своей полной солидарности с казачьими взглядами на будущее и о своей готовности отстаивать перед обществом и историей насущные нужды и историческую самобытную жизнь казачества.” – пишет в „Голосе Казачества” С. Холмский. (1 ноября 1911 г.).

Итак, мы видим Евграфа Савельева в 1911 году в редакции „Голоса Казачества”, откровенно консервативного и противопоставляющегося левым,  отстаивающего позиции войскового землевладения:  Дон – донцам.

В 24 номере журнала „Голос Казачества” в вводной статье „Новочеркасск 18 марта” С. Холмский пишет:

„Появился „Голос Казачества” и в станицах на сборах, проник и в глухие хутора и поселки, и везде казаки читают его с полным доверием и гордостью: да иначе и быть не может, иначе пришлось-бы согласиться с обидным мнением, что казаки не дорожат своим именем.

Но не всем по душе „Голос Казачества”; не говоря уже про иногородних, которые и слышать без злобы о нем не могут, так как видят, что лакомые казачьи куски уходят из их когтей, журнал наш не дает покоя многим „политикам”. Их не интересуют насущные вопросы казачества, как например, „земельный”, „табунный”, „справа”; „захваты” и многие другие, обсуждающиеся на страницах „Голоса Казачества”. Им безразлично: останутся-ли казаки казаками, или же превратятся под ударами судьбы в мужиков. „Политиков”. это не интересует. Они заняты совершенно другим; они из кожи лезут вон, чтобы определить: да  какого-же направления журнал „Голос Казачества”? Казачьего направления эти господа не понимают, потому что слишком далеко стоят от казачества, а, не понимая казачьих надежд и упований, не понимая значения казачьего прошлого, они, естественно, не в состоянии видеть и настоящего казачьего направления. Господа „политики”, вы так страстно добиваетесь „узнать” направление наше, вы разгадываете к какому лагерю примкнет „Голос Казачества” в надвигающейся предвыборной борьбе по избранию депутатов в Думу, вы осаждаете редакцию письмами, надоедаете расспросами, мешаете спокойно и вдумчиво работать; извольте, чтоб раз навсегда отвязаться от вас, мы ответим на ваши жадные расспросы.

- На чьи средства издается журнал?

- На казачьи.

- Вы правые?

- Нет.

- Левые?

- Спаси Бог!

- Средние?

- Ничего подобного.

- Да кто же вы?

- Казаки.

- Значит вы беспартийные?

- Ни в коем случае. Мы партия, партия казачья. Нас объедниняют казачьи надежды и воспоминания.

- Много вас?

- Около пяти миллионов!

- Чего же вы добиваетесь?

- У нас три главных задачи:

1. Поднять материальное состояние казачества на высоту зажиточности.

2. Развить казачье самосознание путем образования и культуры до крайних пределов.

3. Во чтобы то не стало сохранить в неприкосновенности боевую казачью силу, возродить идеи казачества и слить его в единую кровную семью.

Мы не собираемся играть какую либо политическую игру, не дерзаем подобно вам, г.г. кадеты, расшатывать Царский трон, не лезем за портфелями царских министров, поближе к государственной казне – цели ваших вожделений; нет, мы хотим разобраться в своих семейных неурядицах, превративших в хаос нашу жизнь за последние годы и грозящих нам гибелью.

На нас надвигается одна из ваших затей – „земство”, знайте, мы его не примем, не примем потому что оно противно нашим обычаям и разрушительное действие его нам знакомо.

Вы стараетесь расхитить нашу землю, закрепленную за нами целым рядом Высочайших грамот, подтверждающих неприкосновенность ее, проводите законы подобные знаменитому закону „о давности” владения землею, распространяя его и на казачьи земли, следствием чего появились, как грибы после дождя, чудовищные захваты иногородними казачьих земель. Мы будем бороться против вас и в этом направлении. Мы не посмотрим, что ваши единомышленники забрались даже в ряды высшего правительства и сеют злые семена на народной ниве.”

А в следующем, 25-м номере, в вводной статье „Новочеркасск 25 марта” редакция представляет программу Казачьей партии: 

„Тут считаю крайне важным заметить, что задача партии не уединяться, а напротив, объединять верных казачеству, его традициям, и верящих в светлую будущность казака, граждан; поэтому программу необходимо составить, отвечающую, с одной стороны, жизни и требованиям прогресса, а, с другой стороны, ни на волос не отступающую от главных заветов казачества: преданности Царю, братства и равенства в гражданской жизни. Итак первым пунктом программы явится религия.

Религиозные убеждения каждого человека в отдельности составляют „святое святых” его души, безразлично от того, во что он верит. Поэтому мешать религиозные убеждения с политикой невозможно. Среди казаков, кроме православных, немало старообрядцев, магометан, буддистов и последователей всевозможных сект, но это не нарушает их братской общей связи: все они равны по доблести и преданности Престолу и Родине, верные казаки. Значит, все религии в отдельности должны быть уважаемы постольку, поскольку злоупотребление ими не нарушает убеждений верующих.

Другое дело, когда религия связана с жизнью целого Государства и является национальным двигателем. Русский народ хозяин Государства, следовательно и православие должно почитаться за религию Государственную, то есть, закон, относясь с равным уважением ко всем религиям, должен православие брать под особую в исключительных случаях защиту.

дума. Государь Император, заботясь о благе подданных, даровал манифест 17 октября 1905 года, где, указав народу путь к прогрессу и культуре, целым рядом гражданских прав и льгот облегчил достижение идеалов общественной деятельности граждан. Благодаря кровавым событиям революционного угара благие начинания манифеста, в силу обстоятельств и деятельности левых организаций, задерживались проведением их в жизнь. Верное казачество, грудью своею отстоявшее Русь, будучи глубоко благодарно своему Самодержавному Царю за дарованные гражданские права, твердо убеждено, что нормальная жизнь в Государстве возможна лишь при теснейшем единении Царя со своими подданными посредством народных депутатов. Только тогда мир и правда расцветут на святой Руси.

земство. Казачеству, за его вековые заслуги и особое служение должно быть даровано старинное „круговое” самоуправление, реформированное несколько по современному духу жизни. Вся административная и военная власти должны оставаться по прежнему в руках назначенных правительством лиц. Кругу же необходимо присвоить чисто хозяйственный облик земского самоуправления.

Основной круг хуторской – состоит из всех казаков ( домохозяев) хутора без различия сословия и чина, с равными голосами. К участию в круге должны допускаться граждане, не опороченные в суду, здоровые духом, не моложе 30 лет. Круг ведет дела под председательством хуторского атамана, причем то или другое решение принимается большинством, посредством разделения вправо и влево участников. Счет производится особыми присяжными почетными стариками (2-4 на хутор), которые затем и подписывают вместе с атаманом решение круга. Хуторской круг ведает лишь хуторскими хозяйственными делами, отнюдь не вмешиваясь в станичную жизнь.

Станичные круги бывают „частные” и „общие”. Частные то-же, что и хуторские, но касаются лишь станичников, а общие назначаются в тех случаях, когда дело идет о хозяйстве всего юрта. На общие круги съезжаются, в качестве депутатов от хуторских обществ, атаманы и доверенные.

Станичные круги проходят под председательством станичных атаманов.

Для участия в окружном самоуправление избираются от каждой станицы на год депутаты по одному на 2000 душ казачьего населения; они составляют окружной круг под председательством Окружных Атаманов. Все дела решаются закрытой баллотировкой. Депутаты получают каждый от своей станицы суточные (2-3 рубля) деньги.

Компетенции окружных кругов должна принадлежать ежегодная раскладка на население округа земского обложения, заведование продовольственными капиталами, агрономической, медицинской, и проч. помощью населению, а также всеми капиталами округа.

В войсковой круг должны избираться от каждого округа на три года по четыре депутата из отбывших уже срок окружного круга. Суточные деньги (4-5 рубля) должны им отпускаться от Войска.

Войсковой круг, неся функции губернского земства, рассматривает под председательством Войскового Наказного Атамана наиболее важные общественные дела. Менее важные вопросы могут рассматриваться при особом председателе. Областное правление и все прочие учреждения, необходимые для жизни войска, продолжают действовать по прежнему. Самый же круг, на первых порах, можно образовать, взяв за ядро существующий земельный круг. Слово „земство” чуждо казачьему уху и казачество с большей доверчивостью отнесется к организации с родным именем.

Войсковому кругу принадлежит право рассмотрения всех хозяйственных вопросов войска. Сверх того по предложению председателя, круг обязан без обсуждений разрешать ассигнования, утвержденные законным порядком.

Наряду с казачьим самоуправлением может существовать у иногородних и земство, представители которого лишь с совещательным голосом могут участвовать на окружных и войсковых кругах по общим делам.

Казачество глубоко убеждено, что лишь при таком, родном казачьей душе, самоуправлении, оно разовьется на гражданском поприще и сохранит, дорогую для России, казачью природную удаль, мощь и гордость.

земля. Казачья территория, в силу Высочайше дарованных грамот, должна составлять неприкосновенную и общую собственность всего войска. За прошедшие годы, благодаря разным обстоятельствам, часть казачьей земли попала во владение как отдельных лиц, так и целых иногородних обществ. Признавая это явление ненормальным, казачья партия считает неотложным делом скорейший добровольный выкуп казачьей отчужденной земли обратно во владение войска, а также принятие на будущее время энергичных мер к недопущению новых захватов.

В деле землепользования необходимо установить наименьший душевой казачий пай в 15 десятин, считая сюда без разбору всякие земли. Пай этот, вырезанный в одном месте юрта, должен принадлежать казаку до смерти, после чего переходит или сыну по завещанию, или, за неимением сына, в общество для передачи очередному гражданину. Пай этот не-делим и его нельзя, ни заложить, ни продать, кроме отдачи в аренду (полностью). Казачья земля не должна подлежать закону о давности.

Для разрежения казачьего населения необходимо энергично самим обществам наметить к удалению из своей среды особыми секретными списками лиц неблаговидных: алкоголиков, ленивцев, вредных политически развращающе действующих на граждан и т.д.

Необходимо довести население войска до нормы в 15 дес. на душу раз и навсегда. Ежегодный прирост населения неизбежно должен выселятся на вновь приобретаемые земли. Тут выбора быть не может: или меньшинство потерпит неудобства переселения, или все казачество должно пойти с сумой. Ответ ясен.... Для выкупа-же земель и на приобретение новых войсковой круг имеет право привлечь к участию в уплате необходимых сумм население войска посредством особого обложения, а также изыскать и другие источники средств.

образование. Обучение должно быть всеобщим и бесплатным.

Казачата должны обучаться в особых школах. Для проведения в жизнь задач развития и культуры необходимо принять следующую систему.

1. Войско выделить в особый учебный округ под попечительством заслуженного лица казачьего сословия, назначаемого по распоряжению министерства.

2. Установить следующего порядка школы:

а) Хуторские: по хуторам и станицам для детей от 9 до 11 лет с 2 годичным курсом.

б) Станичные военные школы: для детей от 11 до 14 лет с трех годичным курсом.

в) Станично-хозяйственные школы: по окружным станицам для юношей от 14 до 16 лет с двухгодичным курсом и правом по образованию 2-го разряда с дипломом по специальности.

г) Станично-ремесленные школы: по тому-же типу и с одинаковой общей программой и правами.

Окончание каждой низшей школы дает право на поступление в следующую без экзамена. Во всех школах обязательны: гимнастика, строй, история и география родины, а в двух последних и верховая езда не менее 2-х раз в неделю.

Кроме того казачья партия сочувствует открытию средних и высших учебных заведений с преимуществом для казачьего сословия.

служба. Мы убеждены, что, при проведении в жизнь всего сказанного в этой программе, казачья „справа” потеряет свою остроту и составит не обузу, а национальную гордость казачьего сословия, видящего в своей боевой мощи залог гражданского расцвета и успехов в культурных начинаниях.

Программа Казачьей партии отстаивает права и привилегии казаков, она во многих отношениях консервативна и хочет сохранить традиции казачьего общества. Я позволила себе дать ее полностью, так как, по-моему, она дает ответы на многие вопросы современников.

Но в конце 1910 г. уже вышел второй выпуск Донского литературного сборника, чьи идеи привели к Делу Донских литераторов. „Консерватор” Евграф Савельев встал на сторону „бедных и угнетенных”, очень трудно было „проглотить” его басню „Волк на воеводстве”, а рассказ из народного быта „Нужда женится, горе замуж выдают” наверняка заставил многих его знакомых пожимать плечами и спрашивать” „Это, что, Савельев в социалисты что ли записался?”. Не простят ему эти „крамольные” мысли, пойдет под суд он за них, потеряет работу и это будет причиной, что долгие годы „белое казачество” не будет о нем упоминать, считая его чуть ли не предателем казачества, его, всей душой преданного своему Дону и беззаветно любившего свой народ. И если в 1917 г. он издает „Гибель Чернобога”, драму, полную наивного идеализма, то это совсем не значит, что он, потерявший жену, старшего сына и дочь в годы революции (жена умирает от тифа, а Александр и Валентина уходят с белыми в эмиграцию) принял революцию.

Всю жизнь он был и остался народным учителем, я думаю, что раздел об образовании в программе Казачьей партии в основном был его делом. Он боролся за просвещение своего родного казачества и хотел его видеть образованным  хозяином своей земли. И не случайно 18 июня 1917 года он был выбран в Войсковом правительстве Донской республики старшиной от 1-го Донского округа. Его современники-казаки знали и уважали своего Савельева и верили ему. Донской войсковой Круг объявляет земли Дона „исторической собственностью казаков” и принимает решение об отзыве казаков из аппарата Временного правительства и из Советов. 26 октября 1917 года генерал Каледин объявляет военное положение на Дону, Войсковое правительство принимает на себя всю полноту государственной власти в области. В декабре казачьи части Каледина занимают Ростов. 7 января 1918 г. объявляется о создании Добровольческой армии. Часть казаков уйдут с ней в эмиграцию, горе остающимся, таким, у которых на руках маленькие дети и которые надеются, что все-таки Дон есть Дон,  Казачество устоит и этой буре.

В 20-х годах начинается массовое уничтожение книг Евграфа Савельева и его имя становится запретным. Гонителями инакомыслия становятся троцкисты и прочие казакофобы, именно в те годы начинается травля казачьей интеллигенции и готовится новое расказачивание – коллективизация. “Буря» затянулась на семьдесят лет, но казаки выжили и вновь вспоминают имена всех тех, кто до конца своей жизни, независимо от того, на какой край Земли их унесли вихри войны и революции, остались истыми казаками. И я верю, что ничто не сможет уничтожить этот уникальный народ.

Кристина Попова

17.10.2009 г.

София

Болгария