поиск по сайту

RSS-материал

Проекты CRM Документы


Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования


Фирюлин А.В. Поход Миронова на Дон в июле 1918 года: глазами красного и по книге А.Венкова «Атаман Краснов и Донская армия. 1918 год»

Поход Миронова на Дон в июле 1918 года: глазами красного и по книге А.Венкова «Атаман Краснов и Донская армия. 1918 год»

Андрей Валентинович Фирюлин (ст. Ярыженская, Волгоградская обл.)

 

 «Когда хоперцы и верхнее-донцы начали наступление с целью отбить назад Урюпинскую, усть-медведицкие казаки нажали на своем участке. Но противостоящий им Ф.К.Миронов, имея отряд в 400 штыков с 1 орудием (основные его силы тоже в поте лица трудились на уборочной), сам бросился вперед, ночным маневром обошел казачьи позиции и устремился к Усть-Медведицкой. Войска Усть-Медведицкого округа в панике побежали, станица Арчединская, Глазуновская, Кепинская и Скуришенская были ими оставлены, весь левый берег Дона на территории округа очищен».  А.В.Венков

 

 

Будущий "красный командир" Филипп Миронов. 1906 год

Передо мной потрепанная тетрадь с пожелтевшими, выцветшими страницами. На первой – такой же выцветший, вырезанный из газеты, портрет Ф.К.Миронова. Название рукописи: «Поход Миронова на Дон и Шашкинский бой». Ее автор бывший боец – доброволец отряда Миронова, а потом 23-й дивизии РККА, иногородний ст.Глазуновской, Николай Евсеевич Попов (1901-1975 г.г.), член КПСС с 1920 года. Написана она почти по горячим следам в 1924 году. В ней много ценных наблюдений и фактов. Например, такой, что встретив сильное сопротивление, Миронов приостанавливал движение своего отряда, пока очаг не подавлялся артиллерией. Автор так описывает Миронова: крепкого телосложения, среднего роста, с бравой выправкой и пышными черными усами, немного прижмуренными глазами. Бойцов водил в атаку сам, на вороном дончаке.

А теперь, я хотел бы кратко изложить события июля 1918 года, описанные в рукописи. Думаю, это будет интересно людям, увлекающимся донской историей. Хотя сейчас и немодно ссылаться на красных, но в данном случае ощущается честность рассказчика.

Положение красных войск, по Попову, на Верхнем Дону, в июле 1918 года - это линия ж.д. от Царицына к Поворино: ст.Себряково – Миронов, правее – на линии ст. Алексиково – Филоново – Киквидзе, дальше к Поворино – Сиверс, левее  от Себряково, за Медведицей, к разъезду Раковка – камышинский отряд Мартемьянова, на ст.Арчеда – отряд Шамова. «Но сплошного фронта не составляли. В этом была и беда наших боевых действий…окружали, сами попадали в окружение, вырывались из него, походили один одному в тылы, захватывали врасплох белых во всех удобных и неудобных случаях, били и крушили. Одним словом, это была не позиционная война, а война особого рода, рожденная революцией – вроде партизанской. Но все же это была война жестокая и неумолимая. Кто – кого».

Противостоял Миронову командующий участком северо-восточного фронта полковник  Алферов.

В начале июля 1918 г., после большой разведывательной работы, красные выступили в поход из Михайловки (станция Себряково). Одной из целей похода, о которой тогда, кроме Миронова и его начштаба Голикова, будущего зятя Миронова, никто не знал, была встреча – соединение с отрядом Подтелкова. Как утверждает Н.Е.Попов, о казни Подтелкова в это время еще Миронов не знал. Наступление совершалось не как обычно, через х.Левин и ст. Арчединскую, а правее – через рогожские и арчединские хутора.

«Впереди шла наша конная разведка и броневик, разгоняя немногочисленные разъезды белых…обгоняя нас, по хуторам бежала зловещая молва…жители хуторов очертя голову бежали со всем семейством сами не зная куда, бросая все свои пожитки…так что к вечеру в хуторах мы находили пустые хаты, избы и курени, а в них – как Мамай прошел: все перевернуто вверх тормашками. Это хозяева в спешке хватали, что понужнее, и удирали, а все остальное бросали…» (это иллюстрация к байке о чуть не поголовной поддержке красных усть-медведицкими казаками. - А.Ф. )

Все: как и бойцы Миронова, так и белые предполагали, что красные идут в наступление на ст. Кумылженскую. Но к полудню следующего дня, подавив ожесточенное сопротивление при помощи бронеавтомобиля, отряд вдруг круто свернул влево и двинулся к станице Скуришенской. Таким образом, Миронов отрезал казачьим частям путь к отступлению и прижимал их к реке Медведице на всем протяжении от станицы Скуришенской до станицы Арчединской и Кепенской. К вечеру ст. Скуришенская была взята. Красные начали артиллерийский обстрел кепенских хуторов Лежнева, Куринского и др., где в панике метались окруженные. Довершил разгром деморализованных казаков удар 32-го полка. К ночи было захвачено много пленных.

Миронов вошел в Скуришенскую под звуки духового оркестра. Был устроен митинг, где зачитывали письмо Ленина  «Воззвание Совнаркома к трудовым казакам Дона и Кубани от 31 мая 1918 г.».

К полудню следующего дня после интенсивной перестрелки и артобстрела была взята станица Глазуновская. Во время митинга в станице становится известна еще одна из целей похода – это добыча продовольствия для Москвы и Петрограда. Причем, что интересно Миронов угрожает станичникам китайцами, которые будут следом.

В ночной стычке мироновцы захватили раненного казака – разведчика. Казак 1-го Донского полка, рожак станицы Малодельской. С его слов выясняется, что казачье командование абсолютно не имеет представления о положении дел на фронте.

Тем временем 32-ой полк занял без боя ст. Кумылженскую, оставленную противником.

Далее красные повели наступление двумя клиньями: «братской» сотней и даниловской ротой соответственно на Чигонаки Новоалександровские и на х. Мокров и Чигонаки Глазуновские. По флангам действует 32-й полк. У Чигонак Новоалександровских красные впервые с начала похода попали под артиллерийский огонь двух орудий, которые через час были захвачены ими. Миронов использует огонь четырех орудий первой Михайловской батареи, командовал которой хохол. Участник еще русско-японской, боев под Порт-Артуром и прошедший всю германскую (А.Ф. -  фамилия не указана), артиллерийским огнем подавляет пулеметную точку, находящуюся в паровой мельнице. Братская сотня  переходит в наступление и занимает Чигонаки Новоалександровские.

Казаки, оборонявшие Чигонаки Глазуновские, видя, что им отрезается путь к отступлению, поспешно начинают отход, но попадают под перекрестный огонь с флангов и артобстрел. Оставив много убитых, бежали на хутор Козлов.

А вот как встречали на хуторах ст. Новоалександровской красных: «Казаки здесь жили крепко, зажиточно. Поэтому неудивительно, что здесь нас встречали недружелюбно и нередко были случаи, когда постреливали в спину».

Между х. Козлов и Краснянский сопротивление казаков было быстро подавлено снова, в который раз сказалось преимущество красных в вооружении (наличие артиллерии).

Мироновцы подходят к х. Шашкину, у которого казаки решили оказать сопротивление, чтобы дать время беженцам переправиться через Дон. Ведь этот хутор был последний по р. Медведице и самый крайний от Дона.

Красные вели наступление на хутор так. Левый фланг – по реке Медведице – Михайловская рота, в центре – «братская» сотня, правый фланг – по горе – даниловская рота. Перед атакой красная артиллерия провела получасовой обстрел хутора. На артогонь казаки смогли ответить только кавалерийской атакой.

Но опять, в очередной раз, огневое превосходство: пулеметный огонь и пушки все решают.

«Все смешалось. Наш шквальный огонь все нарастал. Вот конная лава закрутилась, завертелась, не доскакав до нас. Передние поворачивают назад, сталкиваясь с задними. В панике бегают те казаки, у которых убиты кони. Вот один изловчился и вскочил на коня к другому, и они ударились наутек…и, наконец, не выдержав нашего массивного огня, вся конница поворачивает вспять. Правда, в пылу атаки взбесившиеся кони пронесли некоторых всадников сквозь цепь».

Не выдержав губительного огня, белые стали отходить к Дону. Артиллеристы Миронова установили свои орудия на горе, возле ветряка, и стали градом снарядов осыпать отступающих. «Когда вышли за хутор, представилась такая картина: по песчаным бурунам, поросшим в разных местах красноталом и простиравшихся до самого Дона, тяжело тащились нагруженные разным добром арбы. Запряженные в них быки, помахивая большими рогами, еле передвигали ноги, увязая в песке. Сверху на арбах сидели женщины, дети, пожилые бородатые казаки – старики…, когда мы стали нагонять подводы, некоторые женщины – казачки соскакивали с арб и бежали от нас по песку в сторону дороги. Детишки подняли неистовый рев. Сидевшие на возах старухи причитали: «Ох, родненькие, не губите…

…Пехота и кавалерия белых далеко маячили на песке. Наши орудия били по ним шрапнелью. Некоторые всадники не надеясь, видимо, попасть на переправу сворачивали направо и направлялись вверх по Дону, к Хопру. Наша кавалерия устремилась им наперерез…

Вот наконец-то мы у самого тихого Дона. Здесь – вавилонское сопротивление. Белые, прижатые к реке, уже не сопротивлялись. Паника обуяла всех, паром был угнан на ту сторону Дона и там задержан. Оставшиеся без средств переправы белогвардейцы смешались с «беженцами» и метались из стороны в сторону среди подвод. Бабы и детишки плакали, сидя на своих тяжелых возах со скарбом. Несколько конных белогвардейцев ворвались (так в рукописи. - А.Ф.) вплавь через Дон. За ними рискнули и некоторые пехотинцы. Но едва ли у тех и других хватит силенки переплыть широкую реку. Кормить им сегодня донских рыбок…

Кроме казаков-станичников среди пленных оказалось много молодых «щенков»: гимназистов, реалистов, семинаристов – «сынков» разных чиновников, офицеров, попов и прочего интеллигентского сословия из ст. Усть – Медведицкой, Усть – Хоперской и др. При сдаче все эти маменькины сынки дрожали и просили о пощаде, думая, что мы их будем расстреливать».

О том, что случилось с пленными, Н.Е.Попов не пишет. Так в июле 1918 г. в районе устья р. Медведицы Миронову удалось отбросить позиции по берегу реки. Штаб отряда, все его части и обоз, разместились в х. Шашкин, находящемся на расстоянии двух-трех верст от Дона. Левый фланг упирался в р. Медведицу. Линия фронта временно установилась. Лишь изредка тишину нарушали перестрелки между берегами. Но уже скоро тишину нарушит второй жестокий бой у этого хутора.

 

Как видим, события, изложенные в воспоминаниях Н.Е.Попова, в принципе, совпадают с изложенным в книге, если не учитывать, что казаки не разбежались и встретили врага в первом бою у хутора Шашкина. Однако воинское счастье было не на их стороне.  (Под воинским счастьем можно понимать 4 орудия и бронеавтомобиль)…