поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Ввиду того, что интернет магазин автозапчастей для иномарок работает с официальный.. Если по каким-либо причинам Вы не можете найти нужную запчасть, то оформите и отправьте нам запрос, указав наименование запчасти, VIN, Марку автомобиля, год выпуска, Марку и тип кузова, Марку двигателя и тип КПП. Приобрести запчасти можно как за наличный, так и за безналичный расчёт. Представленная на сайте продукция: рычаги, стартеры, глушители, фары, пыльники, капот, фильтры, бамперы, катализаторы и другие запчасти и аксессуары для автомобилей самых различных марок ( Тойота...

Кочетов А. Сквозь холод далёких времен

Сквозь холод далеких времен

Следственное дело " 10278 о "ядре контрреволюции" хуторов Еланской станицы

А.Кочетов (ст. Вешенская, Ростовская обл.)

Долгие годы хранили молчание страницы томов «уголовно-контрреволюционных» дел многих наших земляков, активно выступавших против расказачивания на Верхнем Дону, против насильственной коллективизации, за свободную жизнь. И именно жизнью пришлось большинству из них поплатиться за слова правды в тяжелейшие двадцатые и тридцатые годы прошлого века. Сегодня неизвестные факты судеб наших земляков становятся все больше и больше достоянием ныне живущих. История прошлого, конкретные события минувших дней важны и нашему, и будущим поколениям.

В сентябре 2003 года в интервью районной газете известный кинорежиссер Станислав Говорухин при посещении хутора Нижне-Кривского заявил, что его отец, Сергей Говорухин, был репрессирован и в 1928 году выслан с Дона. А с конца 1980-х годов и до своей кончины в 1994 году, житель станицы Базковской, участник Великой Отечественной войны Александр Иванович Кошелев занимался поисками своего отца Кошелева Ивана Алексеевича, также выходца из хутора Нижне-Кривского, репрессированного в то же время. Однако на свои запросы он получал всегда отрицательные ответы. И только в 2005 году его сын Николай смог наконец-то разузнать подробности трагедии своих предков и как странно и страшно переплелись их судьбы – Говорухина, Кошелева и некоторых других жителей хутора.

 

До настоящего времени мы и не знали, что х.Нижне-Кривской, оказывается, в те далекие годы был «ядром контрреволюции» среди хуторов Еланской станицы. Материалы дела № 271 Объединенного Госполитуправления Северо-Кавказского края, возбужденного 1 июля 1928 года (следственное дело № 10278), гласят, что в хуторе действовала кулацко-белогвардейская группировка, ставящая целью захват власти, закабаление бедноты, терроризм. Как следует из обвинения, членами группировки были Абнизов Федор, Абнизов Давид, Аникеев Иван, Кривошлыков Семен, Галицын Яков, Говорухин Сергей, Комиссаров Семен, Кочетов Сергей, Кошелев Иван. Возглавляли группу Кошелев Алексей Петрович и его сын Кошелев Иван – родственники «свирепого бандита» Кошелева Александра (как указывают «потерпевшие» по делу), зарубленного в соснах участника Вешенского восстания 1919 года, о котором в 4-й книге «Тихого Дона» упоминает М.А. Шолохов.

Кто же такой Иван Алексеевич Кошелев и в чем его вина?

Донской казак, 1895 года рождения, до 1918 года служил в 44-м Донском казачьем полку, затем, по апрель 1920 года, - в белой армии, потом, по май 1921 года, - в Красной. С 1921 года и по день ареста, 24.06.1928 года – хлебороб, лишенный избирательных прав, зажиточный, имеющий 5 детей, старшему 11 лет, младшему – 11 месяцев. В 1923 году назначался уполномоченным по землеустройству.

Виновен он оказался в том, что у властей тогда не получалось создать сельхозкоммуны мирным путем, в том, что был участником восстания, что был зажиточным, что не желал обобществлять потом и кровью нажитую собственность. Кроме С.Говорухина, все остальные обвиняемые страдали теми же «недостатками». Да и как могли по-другому обойтись с хуторянами, если из них только 12 относили к беднякам, 43 были крепкие середняки и 4 зажиточные семьи.

Как свидетельствуют материалы дела, было организовано нападение на «батрацкое собрание». Якобы, 18 июня 1928 года, в 10 часов вечера в окно сельсовета был произведен выстрел и брошено 2 камня. В деле имеется заявление уполномоченного по работе среди батраков С.Д. Зеленькова о том, что он подозревает Галицына Дмитрия, но это показалось неправдоподобным – тот был бедняком. Подозрение тогда пало на Кошелева Ивана, ведь он из зажиточных, участник восстания, белогвардеец и брат у него бандитом был. Сам он слишком независимый и вместе с отцом непримиримые собственники, к которым прислушиваются хуторяне. А к нему на пару присовокупили соседа, Говорухина Сергея (по-уличному – «Говорка»), как исполнителя «преступного замысла».

Никто из обвиняемых не признал своей вины, заставили «заговорить» только самого молодого – «Говорка» - бывшего комсомольца и бывшего уполномоченного по землеустройству. Тот и «раскололся», показав, что именно Кошелев дал ему «огнестрельное оружие» (какое конкретно, он так и не вспомнил). И он, дескать, за выпивку (по показаниям «потерпевших» Кошелев его «подкупил и подмагарычил» - так по тексту) выстрелил и бросил камень в окно сельсовета. Все, вина доказана, несмотря на то, что в деле имеется протокол осмотра места милицией, в котором указано: «каких-либо повреждений здания сельсовета, свидетельствующих о том, что в окно был произведен выстрел, нет. Вещественные доказательства не обнаружены и не изъяты». В протоколах допросов все «потерпевшие» дружно заявили, что раздался страшный взрыв, что все упали и полчаса лежали, боясь встать.

Фальсификация, подтасовка, обвинение в тяжких преступлениях невиновных – вот те приемы, которые использовались для выполнения директив сверху, для запугивания казаков. Говорухина заставили написать письмо батракам: «Я бросил камень, был орудием Кошелева Ивана, прошу защитить меня, дать характеристику». За подобное сотрудничество с ОГПУ «исполнитель вооруженного нападения» получил 2 года лагерей (да если бы он действительно совершил вооруженное нападение – не избежать бы расстрела). Под эту марку осудили еще семерых: Кошелев как организатор и Кривошлыков С. (бывший офицер) получили по три года лагерей, остальные по два. Судил, естественно, внесудебный орган – коллегия ОГПУ («тройка»). Кошелева И.А. сослали в Северный край. Как политический осужденный по ст. 58 пп.10 и 11 УК он уже не вышел на свободу. В 1931 году дали три года, затем еще три года, а в 1937 году – десять лет по совершенно абсурдным обвинениям: участвовал в сходках, защищал казачество. По этой же статье,  кстати, повторно осудив за одно и то же деяние, подвели под расстрел и Х.В. Ермакова – основного прототипа Григория Мелехова.

Семью И.А. Кошелева: родителей (которые вскоре умерли), жену и пятерых малолетних детей выбросили на улицу. Конфисковали все имущество: трехкомнатный дом с пристройками, кухню каменную, три амбара, конюшню, каменные постройки для хранения сельхозинвентаря под навесом, помещения для крупного рогатого скота на десять голов, птичник на сто кур, четыре вола, двенадцать коров, четырнадцать овец, три лошади, свиней, плуг, запашник, пароконный ход, сеялку, косилку, травокоску, грабли конные, два хода для подвоза зерна, деревянную баню, продукты питания на девять человек с запасом на год, семенной материал, два сада 0,10 и 0,15 га.

В лагерях жизнь И.А. Кошелева перемалывалась в труху, превращалась в «лагерную пыль». Что довелось испытать ему, как и другим политическим осужденным в холодных краях, - жутко представить. Даже в лагере продолжали следить за каждым словом. «Стукачи» доносили: Кошелев защищает старое казачество, говорит:  «Меня выслали за казаков, и сейчас кто посмеет оскорбить наших старых казаков, тому голову сорву» - за эти слова получил 10 лет. А в это же время его семья на Дону испытывала страшные тяготы и лишения, ущемления в правах. Жена, Степанида Степановна, была вынуждена отказаться от фамилии «контрреволюционера», вернула свою девичью – Абнизова. Учитывая, что она была из семьи бедняков, ее приняли на работу в колхоз. Детям зимой было не в чем выйти на улицу. В годы войны старшие сыновья – Иван, Алексей и Александр сражались на фронте, были неоднократно ранены (Александр тяжело, вернулся инвалидом первой группы), все трое были награждены орденами и медалями. Все эти годы они не знали, что их отец до середины ноября 1943 года был еще жив, страдал в лагерях и там же умер от голода. Не знал и он о своих сыновьях, проливавших кровь за Родину.

В послевоенные годы и позже никто из семьи Кошелевых ничего не знал о трагических последних годах их отца и мужа. Не сообщили семье даже о том, что еще в 1965 году его реабилитировали по делу 1937 года «за отсутствием состава преступления». А ведь тогда еще была жива и жена, и все дети. Несколько лет потратил Александр Иванович Кошелев на поиски своего отца, искал вплоть до самой смерти, но безрезультатно. Получил только справку, что отец был реабилитирован полностью в 1989 году по делу 1928 года. И всё. Когда умер, где похоронен – ничего не могли сообщить, несмотря на неоднократные запросы. Только внук невинно осужденного (бывший следователь, а в настоящее время адвокат Н.А. Кошелев) разыскал в архивах ФСБ и получил из Архангельского УФСИН справку и некоторые материалы по уголовным делам своего деда.

***

… Студеным северным холодом веет от каждой страницы этих архивных дел, куда втиснута судьба воина Первой мировой войны, участника Верхне-Донского казачьего восстания, бойца и Белой, и Красной армий, казака хутора Нижне-Кривского, Кошелева Ивана Алексеевича. В его трагической биографии отражена жизнь многих тысяч наших земляков. Вот только многие ли знают о судьбе своих предков?

В данном конкретном деле только упорство и настойчивость сына и внука принесли хоть и относительный, но результат. Это был не только поиск своих корней, но и стремление побывать с поклоном и тех холодных северных краях, где нашел последний приют дед и прадед Кошелевых. Предстоящим летом они (Николай, Виктор, Александр Кошелевы, Богатырев Николай, Кошелев Юрий) от имени всех ныне живущих потомков обязательно посетят Североонежск и Каргополь, чтобы найти могилу и поставить крест в память погибшего в тех местах Ивана Алексеевича Кошелева, а также изучить все другие сохранившиеся материалы его пребывания в северных лагерях.

А. Кочетов, зав. Информационным отделом Музея-заповедника М.А. Шолохова.